Library.Ru {2.5} Литературные имена




Читателям Литературные имена И. М. Губерман

Игорь Миронович ГУБЕРМАН


Каков он, идеальный мой читатель?
С отчетливостью вижу я его:
он скептик, неудачник и мечтатель,
и жаль, что не читает ничего.

  Ресурсы интернета

Неофициальный сайт Игоря Губермана



Биография и личность Игоря Губермана

Игорь Губерман. Пунктир жизни (автобиография)
В семейной жизни я угрюм, неразговорчив, деспотичен, мелочен, капризен и брюзглив. Очевидно, именно поэтому все полагают, что в стихах я юморист. А я – типичный трагик, просто надо уметь это читать, но все предпочитают устоявшуюся репутацию.

И. Губерман. Замечания от автора
Я был всегда уверен, что пишу стихи о свободе. И вот только приехав «на свободу», насколько это возможно в человеческом общежитии, я обнаружил, что на самом деле писал стихи о несвободе, потому что все равно у нас остается безумное количество несвобод: несвобода перед долгом, честью, ответственность перед чувством собственного достоинства, это несвобода любви, несвобода от возраста и болезней, несвобода генетическая, наследственная, это тянется всю жизнь.

Александр Городницкий. Игорь Губерман


Светлана Бломберг. Три места в Иерусалиме, куда Игорь Губерман приходит ради личного наслаждения


Юлий Китаевич. Игорь Губерман
Среди моих друзей Гарик Губерман занимает особое место. Мы познакомились в избе нашего общего друга Юры Веткина на станции Загорянская, куда приехали отпраздновать новый 1959 г. Кому-то поручили притащить выпивку, кто-то обещал пригласить знакомых девушек, мне же было приказано привезти копченую рыбу. Я появился в дверях избы с огромного размера копченой зубаткой и спросил хозяина, что с ней делать. «Хоть на дверях прибить» – был его ответ. Именно это я и сделал, так что про зубатку сразу забыли.

Встреча Игоря Губермана и авторов журнала «Дикое поле», 16 января 2003 г.


«И посмеюсь я горьким смехом моим»
Беседовал Леонид Говзман
«Гарики» Губермана обладают уникальной особенностью: при их прочтении возникает чувство, что автор – не только твой единомышленник, но и первейший друг, с которым знаком уже тысячу лет.


Игорь Губерман на радиостанции «Эхо Москвы»


arba.ru: Интервью с И. Губерманом


Полина Капшеева (Лиора Ган). Легкомысленный «барыга» Губерман
Игорь Губерман:
– Люблю застолье с друзьями, хорошие книжки, люблю, когда мне интересно и смешно. Терпеть не могу, когда приходят счета. Ненавижу брать в долг, потому что всегда отдаю долги. Еще не люблю суеты и мельтешения. Автор единственной приличной статьи обо мне назвал меня симпатичным лентяем. Я согласен, более того, горжусь этим званием. Лень – это благородная страсть; жизнь очень коротка, и я дико ценю в ней покой.


Михаил Бузукашвили. Интервью с Игорем Губерманом
Игорь Губерман:
– Мне очень не хочется притворяться творческим человеком. Вот встанешь утром, голова болит, жить не хочется, я – не утренний человек. Выпьешь кофейку, закуришь, какая-то идейка начинает вертеться, и пишется стишок. Я не потею и не сижу за столом, мучаясь. У меня творческих мук нет, к сожалению, не могу похвалиться.


Игорь Губерман: «Свой срок я отрубил от звонка до звонка!»
С Игорем Губерманом беседовал Евгений Кудряц

Свобода чудовищно похожа на лагерь. Интервью с Игорем Губерманом


Игорь Губерман: «Мат – это, перефразируя Маркса, вздох угнетенной твари»
Интервью Дмитрия Гордона
Игорь Губерман:
– Про себя я могу сказать – по ощущениям, – что у меня родины две: Израиль и Россия. Моя душа, не разрываясь, привязана к обеим этим странам, и от этого очень тяжело. За Россию то страшно, то больно. Больно все время, страшно почти все время, а стыдно очень часто.


Виктория Нартова. Новый год с Игорем Губерманом: какая гадость эта ваша заливная рыба!
Игорь Губерман:
– Молодые «по задницу» сидят в Интернете, я вижу это по своему сыну и по детям друзей, они уже там живут, и книжки оттуда читают, что самое ужасное. Текст на экране другой, его можно только проглядывать, не читать. Книга, когда ее листаешь, теплая...


Игорь Губерман: «Я себя ощущал вдовой белого офицера»
Игорь Губерман о своей работе экскурсоводом. Записала Лилия Гущина, «Новая газета».

Г. Карапетян. Губерман: Я благодарен Советской власти за отсидку


Геннадий Евграфов. Абрам Хайям
Геннадий Евграфов: «Несколько предварительных замечаний. Не хочется писать ни стихи, ни прозу. Время, что ли, на дворе такое? „Февраль. Достать чернил и плакать“? Чернил давно нет, слезы высохли еще раньше, чем исчезли чернила. Что остается? Компьютер. Вот и взялся за воспоминания, чтобы, как умею, запечатлеть время, в котором пришлось жить, людей, с которыми пришлось дружить или встречаться. Одним из таких людей был Давид Самойлов. Другим – Игорь Губерман. О них речь».

Статьи о творчестве

Вадим Жук. На дворе стоит эпоха
Трудно о нем писать. Сам избранный им жанр определяет эту трудность. В лесенке четыре ступеньки, но лесенок бессчетное множество. Ведут они к горным и горьким высотам и ровно в той же степени – в подвалы.
Но точно – не в пустоту.


Дина Рубина. Человек, который многое себе позволяет...
А думаю я, что он – Игорь Губерман – многое себе позволяет. Возникало ли у вас когда-нибудь странное чувство, что не вы читаете тот или иной текст, а он, текст, читает вас, причем видит насквозь? И невзначай – весьма ехидно – как бы приглашает вас заглянуть в самую сердцевину: сути вопроса, собственной души, собственной жизни, собственного народа, эпохи... И вот ты заглядываешь? а там…

Дина Рубина. Ноев гранд ковчег: Предисловие к «Книге о вкусной и здоровой жизни»
Конечно же, это – не собрание кулинарных рецептов, хотя их здесь больше, чем в любой поваренной книге и преподнесены они с литературным изяществом и некоторой небрежной щедростью. Это не путеводитель по национальным кухням, хотя любой путешественник найдет в ней больше сведений о кулинарных нравах разнообразных стран, чем в специально посвященных этому вопросу трудах. Это не автобиография и не книга воспоминаний, хотя истории и байки из собственной жизни переплетены в ней с множеством обаятельных реминисценций, цитат, исторических происшествий, анекдотов из жизни великих людей, размышлений, идей и выводов.

Ольга Морозова. Рецензия на сборник Игоря Губермана «Избранное» (из серии «Антология Сатиры и Юмора России ХХ века»)
О чем пишет? О жизни личной, частной, и внеличной, исторической. Гарики – пачечками, в несколько страниц, расфасованы по темам. О несвободе и одиночестве, о семье и любви, женщинах, пьяницах и евреях – о жизни, которую, не выпотрошишь в пару строчек, а в книгу гариков – оно, конечно, можно.

Иван Котин. Игорь Губерман, «Книга странствий»: Рецензия на книгу
Местами злая, местами неровная книга, но природное обаяние автора и его грешный острый язык вытягивают мемуары на должную планку.

Ася Датнова. Январь, февраль, … Губерман
Рецензия на книгу И. Губермана «Праздники на каждый день»
Строго говоря, календарем как таковым книга не является: она создана с прицелом как минимум на несколько лет использования, поэтому не учитывает плавающие даты, разное количестве дней в месяце и т.д.
Зато каждый день в ней является праздником – условные праздники вперемешку с реальными – от Первомая до Дня Загадочной Славянской Души, от Старого Нового года до Дня Божьего присутствия и Похмельного дня (последний вызывает особенно много вопросов: неужто только раз в году?).


Произведения

Стихи
  • Гарики на каждый день
    Том 1
    Эту книгу не следует читать подряд и много, лучше по чуть-чуть из разных глав – по настроению.
    Эту книгу не следует читать как источник непререкаемой истины, ибо таковой в природе нет.
    Эту книгу не следует читать, ища житейской мудрости, ибо автор сам по ней тоскует.
    Эту книгу не следует читать ради полезных мыслей, ибо они всегда противоречат друг другу.
    Эту книгу не следует читать в надежде на советы и рецепты, ибо умному они не нужны, а дураку не помогут.
    Может быть, эту книгу вообще не следует читать. Но иметь ее дома под рукой – необходимо.
    Том 2
    Не в силах жить я коллективно:
    По воле тягостного рока
    Мне с идиотами противно,
    А среди умных – одиноко.
  • Гарики из Атлантиды
  • Камерные гарики
    Тюремный дневник
    Сибирский дневник
    Московский дневник
  • Иерусалимские гарики
  • Закатные гарики
  • Гарики предпоследние
  • Каждый день – праздник

Проза
  • Чудеса и трагедии чёрного ящика
  • Бехтерев: страницы жизни
  • Книга о вкусной и здоровой жизни
    Чтобы полюбить Брюгге – нужно несколько часов, чтобы полюбить Париж – хотя бы несколько дней, Рим – несколько месяцев. Полюбить Тель-Авив взяло у меня 15 лет. Для того, чтобы влюбиться в Венецию, нужно несколько секунд. И совершенно неважно, сколько времени продлится твой роман – один день или много лет, – счастье гарантировано вне зависимости от срока.
  • Книга странствий
  • Штрихи к портрету
  • Прогулки вокруг барака
    Еще в самом начале века замечательно заметил кто-то, что российский интеллигент, если повезет ему пробыть неделю в полицейском участке, то при первой же возможности он пишет большую книгу о перенесенных им страданиях. Так что я исключением не являюсь. Правда, срок у меня много длинней, и пишу я, не только что издать не надеясь, но и не будучи уверен, что сохраню. Это дневник, хотя все виденное и слышанное я пишу в него с запозданием – спохватился уже год спустя после ареста.
  • Пожилые записки
    Как и откуда приходит к человеку ощущение, что пора писать мемуары?
    Я лично на этот вопрос могу ответить с полной определенностью: когда всем надоели твои застольные байки и слитный хор друзей и близких (главные жертвы устных воспоминаний) советует перенести их на бумагу – а не морочить нас одним и тем же, звучит в подтексте.



Игорь Миронович Губерман (псевдонимы И. Миронов, Абрам Хайям и др.) – российский писатель, поэт, получивший широкую известность благодаря своим афористичным и сатирическим четверостишиям, «гарикам».

Игорь Миронович Губерман родился 7 июля 1936 года в Харькове. Отец – экономист. Мать закончила консерваторию, но профессиональным музыкантом не стала. «Словом, мать была домохозяйкой, отчего я много читал, хорошо учился и шпаной стал только в институте, когда мамино влияние ослабло», – пишет И. Губерман в своих мемуарах. Детство провел в Москве.

После окончания средней школы Губерман поступил в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ). В 1958 году окончил его, получив диплом инженера-электрика. Работу по специальности некоторое время успешно совмещал с литературной деятельностью. Писал научно-популярные и документальные книги («Чудеса и трагедии черного ящика» – о работе мозга и современной психиатрии, 1968; «Бехтерев. Страницы жизни», 1976 и др.), а также сценарии для документального кино.

Со временем в «самиздате» начинают появляться стихотворные миниатюры Губермана, позднее получившие название «гарики». (Гарик – его домашнее имя). В 1970-е он активный сотрудник и автор самиздатского журнала «Евреи в СССР».

В 1978 в Израиле были собраны ходившие по рукам «гарики» и изданы отдельной книгой. «За то, что нагло был бельмом, / в глазу всевидящего ока», в 1979 Губерман был арестован и приговорен к 5-ти годам лишения свободы. Желая избежать еще одного политического процесса (их было слишком много в то время), власти обвинили Губермана в уголовном преступлении. Художественная гипотеза о подлинных причинах ареста – в книге И. Губермана «Штрихи к портрету».

В лагере он вел дневник, из которого потом, в ссылке родилась книга «Прогулки вокруг барака» (1980, опубликовано в 1988). «Пусть только любители детективов, острых фабул и закрученных сюжетов сразу отложат в сторону эти разрозненные записки, – предупреждает автор в начале книги и продолжает эту мысль: – Не смертельны нынешние лагеря. Много хуже, чем был ранее, выходит из них заключенный. Только это уже другая проблема. Скука, тоска и омерзение – главное, что я испытал там». Есть в книге и описание смертей заключенных, и достаточно страшные сцены. Но ее содержание в другом – это история человека, сумевшего остаться Человеком. «Весьма полезны для души оказались эти годы», – сказал впоследствии Губерман в мемуарной прозе, а в стихах – «Свой дух я некогда очистил / не лучезарной красотой, / а осознаньем грязных истин / и тесной встречей с мерзотой».

Он вернулся из Сибири в 1984. Прописаться не удавалось не только в Москве, но и в маленьких городках, удаленных от столицы более чем на 100 км. Пока, наконец, поэт Д. Самойлов не прописал его в своем доме в Пярну. Работы почти нигде не давали. (Практически единственным исключением стала Ленинградская студия документальных фильмов).

С 1988 русский писатель Губерман, «еврей славянского разлива» живет в Иерусалиме.

В Израиле написан роман «Штрихи к портрету» (Первое издание в России – в 1994). Его главный герой журналист Илья Рубин (образ откровенно автобиографический) собирает материал для книги о Николае Александровиче Бруни , расстрелянном в 1938 в одном из сибирских лагерей, в результате чего под колеса карательной машины попадает уже сам Рубин.

В 1996 в Иерусалиме вышли мемуары И. Губермана – «Пожилые записки». Здесь воспоминания о детстве и юности, вновь – о годах, проведенных в лагере и ссылке, о людях, с которыми сталкивала судьба: известных – Д. Самойлове, М. Светлове, З. Гердте, и не известных, но чем-то (добром или злом) запомнившихся автору.

Тема продолжена в «Книге странствий» (Иерусалим, 2001). Она опять-таки о жизни в России, о людях, повстречавшихся на жизненном пути, на этот раз почти исключительно «простых» (но каждый со своей «изюминкой»).

Как ни интересна проза Губермана, но, пожалуй, главным в его литературном творчестве были и остаются «гарики», которые он с необычайной легкостью придумывал всегда и везде.

«Грустные и смешные, добрые и непримиримые, полные горьких раздумий и жизнелюбия, они могут жить подлинной жизнью только внутри российской действительности, их породившей». (Александр Городницкий)

«Все нажитое поэт разделил по справедливости: прославленную фамилию отдал дочери и сыну, а имя, которым его называли многочисленные друзья, – своим стишкам. Теперь гарики (изобретенный им жанр фривольной городской частушки) скрашивают жизнь бывшим и нынешним соотечественникам автора» (Дмитрий Гордон).

Губерману уже за 70, но это не мешает ему путешествовать по странам и континентам, выступать перед любителями «гариков», собирать новые байки, тут же пересказывать их слушателям. Как-то привез такую.

Одесса, скажем, Дерибасовская. Писателя останавливает пожилой господин.

– Я извиняюсь, – говорит он, – вы Губерман или просто так гуляете?







О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи