Library.Ru {2.5} Литературные имена




Читателям Литературные имена К. Кизи

Кен  КИЗИ




  Ресурсы интернета

IntrepidTrips.com

Ken Kesey: «The answer is never the answer. What's really interesting is the mystery. If you seek the mystery instead of the answer, you'll always be seeking. I've never seen anybody really find the answer – they think they have, so they stop thinking. But the job is to seek mystery, evoke mystery, plant a garden in which strange plants grow and mysteries bloom. The need for mystery is greater than the need for an answer».

Key-Z Productions

Stories, Articles And Other Writngs; Kesey pictures; Kesey books...

Биография и личность Кена Кизи

Википедия


Валерий Нугатов. Сны Орегона
Кен решил стать писателем. По словам Тома Вулфа (которому далеко не во всем можно доверять), автора знаменитой эпопеи в жанре «истерического реализма» «Электропрохладительный кислотный тест» (1968), с большой любовью живописующей психоделические приключения Кизи и его единомышленников, молодой прозаик даже написал роман о студенческом спорте «Конец осени» – книгу, судьба которой неизвестна.

LiTerra: Кен Кизи
«Если кто-нибудь захочет ощутить пульс нашего времени, пусть лучше читатет Кизи», – написал Чарлз Бауден, когда «Лос-Анджелес Таймс» наградила Кизи «Премией Роберта Кирша – 1991» за пожизненные достижения. «И если все будет хорошо и не изменится порядок вещей, его будут читать и в следующем веке».

Портал о шестидесятых: Кен Кизи


Сергей Ткаченко. Чем знаменит Кен Кизи и кто такие «Весёлые проказники»?
Весёлые проказники устроили эпатажный марафон. Они вываливались из автобуса на остановках в своих флюро-балахонах и начинали водить хороводы, играть на мандолинах, раздавать ромашки детям. Кизи было 20, он ещё не был писателем мирового масштаба, он просто развлекался с друзьями и на школьном автобусе вёз свой второй роман «Времена счастливых озарений» в нью-йоркскую редакцию.

Дмитрий Минченок. Проклятие Кена Кизи: Полет кислотной кукушки
Вдвоем с Ловеллом Кизи перепробовал весь гастрономический ассортимент «торчковых» блюд: вместо аперитива – псилоцибин, на первое – ЛСД, в качестве салатика – мескалин и пейотль, на закуску – ИТ-290 – суперамфетамин, а вместо компота – бредятину дигидротрана, от которого ворсинки на больничном одеяле кажутся пустынными колючками… Странно, что он не сошел с ума.

Том Вулф. «Электропрохладительный кислотный тест»
И тут я увидел Кизи.
Он стоит, скрестив руки на груди, и взгляд его обращен вдаль, то есть на стену. У него толстые запястья и большие руки, а то, что он держит их скрещенными, делает их просто гигантскими. Он кажется выше своего роста, быть может, из-за шеи. У него крупная шея с парой стерноклеидомастоидных мышц, поднимающихся из-под арестантской робы как два портовых троса. У него массивные челюсти и подбородок. Он немного похож на Пола Ньюмана, разве что более мускулист и толстокож, и вдобавок голову его обрамляют жесткие светлые кудри. На макушке волос уже почти не осталось, но это каким-то образом прекрасно гармонирует с его крупной шеей и борцовским телосложением. Потом он едва заметно улыбается. Странно: на лице у него ни одной морщинки.
После стольких преследований и переделок он выглядит так, словно третью неделю лечится на водах. Вид у него, я бы сказал, безмятежный.


Весёлые проказники
Был разработан план по побегу Кизи в Мексику. Член коммуны Бойс должен был перевести его в кузове своего грузовика через границу у Тихуаны. Замаскировать от глаз общественности дерзкую затею намеревалось следующим образом: Кизи должен был написать предсмертную записку и далее, человек, необычайно похожий на него, на машине совершит аварию на прибрежной трассе. На берегу предполагалось оставить несколько наиболее приметных вещей главного Проказника – и таким образом инсценировать его самоубийство. При всех достоинствах разработанного плана из-за находившегося под кислотой двойника Кизи затея тотально провалилась и местная полиция раскрыла нехитрую авантюру Проказников. Случилось это, однако, когда Кизи уже находился вне их юрисдикции.

Александр В. Руденко. Памяти Кена Кизи


Алексей Цветков. Некролог Кена Кизи
Жаль тех, кто ограничился формановским кинополетом «Над гнездом кукушки&#!87;. Тем более что этот, получивший пять оскаров, фильм, вызвал у Кизи в 75-м приступ агрессии и отвращения. «Они заразили мой сюжет своим трупным реализмом» – самое приличное из того, что он тогда говорил.

Игорь Зимин. Умер Кен Кизи
Знаменитый американский писатель, бывший наркоман-психоделик, икона битников, а затем и хиппи 60-х годов, не присоединившийся ни к тем, ни к другим, автор одного из самых скандальных романов столетия «Полет над гнездом кукушки» Кен Кизи скончался в воскресенье в госпитале «Sacred Heart Medical Center» в городе Юджин, Орегон.

Произведения



Статьи о творчестве

Валерий Нугатов. Сны Орегона
Возможно, роман «Над кукушкиным гнездом» не превратился в беспросветный экзистенциальный кошмар еще и благодаря теплому, народному в истинном смысле слова и лукавому юмору, никогда не изменявшему его автору. Парадоксальность этого произведения и его судьбы также проявилась в том, что, несмотря на свой недвусмысленный трагизм, книга оказалась как нельзя более созвучна умонастроениям не в меру оптимистического поколения хиппи.
Невзирая на пресловутую «интоксикацию» психоактивными препаратами, Кизи писатель сохраняет удивительную трезвость и ясность ума и ни на йоту не отступает от правдоподобия: в этом тоже выражается величие автора и его творения, которое, вопреки своей острой злободневности и актуальности, до сих пор не утратило эстетической и эмоциональной свежести.


Журнал «Библиотечное дело»
Среди его величайших достижений рассматривалась книга «Бельчонок-шалун и Медвежище-хитрище», написанная по мотивам сказки Озаркских гор, рассказанной его бабушкой. Она включена Библиотекой Конгресса США (1991) в список рекомендованных для прочтения детьми книг.

Галерея

Key-Z Productions


IntrepidTrips.com


Люди. Фотогалерея




Кен Кизи – культовая личность «горячих» 60-х, вдохновитель движения хиппи. Его называли пророком психоделической эры, отцом ЛСД. Кизи стал первым писателем, сумевшим примирить старых битников с наступающими хиппи. И те, и другие признали его своим. Он известен как «автор одного романа», но зато КАКОГО! Его первый роман «Над кукушкиным гнездом», ставший программным тестом поколения 1960-х, пользуется бешеным успехом во всем мире и по сей день.

Кен Кизи родился 17 сентября 1935 г. в городке Ла-Хунта (шт. Колорадо), в 1943 г. вместе с семьей переехал жить на молочную ферму своего дедушки в Колорадо. Он воспитывался в добропорядочной, набожной американской семье, чей патриархальный уклад основывался на традиционных протестантских ценностях. Его отец был в числе тех, кто в период Великой депрессии оказался на Западном побережье Америки. Своих двух сыновей, старшего Кена и младшего Чака, он воспитал в духе индейцев чероки – в семь лет мальчишки умели хорошо плавать, ориентироваться в лесу без компаса, стрелять с закрытыми глазами, сплавляться на надувных плотах по своенравным рекам наперегонки со смертью, подкарауливающей на порогах. В школе, а затем и в колледже Кизи увлекался спортом и даже стал чемпионом штата по борьбе. Его часто сравнивали с джеклондоновскими персонажами, называли Мартином Иденом с Западного побережья. После окончания школы Кен сбегает из дома с одноклассницей Фэй Хэксби. Впоследствии Фэй станет вечной верной спутницей идеолога контркультуры и родит от него четверых детей (два сына и две дочери). В 1957 году Кизи окончил факультет журналистики университет штата Орегон. Начал увлекаться литературой, был награждён Национальной стипендией Вудро Уилсона и зачислен на курсы писательского мастерства в Стэнфордский университет. Подробно о ранних годах жизни Кизи повествует Чак Кайндер в романе «Медовый месяц» (2001).

Постоянно испытывая материальную нужду и потребность в деньгах, будущий писатель никак не мог найти работу по специальности – все вакансии, как правило, не имели ничего общего ни с литературным, ни с журналистским творчеством. Вскоре для него нашлась работа ассистентом психиатра в госпитале для ветеранов «Menlo Park». Один из друзей предложил ему немного подзаработать: на факультете психологии проводились опыты с использованием психоактивных веществ, в том числе ЛСД, псилоцибина, мескалина. Этого опыта хватило для того, чтобы в 1962 году Кизи написал свой первый роман – «Полет над гнездом кукушки» (One Flew Over the Cuckoo’s Nest). Через два года он написал и сумел издать еще один роман – «Порою нестерпимо хочется» (Sometimes a Great Notion), после которого в течение 28 лет не было написано ни одного романа. Третья и последняя его большая работа – роман «Песня моряка» (Sailor Song) – увидел свет лишь в 1992 г.

«Полет над гнездом кукушки» произвел много шума в литературной жизни Америки, Кизи был признан талантливейшим писателем. Это грубое и опустошающе честное изображение границ между здравомыслием и безумием. Один из главных героев – Вождь Швабра – явился к нему во время галлюцинаций, вызванных мескалином, в Госпитале для ветеранов, где Кизи дежурил в ночную смену. «Если кто-нибудь захочет ощутить пульс нашего времени, пусть читает Кизи. И если все будет хорошо и не изменится порядок вещей, его будут читать и в следующем веке», – пророчили в газете «Лос-Анджелес таймс». Роман заинтересовал в 1974 году режиссера Милоша Формана. Великий Форман снял по нему одноименный фильм. Главную роль – персонаж Р.П. МакМерфи, который симулировал сумасшествие, чтобы не работать на тюремной ферме – сыграл Джек Николсон. Фильм оказался буквально хитом, получил пять «Оскаров» (за «лучший фильм», за «лучшую постановку», «сценарий», а также «главные мужскую и женскую роли»). Однако, Кен Кизи подал в суд на продюсеров, его обвинением было то, что кинофильм исказил саму идею романа, сконцентрировав излишнее внимание на МакМерфи–Николсоне.

В 1964 году, вместе с друзьями-единомышленниками, Кен Кизи организовал хипповскую коммуну под названием «Весёлые Проказники» (англ. Merry Pranksters). Их объединяло стремление преодолеть социальные, духовные, эстетические, сексуальные, бытовые ограничения, навязываемые благонравным американским обществом, чтобы ощутить полноту жизни, расцветив ее всеми красками своих психоделических грез. В то же время, в отличие от предыдущего поколения битников, они старались не замыкаться в себе, а хотели подарить невиданные ощущения и впечатления всем желающим, надеясь тем самым изменить весь мир. Коммуна устраивала концерты–хеппенинги под названием «кислотные тесты» (англ. Acid Tests) с раздачей ЛСД всем желающим. «Кислотные тесты» часто сопровождались световыми эффектами (стробоскопами) и музыкой, которую живьём играла молодая группа Grateful Dead.

Позднее подобные вечеринки часто посещал поэт Аллен Гинзберг, а также прошли здесь боевое крещение «кислотой» и легендарные Ангелы Ада. Трудно себе представить, как в такой веселенькой обстановке можно было создавать величавую сагу о семейном клане лесорубов Стэмперов, – для этого нужно было по меньшей мере быть Кеном Кизи! Но тем не менее книга была написана и опубликована в 1964 году. Второй роман тоже получил широкое признание, его экранизировали еще в 1971, в главных ролях снялись Пол Ньюмен и Генри Фонда, а фильм был номинирован на две награды Киноакадемии.

В этом же году Кизи пригласили в Нью-Йорк. Купив старый школьный автобус «Интернэшнл Харвест» 1939 года выпуска, «Проказники» раскрасили его яркими флуоресцентными красками, назвали «Furthur» (модификация слова further – дальше). И, пригласив на место водителя яркого представителя поколения битников 50-х Нила Кэссади, отправились в путешествие по Америке во Флашинг (штат Нью-Йорк) на Международную выставку. Виднейший публицист и историк XX века Жан Бодрийяр назвал это «самым странным путешествием за всю историю человечества, после похода за золотым руном аргонавтов и сорокалетнего странствия Моисея по пустыне».

Том Вулф, присоединившийся к Кену Кизи и «Весёлым проказникам», в книге «Электропрохладительный кислотный тест» описывает эксперименты членов коммуны с галлюциногенными наркотиками, образ жизни «Весёлых проказников» и их миропонимание. Позднее Кизи опубликовал «Дальнейшее расследование» (The Further Inquiry) – киносценарий с многочисленными фотографиями, сделанными во время поездки. Сюжет там чрезвычайно запутанный: Кизи, Кэссади и другие Проказники дают показания на некоем сверхъестественном судебном процессе.

Когда ЛСД был объявлен вне закона в США, «Весёлые Проказники» перебрались в Мексику. В Мексике Кизи симулировал самоубийство, а сам тем временем тайно вернулся в Штаты и даже успел выступить по американскому телевидению. На всевозможные проказы и «приколы» он был в самом деле неистощим.

Но по возвращении в США Кизи был арестован за хранение марихуаны и осуждён на 5 месяцев.

После освобождения Кизи переехал в Плезент Хилл, штат Орегон, чтобы посвятить себя семье. Он стал вести размеренную, уединённую жизнь, занялся сельским хозяйством, но продолжал писать. Из-под его пера вышел, в частности, третий роман «Песня моряка», опубликованный лишь в 1992 году. Это аллегорическая книга, в которой фигурирует писатель средних лет, напоминающий самого Кизи, Здесь он написал также множество статей, издал несколько сборников. Среди них эксцентричный сборник «Гаражная распродажа Кена Кизи» (1972). Центральное место в книге занимает киносценарий «По ту сторону границы», коллективно созданный Кизи, Полом Фостером, Кати Вагнер и Кенном Беббсом. А также – «Демон Максвелла» (1986), «Пещеры» (1990) книги для детей, сатирическая пьеса «Обманщик» (1994), написанная по мотивам «Волшебника страны Оз» Л. Фрэнка Баума.

В 90-е годы, когда мода и идолы 60-х возродились, Кизи вновь стал появляться на публике. В 1995 «Проказники» вновь собрались вместе, что бы проститься со смертельно больным раком Тимоти Лири. Отыскав на болотистом пастбище проржавевший автобус, они вновь разукрасили его и отправились на фестиваль «Hog Farm Pig-Nick». В 1997, во время исполнения песни «Восхождение полковника Форбина» на концерте группы «Phish», Кизи последний раз вышел на сцену вместе с «Проказниками».

Последние годы Кизи очень много болел. У него был диабет, рак печени, также он пережил инсульт. Ему сделали операцию, но через 2 недели состояние писателя резко ухудшилось. Умер Кен Кизи в Sacred Heart Hospital в городе Юджин, штат Орегон, в возрасте 66 лет.

В одном из интервью на вопрос, не сожалеет ли он о «бурных» молодых годах, Кизи ответил: «Любой, кто скажет, что не сожалеет, либо туп, либо лжец, а, возможно, одновременно и то, другое».







О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи