Library.Ru {2.5} Литературные имена




Читателям Литературные имена А. П. Платонов

Андрей Платонович ПЛАТОНОВ




  Ресурсы интернета

Российская Литературная Сеть: Платонов Андрей Платонович



Биография и личность

Энциклопедия «Кругосвет»


Центр развития русского языка


Хронос


Андрей Платонов. Записные книжки. Материалы к биографии
Текст приводится по книгам:
А. Платонов. Записные книжки. Материалы к биографии. – М.: Наследие, 2000.
Записная книжка чужих идей, мыслей и разговоров (1936)


Всё об Андрее Платонове
Биография
Статьи об Андрее Платонове:
Орлов В. Андрей Платонов: Последние годы
Нагибин Ю. Фрагмент дневника. Похороны Платонова
Рассадин С. За что тиран ненавидел Зощенко и Платонова
Юрьева А. Главными биографами Андрея Платонова стали осведомители НКВД-ОГПУ
Андрей Платонов: Воспоминания друзей и коллег

Важнейшие даты жизни и деятельности А. Платонова


Википедия
Иосиф Бродский об Андрее Платонове:
«Платонов родился в 1899 году и умер в 1951-м от туберкулёза, заразившись от сына, освобождения которого из тюрьмы он после долгих усилий добился, для того лишь, чтобы сын умер у него на руках. С фотографии на нас смотрит худощавое лицо, простое, как сельская местность, смотрит терпеливо и как будто с готовностью принять и преодолеть всё, что выпадет». (Бродский И. «Катастрофы в воздухе»)


Краткий биографический очерк
Из книги: Михеев М.Ю. В мир Платонова – через его язык. Предположения, факты, истолкования, догадки. – М.: Изд-во МГУ, 2002. – 407 с.
«В конце 1929 года писатель подвергается „идеологической порке“ – за публикацию (совместно с Б. Пильняком) очерка „Че-Че-О“, а затем, в 1931-м, и за собственный рассказ „Усомнившийся Макар“ (опубликованный в журнале „Октябрь“ А. Фадеевым, в чем главный редактор сразу же публично раскаялся и повинился, назвав рассказ „идеологически невыдержанным, анархистским“, за что, мол, ему „поделом попало от Сталина“)».


Инсаров М. Андрей Платонович Платонов (1899–1951). Жизненный и творческий путь


Болот Н. Платонов Андрей Платонович


Михеев М.Ю. Записные книжки и дневники (30 гг.): Михаил Пришвин, Павел Филонов, Андрей Платонов, ...
Текст составлен из лекционного курса, прочитанного на историко-филологическом факультете РГГУ в 2002 г.
«При чтении платоновских записных книжек перед читателем, знакомым с основными его ключевыми темами, то мелькнет остов узнаваемого сюжета, а то вдруг появится неизвестная вариация какого-то уже известного характера. Или пронесется не развиваемая нигде далее, сразу же оборванная мысль, которая в будущем могла пригодиться автору и, в случае нового возвращения к ней, вылилась бы, может быть, в рассказ, повесть и т.п. Но чаще всего бывает так, что в записной книжке мысль Платонова, не доведенная до конца (как бы „не додуманная“ и нам, читателям, так и не преподнесенная, не понятная в силу нашей недостаточной осведомленности), как бы остановлена автором на полпути».


Кожемякин А. Новые страницы жизни и творчества писателя Андрея Платонова
«Как мне видится, следовало бы сравнить деятельность гидромелиоратора и электрификатора Андрея Платонова с его первыми литературными произведениями».

Симонов К. Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В. Сталине
Фрагмент книги Константина Симонова (М., АПН, 1989).

Ковров М. Мистик русской победы (К 100-летию со дня рождения Андрея Платонова)


Антиутопия не страшнее жизни
Беседа корреспондента Г. Литвинцева с профессором Воронежского государственного университета Владиславом Свительским, автором сборника статей «Андрей Платонов вчера и сегодня».
«Думается, если бы у автора были готовые ответы, его произведения не действовали бы так неотразимо и не имели такой глубины и силы. Он искал истину вместе со своими героями и своим временем. Перепутья его мысли не менее сложны и трагедийны, чем перепутья самой истории. Платонов жил в своих вопросах и сомнениях. На рубеже 20–30-х годов он совершал то необходимое переосмысление идеологии и практики советской эпохи, к которому мы в широком масштабе прорвались только сегодня».


Иованович М. Гений у развилки дорог
Из записок литературоведа.
«Самым наболевшим для „нетерпеливого“ Платонова и его героев был вопрос вопросов – поиски счастья (всеобщего счастья). Русская литература вслед за Кантом, ставящим моральный закон выше эвдемонии (стремления к счастью), не знала этой категории; ее герои вели себя по-пушкински, ища не счастья, а покоя и воли. Платонову хотелось уклониться от этой традиции, „изобрести“ счастье как для отдельного человека, так и для целых народов».


Гумилевский Л.И. «Судьба и жизнь»
«Не трудно предположить, что оценка читателей будет разной. Кого-то привлекут колоритные картины прошлого, воссоздаваемые при помощи вроде бы по-житейски „приземленных“, но художественно емких деталей. Других больше заинтересуют портреты писателей (особо отметим страницы, посвященные Андрею Платонову)».

Басинский П. Скрипач не нужен
«Когда-нибудь он, конечно, будет современен. Когда-нибудь... в день Страшного суда. Когда станут бессмысленны материальные обиды, когда будет все равно, где застал тебя этот день, в „мерсе“ или „запорожце“, когда креветка покажется не слаще черствой корочки, а роскошный автобам не ровнее проселочной дороги. Когда и деньги будут не нужны».

Малая С. Платонов Андрей Платонович


Произведения Платонова

Электронная библиотека «Либрусек»
Наиболее полное собрание сочинений А. Платонова.

Библиотека Максима Мошкова
Рассказы. Повести. Inhabitant of the State. Голубая глубина (Книга стихов).

Классика.ру
Рассказы.
Повести: «Котлован», «Река Потудань», «Сокровенный человек», «Ювенильное море».
Романы: «Счастливая Москва», «Чевенгур».


Художественная литература: интернет сборник произведений
«Антисексус», «Впрок», «Город Градов», «Государственный житель», «Котлован», «Луговые мастера», «Московская скрипка», «Неодушевленный враг», «Однажды любившие», «Отец-мать» (сценарий), «Река Потудань», «Семен», «Сокровенный человек», «Счастливая Москва», «Усомнившийся Макар», «Фро», «Чевенгур», «Ювенильное Море».

Коллекция редких текстов
Однажды любившие
Андрей Платонов в документах ОГПУ-НКВД-НКГБ.1930–1945 (Публикация Владимира Гончарова и Владимира Нехотина)
Машинист (либретто)
Отец-мать (сценарий)


В прекрасном и яростном мире (Машинист Мальцев)

Возвращение (Семья Иванова)


Город Градов

Котлован
«Вощев захватил свой мешок и отправился в ночь. Вопрошающее небо светило над Вощевым мучительной силой звезд, но в городе уже были потушены огни, и кто имел возможность, тот спал, наевшись ужином. Вощев спустился по крошкам земли в овраг и лег там животом вниз, чтобы уснуть и расстаться с собою. Но для сна нужен был покой ума, доверчивость его к жизни, прощение прожитого горя, а Вощев лежал в сухом напряжении сознательности и не знал полезен ли он в мире или все без него благополучно обойдется? Из неизвестного места подул ветер, чтобы люди не задохнулись, и слабым голосом сомнения дала знать о своей службе пригородная собака».
Песчаная учительница
«Прошло четыре года – самых неописуемых в жизни человека, когда лопаются почки в молодой груди и распускается женственность, сознание и рождается идея жизни. Странно, что никто никогда не помогает в этом возрасте молодому человеку одолеть мучающие его тревоги; никто не поддержит тонкого ствола, который треплет ветер сомнений и трясет землетрясение роста. Когда-нибудь молодость не будет беззащитной.
Была, конечно, у Марии и любовь, и жажда самоубийства, – эта горькая влага орошает всякую растущую жизнь».

Сокровенный человек

Счастливая Москва
«Ясная и восходящая жизнь Москвы Честновой началась с того осеннего дня, когда она сидела в школе у окна, уже во второй группе, смотрела в смерть листьев на бульваре и с интересом прочитала вывеску противоположного дома: „Рабоче-крестьянская библиотека-читальня имени А.В. Кольцова“».
Усомнившийся Макар

Фро
«Молодая женщина остановилась от удивления среди столь странного света: за двадцать лет прожитой жизни она не помнила такого опустевшего, сияющего, безмолвного пространства, она чувствовала, что в ней самой слабеет сердце от легкости воздуха, от надежды, что любимый человек приедет обратно».
Чевенгур (в первой редакции – «Строители страны»)
«Появляется человек – с тем зорким и до грусти изможденным лицом, который все может починить и оборудовать, но сам прожил жизнь необорудованно. Любое изделие, от сковородки до будильника, не миновало на своем веку рук этого человека. Не отказывался он также подкидывать подметки, лить волчью дробь и штамповать поддельные медали для продажи на сельских старинных ярмарках. Себе же он никогда ничего не сделал – ни семьи, ни жилища».
Ювенильное море
Море юности
Статьи о творчестве

Раздел «Платоноведение» на сайте проекта ХРОНОС


Статьи об Андрее Платонове

Боброва О. Андрей Платонов – великий русский писатель ХХ века. К 100-летию со дня рождения
«А что же есть в прозе Платонова? Есть жизнь: ее боль и кровь, величие и странности, логика и абсурд, ее хрупкость и бесконечность. Проза эта словно выталкивает человека в открытый, неуютный мир. Заставляет ощутить одиночество, страдать вместе с героями и биться над поисками истины, смысла всего сущего».

Михеев М.Ю. В мир Платонова – через его язык. Предположения, факты, истолкования, догадки
Платонов создавал в своих произведениях, по сути дела, нечто вроде религии нового времени, пытаясь противостоять как традиционным формам религиозного культа, так и сплаву разнородных мифологем, складывавшихся в рамки соцреализма.

Лютый В. О языке Андрея Платонова


Тарасов А.Б. «Третье царство» как попытка моделирования мира «нового» праведничества: А. Платонов и М. Цветаева


Суриков В. Свободная вещь Андрея Платонова
О произведениях «Чевенгур», «Котлован».
«Немножко гадко, зато потом будет хорошо... Кто ни знает этого простейшего обмана, элементарного о б м е н а душевного страдания на душевный комфорт, ежесекундно в мириадах человеческих мыслей и поступков происходящего? Кто ни знает, как невыносимо трудно устоять перед ним в повседневном, незначительном – не соблазниться доступностью покоя? Ни через этот ли обмен в каждом поступке, в каждой мысли проходит зыбкая, неуловимая грань между добром и злом? Ни здесь ли таится опасность м а с с о в о г о «соблазна» – когда какая – нибудь дразнящая всеобщим счастьем сверхидея соединяет в безумный скачок эти элементарные движения?
Андрей Платонов оказался в иной роли – в роли усомнившегося участника событий, не пожелавшего, не п о з в о л и в ш е г о себе отойти в сторону и отчаянно бросившегося в самую гущу событий, в самое жаркое и опасное место.
«Сюда нельзя, здесь бездна, здесь невиданно кровавые страдания, здесь озверение, отсюда можно выйти только на четырех лапах». Все это нужно было не сказать, а выкрикнуть – выйти наперерез взбесившейся, срывающейся с привязи здравого смысла идеи.
Требовалось уже не инакомыслие – и н а к о д е й с т в и е».


Ордынская И.Н. «Чевенгур» Андрея Платонова – символ любви к своему народу
Это очень неблагодарное дело – писать правду о своём времени, как правило, никому не прощают таких попыток, особенно талантливым писателям, произведения которых сами словно начинают жить. Ведь уничтожить книгу часто сложнее, чем реального человека. А образы художественной литературы те часто и вовсе остаются бессмертными.

О романе «Чевенгур»
Целый ряд страшных жертв принесены коммуной ради приумножения неоднократно упоминаемого в романе «вещества существования», «вещества жизни», которое является ключевым понятием романа.

Иосиф Бродский. Послесловие к «Котловану» А. Платонова
«В наше время не принято рассматривать писателя вне социального контекста, и Платонов был бы самым подходящим объектом для подобного анализа, если бы то, что он проделывает с языком, не выходило далеко за рамки той утопии (строительство социализма в России), свидетелем и летописцем которой он предстает в „Котловане“».

О произведениях «Епифанские шлюзы», «Эфирный тракт», «Город Градов»


Баршт К.А. Истина в круглом и жидком виде. Анри Бергсон в «Котловане» Андрея Платонова // Вопросы философии. – 2007. – № 4.– С. 144–157.
Представление о том, что в «Котловане» А. Платонова описана ударная социалистическая стройка, не так уж бесспорно. Строительная тема лишь прикрывает в виде упаковочного материала то, что скрыто внутри – исполненную напряжения философскую мистерию.

Ольга Меерсон. Неостранение Андрея Платонова опасность и сила инерции восприятия
Рецензия на сборник из двух специальных номеров журнала «Essays in Poetics», где опубликованы материалы конференции по изучению платоновского творческого наследства, проведенной в 2001 г. в Оксфорде.

Логинов В. «Счастливая Москва» А. Платонова с точки зрения неискушенного компьютерного пользователя


Хенрик Хлыстовски. Послесловие к переводу «Счастливой Москвы» Андрея Платонова
«Какой же мир создан в произведениях Платонова? Этот мир (особенно в „Счастливой Москве“) целиком лишен истории, памяти и религии, мир, который хочет построить все заново, но – лишенный основного фундамента – вынужден все время убегать в будущее, в делирические несбыточные фантазии, и там помещать свои надежды. Это будущее – красиво, прекрасно и беспроблемно, но нужно до него как-то добраться, пробиться через инертность материи и человеческие пороки».

Булыгин А., Гущин А. «Постороннее пространство» . Антропонимика «Котлована» (фрагмент)


Булавка Л.А. Андрей Платонович Платонов. «Революция как паровоз»


Грачева Е. «Воодушевление»: Неснятое кино Андрея Платонова
Для Платонова это было очень важно. Он только-только начал оправляться от жесточайшего погрома, который рапповцы устроили его «бедняцкой хронике» «Впрок» («Красная Новь», 1931, № 9). Сам Сталин собственноручно украсил поля хроники пометками «Сволочь!» и «Подлец!», перепуганный Фадеев заявил, что Платонов — «кулацкий агент самой последней формации», и пошло-поехало…

Каблуков В.В. Концептуализация мира в пьесе А. Платонова «Дураки на периферии» // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». – 2008. – № 5. – Филология.


Каблуков В.В. Сценарий национального поведения русского человека «от сердца к разуму» в пьесах А. Платонова


Каблуков В.В. Сценарий национального поведения «от текста к телу» в пьесах А. Платонова и Н. Эрдмана» // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». – 2008. – № 5. – Филология
О пьесах Платонова «Шарманка», «14 красных избушек».

Вроон Р. Хлебников и Платонов: предварительные заметки
Влияние Велимира Хлебникова на Андрея Платонова: близость идеологических пристрастий, стилевое своеобразие, склонность к сюрреализму.

Владимир Шаров. Памяти Пролетарской силы
Я прочитал «Котлован» еще в школе, но и тогда, и сейчас, по прошествии сорока лет, не думаю, что кроме него и «Чевенгура», написаны книги, после которых было бы яснее, что коммунизм даже в самой чистой, самой детской и наивной своей оболочке ведет во зло. Власть понимала это не хуже меня и, лишь при последнем издыхании, потеряв интерес к жизни, дала санкцию на публикацию обеих вещей. В то же время, перечитывая его книги, я не могу отделаться от того, что Платонов был – не знаю, как точнее сказать, – то ли пророком всей этой широченной волны нового понимания мира, понимания того, что хорошо, а что плохо и как в этом мире надо жить, чтобы быть угодным Богу, то ли первым настоящим человеком нового мира.

Галерея

Галерея на сайте Российская Литературная Сеть: Платонов Андрей Платонович
Семь фотографий Андрея Платонова, фотографии его памятника и надгробия, фотографии обложек его книг.

Фотографии Андрея Платонова, рисунки
Пять фотографий Платонова, его рисунок (40-е годы), рисунок. В. Куприянова к книге Платонова «Июльская гроза».

Десять фотографий А. Платонова и его близких


Российский государственный архив литературы и искусства
Фотографии А. Платонова, представленные в фондах Российского государственного архива литературы и искусства.

Фотографии

Фотография памятника А. Платонову в Воронеже


Фотография А.П. Платонова и его могилы с описанием, как её найти


Библиография

Энциклопедия «Кругосвет»


Библиографические указания. Произведения Платонова на русском языке

Воронеж – online


Википедия


Библиографический список


Литература о жизни и творчестве А.П. Платонова


Библиография.ру


Региональный сайт детских библиотек


Произведения А.Платонова и литература о его жизни и деятельности


Тамбовская областная универсальная научная библиотека им. А.С. Пушкина




Нобелевский лауреат Иосиф Бродский назвал Андрея Платонова (наряду с Прустом, Кафкой, Музилем, Фолкнером и Беккетом) одним из самых замечательных писателей уходящего века. А.И. Солженицын выразил свое восхищение Платоновым гораздо проще, но не менее убедительно: если бы ему пришлось отправиться в дальнее путешествие с одной-единственной книгой, то этой книгой был бы «Котлован».

Жизнь его была недолгой и нелегкой, а слава пришла лишь после смерти.

Андрей Платонович Климентов, которого читатель знает под фамилией Платонов, родился 28 (16) августа 1899 года. Однако традиционно его день рождения принято отмечать 1 сентября. Фамилию он сменил в 1920-х годах, образовав ее от имени отца, Платона Фирсовича Климентова, слесаря железнодорожных мастерских в слободе Ямской города Воронежа. Впечатления нелегкого, полного взрослых забот детства отразились в рассказе «Семен» (1927), в котором главный герой – трогательный семилетний мальчишка, который все дни напролёт нянчит своих младших братьев и сестру. Учился Андрей сначала в церковно-приходской школе, затем в городском училище. Работать будущий писатель начал в 15 лет (по некоторым данным, уже в 13 лет), чтобы поддержать семью. Юноша работал помощником машиниста, литейщиком, электротехником. По словам Платонова, «жизнь сразу превратила меня из ребенка во взрослого человека, лишая юности». В 1918 году, вновь пошел учиться – в Воронежский политехникум. Но учебу прервала Гражданская война, на которую он ушел в 1919 году. Тогда же Платонов начал писать. Первая его книга – сборник очерков «Электрификация» (1921).

Книга стихов Платонова «Голубая глубина» (1922, Воронеж) получила положительную оценку В. Брюсова. В 1921году крайне тяжёлое положение народа усугубилось разразившейся засухой, приведшей к массовому голоду среди крестьян. Платонов считает себя не вправе быть писателем в сложившихся обстоятельствах. В автобиографии 1924 г. он писал: «Будучи техником, я не мог уже заниматься созерцательным делом – литературой». В 1922–1926 Платонов работал в Воронежском губернском земельном отделе, профиль его работы – мелиорация и электрификация сельского хозяйства.

В 1926 Платонов был отозван на работу в Москву в Наркомзем. Был направлен на инженерно-административную работу в Тамбов. Образ этого «обывательского»города, его советской бюрократии узнается в сатирической повести «Город Градов» (1926). Вскоре Платонов вернулся в Москву и, оставив службу в Наркомземе, стал профессиональным литератором.

Поначалу писательская судьба складывалась удачно: его заметила критика, одобрил Максим Горький. Причем отзывы последнего касаются как раз Платонова-сатирика: «В психике Вашей, – как я воспринимаю ее, – есть сродство с Гоголем. Поэтому попробуйте себя на комедии, а не на драме. Драму оставьте для личного удовольствия». Но писатель не стал полностью следовать этому совету, написав всего несколько сатирических произведений. После сборника «Епифанские шлюзы» одна за другой вышли книги «Сокровенный человек» (1928) и «Происхождение мастера» (1929). Однако фортуна отворачивается от него после того, как рассказ «Усомнившийся Макар» получил резко отрицательную оценку Сталина. Издательства по идеологическим соображениям отклоняют его произведения.

В том же году получил разгромную рецензию А.М. Горького и был запрещен к печати роман Платонова «Чевенгур» (1926–1929, опубл. в 1972 во Франции, в 1988 в СССР).

Этот роман стал не только самым большим по объему произведением Платонова, но и важной вехой в его творчестве. Черты действительности приобрели в романе гротескный характер, в соответствии с этим сформировался и сюрреалистический стиль произведения. Его герои чувствуют свое сиротство в обезбоженном мире, свою разъединенность с «душой мира», которая воплощается для них в бесплотных образах (для революционера Копенкина – в образе неведомой ему Розы Люксембург).

Переустройство жизни является центральной темой повести «Котлован» (1930, опубл. в 1969 в ФРГ, в 1987 в СССР), действие которой происходит во время первой пятилетки. «Общепролетарский дом», котлован для которого роют герои повести, является символом коммунистической утопии, «земного рая». Котлован становится могилой для девочки Насти, символизирующей в повести будущее России. Стройка социализма вызывает ассоциации с библейским рассказом о строительстве Вавилонской башни.

Выход в свет повести-хроники «Впрок» с разгромным послесловием А. Фадеева (1931), в которой коллективизация сельского хозяйства была показана как трагедия, сделала публикацию большинства произведений Платонова невозможной. В 1931–1935 годах Андрей Платонов работает инженером в Наркомате тяжелой промышленности и продолжает писать. Тогда была создана пьеса «Высокое напряжение», повесть «Ювенильное море» (1934), неоконченный роман «Счастливая Москва» (1933–1934) – о судьбе девушки по имени Москва, красавицы, считающей себя счастливой, и ставшей калекой, попав на строительство метрополитена. Этот роман был обнаружен только в 1990-е годы.

Из всего написанного, но не опубликованного, исключением стала повесть «Река Потудань», которая была напечатана в 1937 году.

В мае этого же года арестован его 15-летний сын Платон(10 лет лишения свободы за «руководство антисоветской молодежной террористической шпионско-вредительской организацией»), вернувшийся после хлопот друзей Платонова из заключения осенью 1940 года неизлечимо больным туберкулёзом. В январе 1943 года сын Андрея Платонова умер.

Публикация произведений Платонова была разрешена в годы Отечественной войны, когда прозаик работал фронтовым корреспондентом газеты «Красная звезда»и писал рассказы на военную тему («Броня», «Одухотворенные люди», 1942; «Смерти нет!», 1943; «Афродита», 1944 и др.; вышло 4 книги). В ноябре 1944 он прибыл домой с тяжелой формой туберкулеза (заразился, ухаживая за сыном), но сумел еще «сбежать» на фронт, встретив окончание войны в Берлине. Только в феврале 1946 Андрей Платонов был окончательно демобилизован по болезни (его прямо с поезда принесли домой на носилках).

Все последние годы жизни Платонов фактически не вставал с постели.

После того, как его рассказ «Семья Иванова» (другое название – «Возвращение») в 1946 подвергся идеологической критике, имя Платонова было вычеркнуто из советской литературы.

Умер Платонов в Москве 5 января 1951.

До конца 1980-х годов у себя на родине Платонов был практически неизвестен. Открыть удивительный мир его произведений представилась возможность лишь с началом перестройки, когда были опубликованы его основные произведения – романы «Чевенгур», «Котлован», «Ювенильное море».

В мире интерес к Платонову необычайно велик. В странах Европы, США, Канаде, Японии, Индии, Китае переведена его проза, имеются специалисты по творчеству писателя. Когда в 60-е годы в Италии впервые перевели Платонова, рецензию на него написал великий Пазолини. Создано Международное общество Платонова.







О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи