Library.Ru {2.5} Литературные имена




Читателям Литературные имена Б. Виан

Борис  ВИАН




  Ресурсы интернета

Boris Vian

Official Web Site (на французском языке)

Борис Виан (1920–1959). Живодер I класса. Трансцедентальный Сатрап



Last.fm

Биография. Фотографии. Видеоклипы. Альбомы.

Биография и личность Бориса Виана

Википедия
Этот псевдоним был составлен из фамилий друзей писателя по джаз-оркестру (где сам Виан был тромбонистом): Салливана и Вернона. По легенде Вернон Салливан был афроамериканцем, которого не разрешали печатать в США за очень свободные взгляды, однако его переводил Виан и он хорошо издавался во Франции.

М. Аннинская. Творивший легенды
Он всю жизнь дразнил судьбу, сочинял небылицы и делал все не так, как другие. Он и внешне был подходящим объектом для мифотворчества: высокий, красивый и бледный, с больным сердцем, обещавшим безвременную кончину. И имя носил не вполне «французское» – то ли русское, то ли армянское...

Мария Аннинская. Человек, «который опередил время», и его эпоха
Борис все реже играл в оркестре и появлялся в клубах большей частью как посетитель или почетный член. Врач предупредил, что каждый выдох в трубу сокращает ему жизнь, но совсем бросить джаз Борис не мог. Он часто покидал друзей в разгар веселья и возвращался домой, чтобы сесть за письменный стол.

Литературный клуб Пергам. Борис Виан


Борис Бергер. Последний день Бориса Виана


Виктор Педалин. Борис Виан: экранизация


Статьи о творчестве Бориса Виана

Георгий Косиков. О прозе Бориса Виана
Действительно, Виан принадлежит к тем, не так уж часто встречающимся писателям, для которых создаваемая ими литература ни на йоту не отчуждена от их сокровенной личности, а импульсы мысли – от импульсов быта, для которых творчество является не больше и не меньше как способом жить. Уже это придает его романам, пьесам и стихам совершенно особый тон неподдельной искренности. Но собственно «феномен Виана», не устающий покорять все новые и новые поколения читателей, – в редчайшем синтезе этой глубокой (до беззащитности) искренности и всепроникающей иронии, целомудренной нежности и жесточайшей пародии, трагизма и юмора, страдания и боли и безудержно веселой словесной игры. «Феномен Виана» – это феномен писателя, который до самой смерти сумел сохранить в себе не только отроческую жажду любви к жизни и ко всему миру, но и отроческое удивление и протест против жестокости этой жизни и этого мира.
Источник: Косиков Г.К. О прозе Бориса Виана // Виан Б. Пена дней. Роман. Новеллы / Составление и вступительная статья Г.К. Косикова. – М.: Изд-во «Художественная литература», 1983. С. 3–22


Кирилл Медведев. Борис Виан – советский писатель эпохи Ренессанса


Ян Шенкман. Рецензия: Борис Виан «Собрание сочинений»
Под черной обложкой собраны тексты в полном смысле виртуального автора – детективщика Вернона Салливана, мулата из Чикаго, проживающего в Париже. И неважно, что автор этот – фантом, плод литературной мистификации. Важно совсем другое: тексты его художественно полноценны, обладают ярким авторским стилем. Значит, такой писатель действительно существует.
Откуда он взялся и что хочет сказать?
Этот вопрос связан с рядом других. Других вопросов и других текстов. На ум приходят юнкерские поэмы Лермонтова, Козьма Прутков, в какой-то мере «Лолита».


Владимир Олейник. Борис Виан
Артистизм и игровое начало дарования закрепили за Вианом в общественном сознании ярлык скандалиста и мистификатора. Шлейф сложившегося мнения тянулся за ним всю жизнь. Автор ярчайшего, этапного романа «Пена дней» в сознании публики оставался в тени Вернона Салливана.

Виктор Ерофеев. Борис Виан и «мерцающая эстетика»
Из книги: Виктор Ерофеев «В лабиринте проклятых вопросов», М.: «Советский писатель», 1990
Мир взрослых, который показан в романе остраненно, с позиции молодых, которые всегда правы, обладает системой ложных ценностей. Это «чужой» мир, по отношению к которому все возможно, ибо нет связи между ним и «своим», молодежным миром. Иначе говоря, возникает чисто мифологическое противопоставление, абсолютный антагонизм, порождающий предельное напряжение. К ложным ценностям «чужого» мира относятся прежде всего труд, порядок и религия.


Евгений Лесин, Ян Шенкман. Наш Боря
Первая книжка Бориса Виана на русском языке появилась в Советском Союзе еще при Брежневе и разом перевернула наше сознание. Получалось, что Виан – это такой Хармс, который знает реалии брежневской поры.

Ян Шенкман. Черный юмор и белый негр: Какого цвета мертвый Борис Виан?
Так устроен роман «Я приду плюнуть на ваши могилы». Желающие могут сравнить его с набоковским «Отчаянием», далеко не бульварным. Тема практически та же. Сходство усугубляется общей атмосферой цинизма и хлесткой репликой в виановском духе, завершающей «Отчаяние»: «Выйти на крыльцо и произнести небольшую речь».

Михаил Тузиков. Борис Виан «Пена дней»
История эта совершенно истинна, поскольку я ее выдумал от начала и до конца», – так, мягко говоря, неоднозначно характеризует свое произведение сам автор.
Не знаю, как насчет правдивости, но эта история поразила меня в самое «яблочко» моей души. Она настолько символична, что, оторвавшись от чтения, приходится вспоминать, в каком мире ты сейчас находишься.


Борис Виан как прародитель и могильщик французского рок-н-ролла 50-х годов
Источник: Жорж Энглик (Georges Unglik). Статья в буклете сборника компакт-дисков «Boris Vian et ses interprètes»
В мае 1956 года из турне по США возвращается Мишель Легран (Michel Legrand), которого там наградили шутливым прозвищем Биг Майк (Big Mike) – игра слов, легко понятная французу: имя Мишель Легран «переводится» как Большой Михаил, он же Большой Майк. В багаже он привозит несколько пластинок с рок-н-роллом, начинающим производить фурор за океаном (в чартах только что появился Элвис Пресли). Где-то в промежутке между 31 мая и 5 июня этот ритм обретает двух новых адептов: Анри Сальвадора (Henri Salvador) и Бориса Виана. Всего за один вечер, давясь от смеха, эта троица сочиняет слова и музыку первых четырех стопроцентно французских рок-н-роллов.


Джазовый критик Борис Виан


Галерея

Boris Vian. 45 фотографий коллекции компакт-дисков


Last.fm
14 фотографий

Люди. Biography and People’s history
Фото. Видео

Говорит Борис Виан


Радио Москва
9 песен Бориса Виана

Коллекция фотографий на сайте Национальной библиотеки Франции


Библиография

Википедия


Избранная библиография русских переводов


Bibliograph.ru




Борис Виан (10.03.1920 – 23.06.1959) – один из самых ярких представителей французского авангарда. Его бунтарская проза предвосхитила лозунги парижской студенческой революции 1968 года. Помимо десяти романов (шести под своим именем и четырех под псевдонимом Вернон Салливен), он – автор около 500 песен, пьес, опер, музыкальных комедий, новелл, поэм, спектаклей, сценариев и комментариев к фильмам, балетных либретто, статей и хроник для различных журналов. Он работал инженером и художественным директором фирм звукозаписи, играл на трубе, снялся в нескольких фильмах, нарисовал несколько картин, изваял несколько статуэток, был ди-джеем джаз-клубов, пел песни на сцене и записывал их на пластинках. Этих занятий хватило бы на несколько жизней, а не на 39 лет, отпущенных ему.

Однажды он сказал: «Человек всегда под личиной, так что чем больше ты рядишься, тем менее ряженым становишься». Широкая публика знала его под несколькими личинами, но с тех пор, как с 1962 года стали переиздаваться его романы, на первый план вышла фигура романиста, автора «Пены дней».

Борис Виан родился 10 марта 1920 года в маленьком французском городке Виль-д’Авре. Его отец, Поль Виан, был человеком образованным и одаренным; знал несколько языков, переводил, писал стихи. Это был мастер на все руки: лил бронзу; любил спорт, с пятнадцати лет водил машину и даже имел собственный самолет. От отца Борис унаследовал изысканный вкус, жажду знаний и страсть мастерить руками.

Мать Бориса, Ивонна Вольдемар-Равене, прозванная детьми «матушка Пуш», происходила из богатой эльзасской семьи, владевшей нефтяными скважинами в Баку и несколькими промышленными предприятиями во Франции. Великолепная пианистка и арфистка, страстная любительница классической музыки и оперного искусства, Ивонна передала свое увлечение детям: трое из них стали музыкантами.

По желанию матери детям дали музыкально-поэтические имена. Борис был назван в честь «Бориса Годунова» – любимой оперы матушки Пуш.

Учился Борис легко. Уже в пятнадцать лет он получил степень бакалавра по латыни и греческому, в семнадцать – по философии и математике.

Друзей у Бориса и его братьев было великое множество. Они составляли обособленный, закрытый мир, имевший свои традиции, законы, кодекс чести и прозвища. За Борисом закрепилось прозвище Бизон, «Бизон Рави» (восторженный бизон) – анаграмма Бориса Виана – станет одним из псевдонимов писателя.

В ноябре 1939 он начал свой первый учебный год в Центральной школе – одном из крупнейших французских технических университетов.

12 июня 1941 состоялась помолвка, а затем и свадьба Бориса с очаровательной Мишель Леглиз. А месяц спустя молодая чета уже ждала потомства.

Времена были трудные, но молодежь не желала мириться с мрачной реальностью. Традиционные вечеринки, куда Борис и Мишель являлись с маленьким сыном под мышкой,не были единственным развлечением. Они много читали, очень любили американскую литературу, шумными компаниями ходили в кино. В июле 1942 после получения инженерного диплома Борис Виан работал во Французской ассоциации стандартизации, параллельно занимаясь музыкой и литературным сочинительством.

Главной страстью Бориса долгое время являлся джаз. В марте сорок второго Борис познакомился с Клодом Абади, тоже заядлым джазистом, и вошёл в состав оркестра. Оркестр некоторое время называли Абади-Виан, и он был весьма популярен. В ноябре 1945 на международном турнире в Брюсселе оркестр Абади завоевывает четыре кубка, приз и звание победителя. А в марте 1946, на IX турнире в Париже, он получает Гран-При. Теперь за ним слава самого старого любительского оркестра; по этому случаю все восемь музыкантов выступают с длинными белыми бородами.

Писать Виан начал после двадцати лет. В поездах между Парижем и Виль-д’Авре, на работе, в барах он сочинял стихи. Сборник «Сто сонетов» содержит 112 стихотворений, в том числе десять виртуозных сонетов-баллад.

В 1943–44 был написан «Сколопендр и так далее...», позднее озаглавленный «Сколопендр и планктон» и получивший статус романа. Это пронизанное озорным юмором произведение обычно воспринимается литераторами как юношеская проба пера.

В 1946 г. состоялось знакомство Бориса Виана с основоположником новой послевоенной философии Ж.-П. Сартром. Борис очаровал Сартра: бледный и загадочный трубач с кривой усмешкой на губах, умница и всезнайка, неутомимый собеседник, умеющий серьезную и скучную экзистенциалистскую беседу разбавить изысканно-насмешливой остротой. Журнал «Тан Модерн», провозвестник экзистенциалистской мысли, распахнул перед Борисом свои двери. Специально для Виана Сартр открыл новую рубрику; так родились придуманные Вианом «Хроники лжеца». Главной задачей хроникера было развлекать читателя и, не говоря ни слова правды, прозрачно намекать на реальные события. На страницах журнала увидели свет и отдельные главы из «Пены дней» и новелла «Мурашки», понравившаяся Сартру мрачным, кровавым юмором и антивоенной направленностью. Тема войны необычна для Виана. Это была поздняя реакция на рассказы друзей и своеобразная месть за смерть отца.

Сорок шестой год был для Бориса богат событиями, дружескими связями, работой. Дни проходили в Управлении бумажной промышленности, где он служил, вечера были сплошь заняты выступлениями в барах и кафе в Сен-Жермен-де-Пре, где кипела артистическая и интеллектуальная жизнь столицы. Дома Борис столярничал, вечно что-то мастерил. По ночам не мог спать, рассвет встречал за письменным столом – его, как многих сердечников, мучила бессонница. Сердечная недостаточность становилась все мучительней, организм быстро изнашивался. Борис торопился жить. «Каторжник – не тот, кто работает по принуждению, а кто не делает того, что обязан делать», – прочтут потом в его дневнике.

Под псевдонимом Вернон Салливан Виан выпустил следующие произведения: романы «Я приду плюнуть на ваши могилы», «Мёртвые все одного цвета», «Женщинам не понять», «А потом всех уродов убрать» и рассказ «Собаки, страсть и смерть».

Этот псевдоним был составлен из фамилий друзей писателя по джаз-оркестру (где сам Виан был тромбонистом): Салливана и Вернона. По легенде Вернон Салливан был афроамериканцем, которого не разрешали печатать в США за очень свободные взгляды, его якобы переводил Виан и он хорошо издавался во Франции.

Первый роман «Я приду плюнуть на ваши могилы» вызвал настоящий фурор, он сразу стал бестселлером. До сих пор суммарный тираж этого романа превышает тираж других произведений Виана. В 1947 году председатель французского общества «Морального и общественного действия» подал на автора (точнее сказать, на переводчика, коим значился Борис Виан) в суд за оскорбление общественной нравственности. Судебный процесс, который затронул болезненную не только для Америки, но и Франции тему расизма, вызвал большой интерес общественности и, не нанеся Виану морального вреда, принес ему косвенно большую материальную выгоду: роман «Я приду плюнуть на ваши могилы» был распродан в количестве 120 000 экземпляров.

К сожалению, Салливана и Виана начали путать и путают до сих пор. Лучше все-таки помнить, что Виан и Салливан – не одно и то же. Салливан – это прежде всего искусная имитация американского –черного– романа, нарочито вульгарная, лишенная немного странной и грустной виановской серьезности, его искристого юмора и изысканного вкуса.

За озорную шутку Виан расплатился годами преследований и нервного напряжения.

За всей этой шумихой с Салливаном никто не заметил новый роман Виана, четвертый по счету, – «Осень в Пекине». Борис написал его всего за три месяца. Это самый сложный и глубокий роман Виана, не разгаданный современниками. Это также самый «виановский» роман Виана.

Сравнительное благополучие конца сороковых обернулось для Бориса нежданным кризисом: осложнения в семейной жизни, трудности с изданием нового романа «Красная трава». В 1950 роман был опубликован никому не известным издательством «Тутен», но издательство никак не могло расплатиться с типографией, и книга в магазины почти не поступала. Критика на нее никак не отреагировала. Борис сделал все, чтобы забыть об очередной неудаче, и взялся за новую работу.

В 1950 он много пишет для газеты «Дан ле Трен», которая публикует его рассказы «Пенсионер», «Испытание», «Звезда экрана», «Мыслитель», «Убийца»... Борис не в состоянии ответить отказом ни на одну просьбу, тексты рождаются молниеносно, за несколько ночных часов; голова всегда полна невероятных, искрометных идей.

В 1951 Виан пишет пьесу в антимилитаристском духе («Полдник генералов»), одноактную комедию «Голова кругом» (буквально «Голова Медузы») и роман «Сердцедер», в котором правда о собственном детстве, вернее, о восприятии собственного детства. «Забавно, – отметит Виан в письме, – когда я пишу всякую дурашливую галиматью, это выглядит искренне, когда же пишу правду, все думают, что я шучу».

Один из экземпляров романа Виан подарит матери, которая, в сущности, виновата лишь в том, что излишне нежно и заботливо опекала свое больное, любимое чадо. Избыток любви порой так же мучителен, как и ее отсутствие.

В 1952 Борису предложили участвовать в написании сценария для грандиозного представления в «Роз Руж»: «Киновраки» («Cinémassacre»); это был сборник скетчей на тему кино. Спектакль имел оглушительный успех. «Люди визжали от восторга, а я стоял весь сине-зеленый, до того мне было страшно, – писал Борис в письме. – Представляешь, ведь даже не было генеральной репетиции! Я впервые видел их всех на сцене и скоро сам начал хохотать». Спектакль выдержал около четырехсот представлений в «Роз Руж», а потом перекочевал в кабаре «Труа Боде».

В начале пятидесятых Борис всерьез увлекся научной фантастикой. Любители фантастики учредили закрытый клуб «Савантюрье» – от «savants» (ученые) и «aventuriers» (искатели приключений) в состав которого вошел и Борис Виан. В эти годы Виан увлеченно переводил фантастику, писал научно-фантастические киносценарии.

«Виановский юмор» – это то, к чему все привыкли и чего ждали от Бориса. Это было то, что он отдавал другим. Но существовала и печально-серьезная сторона его таланта, то, что он не спешил выставлять напоказ: стихи тех лет. Позже почти все они были объединены в сборник «Неохота помирать» и опубликованы в 1962 году Жаном-Жаком Повером. Название сборника – по первой строчке первого стихотворения. Сборник этих стихов – вершина поэтического творчества Виана. Впервые автор говорит серьезно, от первого лица, отказавшись от спасительных каламбуров, иронии и насмешек. Стихи иногда трагические, одной из ключевых тем является смерть. Они лишены поэтических красот, нарочито просты, «разговорны». И очень искренни, как тихий разговор с собой.

Виан обращается и к различным музыкальным видам сценического искусства: песне, опере, пишет либретто для балетов. В августе 1953 с грандиозным успехом состоялась премьера оперы «Снежный рыцарь», автором либретто для оперы являлся Борис Виан. Спектакль проходил под открытым небом, на фоне руин канского замка, отличалось богатством декораций, костюмов и затраченных средств: сотни статистов, звукоусилители, живые лошади на сцене... После успеха «Снежного рыцаря» Виан страстно увлекся оперой и принялся за новые либретто.

Пробует себя Виан и в песенном жанре. Он предлагает свои песни различным певцам, пытается исполнять сам. Одна из песен Бориса называлась «Жертва прогресса» – о том, как бытовые приборы изменили человеческие и любовные отношения.

В кино он успел сыграть роль кардинала в экранизации «Собора Парижской богоматери» с Лоллобриджидой в роли Эсмеральды, летом 1957 снимается в фильме Анри Грюэля «Джоконда», снимается также у Пьера Каста в фильме «Карманная любовь» и «Прекрасный возраст»,

А вот о том, чтобы петь, уже не могло быть и речи. Волнения губительно влияли на здоровье. Но писать песни Виан продолжал. И даже создал французский рок.

23 июня 1959 года Виан пришёл на премьеру фильма, снятого по его триллеру «Я приду плюнуть на ваши могилы». Просмотр начался около десяти утра. Десять минут спустя Виан уронил голову на спинку кресла и потерял сознание. Умер он не приходя в себя по дороге в больницу.

После смерти писателя во Франции было образовано Общество друзей Бориса Виана. Книги Виана переведены на десятки языков, а самой популярной из них остается роман «Пена дней».







О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи