Library.Ru {2.3} Читальный Зал




Читателям   Читальный зал   Славомир Мрожек

Славомир МРОЖЕК

Стриптиз

© Перевод с польского Л. Бухова

 

На сцене стоят только два стула. С правой и с левой стороны – двери, которые должны быть хорошо видны. После поднятия занавеса на сцене никого нет. Доносятся гул, грохот, неопределенные звуки, конкретные и неконкретные. Левая дверь распахивается, через нее вбегает 1-й МУЖЧИНА, среднего возраста, в аккуратном, но скромном костюме, с портфелем. Он врывается на сцену так, словно ему безразлично, где он очутился, он явно взволнован тем, что за мгновение до этого происходило за пределами сцены, откуда его втолкнули как бы силой. Лишь через несколько секунд он начинает осматриваться, поправляет одежду. Дверь остается не притворенной. Спустя короткое время через правую дверь врывается 2-й МУЖЧИНА, по внешности идентичный 1-му МУЖЧИНЕ. Ведет себя аналогично, дверь также не притворяет.
1. Это неслыханно!
2. Невероятно!
1. Я как раз шел, как всегда…
2. Самым обычным образом…
1. Как вдруг внезапно…
2. Совершенно неожиданно.
1 (будто только сейчас заметив присутствие 2-го Мужчины). А вы откуда здесь взялись?
2. Вам бы следовало скорее спросить: откуда меня тут взялось или откуда меня сюда взяло!
1 (возвращаясь к своим мыслям). Возмутительно!
2. В высшей степени! (Похоже, что 2-й МУЖЧИНА слегка передразнивает 1-го МУЖЧИНУ.)
1. Я просто шел… Нет, вернее, я стремился…
2. Да, да, это определение более точно. К тому же вы наверняка стремились к какой-то цели.
1. Откуда вам известно?
2. Ну, это же естественно. Я ведь тоже шел, а если точнее – то была устремленность, целенаправленность. Устремлялся с целью достигнуть.
1. Ну просто – мои слова. Итак, я стремился к цели, когда внезапно…
2. Кстати говоря, цель была определена лично вами.
1. Вот именно. Притом, абсолютно осознанно, прошу заметить, абсолютно осознанно…
2. Исходя из ваших знаний и убеждений. Веры и разума.
1. Вы читаете мои мысли. Итак, я иду тщательно избранной мной дорогой, и тут вдруг…
2 (доверительно). Били?
1. О, нет! (Так же доверительно.) А вас?
2. Упаси Боже! То есть, точно не знаю. Это все, что могу сказать.
1. И что это было?
2. Трудно определить с точностью. Порой мне кажется, что дорогу загородил огромный слон. Или какие-то беспорядки. Хотя поначалу мне казалось, что это наводнение, а потом – пикник. Такой туман повсюду.
1. Да, вы правы, туманно сегодня, ничего не разглядишь. Тем не менее я все же старался достигнуть избранного мной адреса.
2. Избранного вами по собственной воле.
1. Святая правда. Ничто не делалось непродуманно, я сам все предусмотрел. Мы совместно с женой не раз сиживали долгими часами, выстраивали план, на всю жизнь.
2. И я тоже – так детально все предусмотрел. Еще в детстве.
1 (доверительно). А голос вы слышали?
2. А как же. Был голос.
1. Что-то наподобие пилы, Боже мой… Звук протяжный… Хотя нет, скорее прерывистый.
2. Гигантский лобзик.
1. Но откуда она взялась, эта пила, черт побери?
2. А может, вовсе и не пила. Что-то опрокинуло меня на землю.
1. Но что?
2. В том-то и дело, что нет полной ясности. А может, и не на землю?
1. Ничего себе! На что же тогда, если не на землю?
2. А может, и не опрокинуло? Целый клубок загадок. Не знаю даже, было ли это опрокидывание нормальным, классическим, достойным подобного определения. Но я почувствовал себя опрокинутым, лежащим, хотя в то же время каким-то таким...
1 (напряженно). …Недоопрокинутым?
2. Вот именно, и, честно говоря, мне грех жаловаться. Вы видели каких-нибудь людей?
1. А разве сеть вообще какие-то люди?
2. Допустить же можно. Но из-за этого тумана… весьма сомнительно.
1. Страшнее всего – отсутствие уверенности.
2. А какого было цвета?
1. Что?
2. Слишком трудно определить. Но, пожалуй, что-то наподобие сияния, некая розоватость, пронизанная свинцом.
1. Ерунда!
2 (подходя к 1-му, выдержав паузу). А вы все-таки получили по морде?
1. Я?
2. И я тоже. (Пауза.)
1. Ну вот, теперь я все равно опоздал.
2. А что, если нам сейчас выйти отсюда? Вот так – сразу! Как ни в чем не бывало.
1. Нет, нет!
2. Боитесь?
1. Да вы что, с чего вы взяли! Просто я слишком взволнован. Полная неопределенность…
2. Это все из-за тумана...
1. А говорили, чтобы не выходить отсюда?
2. Кто?
1. А вы кого имеете в виду?
2. Ну ладно, оставим это.
1. Я решил пока посидеть здесь. Ситуация прояснится…
2. Но почему? Не исключено, что можем совершенно свободно отсюда выйти и продолжить наше движение к цели. В конце концов, нам даже неизвестно, что туту вообще происходит.
1. Может, мы сами сбились с пути?
2. Хотите взять вину на себя? Но мы оба знали дорогу, стремились к конкретным целям. Значит, мы тут не при чем.
1. Не причем. Разве только…
2. Что – только?
1. Откуда я знаю… Лучше не говорить об этом. Лично я решительно за то, чтобы не выходить.
2. Ну, если вы решительно возражаете…
1. Решительно. Действовать надо благоразумно. (Оба садятся.)
2. Может, вы и правы. (Прислушивается.) Там никого нет.
1. У нас, собственно, нет поводов для опасений, не так ли?
2. Явных поводов нет.
1. Не хотите ли вы тем самым сказать, что есть… неявные?
2. У вас своя голова на плечах.
1. Тогда обратимся к фактам.
2. Пожалуйста, обратимся.
1. Итак. Мы оба оставили наши жилища и в соответствии с намерениями начали идти, а точнее – устремились, как вы справедливо меня поправили. Утро было бодрящее, погода хорошая, дети и жена испытанные. Иными словами, мы великолепно знали что и как. Нам, правда, было неизвестно детальное строение молекул, не говоря уже об атомах; например: наши ночные тумбочки, из чего они состоят? Но на что тогда у нас специалисты? Так что в конечном счете и с этим вопросом все было улажено. Выбритые, имея с собой портфели, столь необходимые и целесообразные, мы устремились, абсолютно целенаправленно, в направлении наших целей. Адреса были прочно зафиксированы у нас в памяти, впрочем, на всякий случай, записаны также в блокнотах. Все правильно?
2. По всем пунктам.
1. А теперь – внимание. В определенный момент, когда мы находились на трассе, нами разработанной и намеченной, на трассе, которая явилась как бы результирующим итогом многих глубоко продуманных расчетов, нашим единственно возможным путем, произошло нечто такое, что – считаю необходимым подчеркнуть – пришло абсолютно извне, нечто от нас не зависящее, обособленное.
2. Вынужден по данному пункту выразить сомнение. Коль скоро мы не в состоянии охарактеризовать природу того, что произошло, – ведь между нами нет даже согласия относительно признаков явления, будь то из-за тумана или иных причин, – мы тем самым не вправе с уверенностью утверждать, что оно совершенно от нас независимо, обособленно, пришло извне.
1. Я теряю ход мыслей.
2. Что, простите?
1. Вы мне мешаете.
2. Извините.
1. Мы, к сожалению, не в состоянии точно охарактеризовать природу того явления, и...
2. А я что говорил!
1. Пожалуйста, вы, наверное хотите взять слово? Прошу вас.
2. Просто у меня вырвалось, больше не буду.
1 (продолжая). Мы даже не можем с приблизительной точностью определить, каковы были отдельные его элементы. Что, простите?
2. Нет, нет, я молчу.
1. Мне, например, показалось, что я вижу некое подобие очертаний животного, хоть и не уверен до конца, не был ли это в то же время минерал. Мне кажется, здесь основную роль играла энергия, а не материя. Относительно несложно отнести все происшедшее как явление, находящееся в пограничной области масштабов и дефиниций, на стыке света, формы, запаха, массы, длины и ширины, контуров, тени, света, тьмы и так далее, и так далее.
2. У вас все еще болит? У меня понемногу проходит.
1. Попрошу вас не вульгаризировать.
2. Я только спросил.
1 (развивая тему). Факт остается фактом – мы оказались бессильны перед этим явлением и – отчасти по собственной воле, в поисках убежища, но отчасти и по принуждению – очутились в этом незнакомом помещении, ближайшем в критический для нас момент. По счастью, двери оказались открыты. Нет нужды добавлять, что все наши первоначальные устремления были тем самым полностью нарушены и приостановлены.
2. Поддерживаю все сказанное. Ваши предложения!
1. Именно к предложениям я и перехожу. Наша первоочередная задача: сохранять спокойствие и личное достоинство. Поскольку мы, как я полагаю, хозяева ситуации. Ведь наша свобода ничем, в сущности, не ограничена.
2. Вы называете свободой то, что мы продолжаем торчать здесь?
1. Но можем в любой момент выйти, ведь двери открыты.
2. Ну, так пошли. И без того потеряна уйма времени.
Снова доносятся странные, неясные звуки, как вначале.
1. Что? Что это? Что?
2. Я же говорю – надо выйти…
1. Вот так, сразу…
2. Боитесь?
1. Ни в малейшей степени.
2. Сперва вы утверждаете, что следует, оберегая свободу, сохранять личное достоинство, а потом сами же отказываетесь отсюда выйти, пока еще не поздно.
1. Именно выйдя, – вот так, сразу, сейчас, – я бы ограничил саму идею свободы.
2. Как прикажете вас понимать?
1. Ну, это же абсолютно ясно. Что есть свобода? Это возможность совершать выбор. Пока я здесь сижу, зная, что могу выйти через эти двери, – я сохраняю свободу. Зато в тот самый момент, когда я встану и выйду, я совершу выбор и, стало быть, ограничу собственные возможности совершать поступки, утрачу свободу. Стану рабом своего выхода.
2. Сидя и не выходя, вы тоже совершаете выбор. Выбираете сидение и невыход.
1. Неправда. Я сижу, но я могу еще и выйти. А выйдя, уже исключаю возможность сидеть.
2. И такое состояние устраивает вас?
1. Абсолютно. Полнота внутренней свободы: вот мой ответ на таинственные события.
2-й МУЖЧИНА встает.
Что вы собираетесь делать?
2. Я ухожу. Не нравится мне все это.
1. Шутите?
2. Нисколько. Я – за внешнюю свободу.
1. А что будет со мной?
2. Прощайте.
1. Пожалуйста, не спешите! Вы с ума сошли! Неизвестно же, что там происходит!
Обе двери медленно закрываются.
2. Эй! Это еще что?
1. Не закрывать! Не закрывать!
2. Все из-за вашей болтовни. Надо было сразу решаться.
1. Ваши упреки несправедливы. Сидели бы спокойно, двери не закрылись бы. Вы сами спровоцировали!
2. Этого нам уже никогда не узнать.
1. Все из-за вас. Своим поведением вы лишили нас пути к отступлению.
2-й МУЖЧИНА подходит к двери, пробует открыть, безрезультатно.
2. Эй! Немедленно откройте!
1. Тише, тише…
2. Почему это тише?
1. Сам не знаю.
2 (подходит к другой двери, стучит, прислушивается). Заперто.
1. Да сядьте же вы, умоляю.
2. Ну и как теперь с вашей свободой?
1. Я ни в чем не могу себя упрекнуть. Моя свобода, как и прежде, ничем не ограничена.
2. Но зато выйти нельзя. Что скажете?
1. Потенциал моей свободы остался тот же, что и прежде. Я не совершил выбора, я себя не ограничил. Двери закрылись по причинам внешнего свойства. А лично я остался тем же, кем и был. Вы заметили – я даже со стула не встал.
2. Меня эти двери нервируют.
1. Дорогой мой, нам не дано влиять на внешние события, мы должны заботиться лишь о сохранении достоинства и внутреннего равновесия. А для этого у нас всегда останется неограниченное поле, даже если из бесчисленного множества возможных решений нам будет предоставлена только одна альтернатива. Разумеется, при непременном условии, что мы и тогда не сделаем окончательного выбора.
2. А такое может случиться?
1. Кто знает?
2. Что ж, попробую стучать в стену, может там есть кто?
1. Прискорбно, что вы не желаете позаботиться о неприкосновенности сферы вашей личной свободы. Я ведь тоже мог бы стучать в стену, но не сделаю этого. Ибо тогда я исключил бы возможность, к примеру, читать газету, что в моем портфеле, или сосредоточить внимание на прошлогодних конных состязаниях.
2-й МУЖЧИНА стучит в стену, сериями по несколько раз, в перерывах прислушивается. Потом снимает с ноги ботинок и ударяет им по стене. Одна из дверей медленно открывается. Из нее высовывается РУКА сверхъестественных размеров, похожая на символ руки в манжете, с вытянутым указательным пальцем, встречающийся в старинной графике. РУКА должна быть окрашена в яркие тона, чтобы она отчетливо выделялась на фоне декорации. Указательный палец РУКИ сгибается, совершая однозначно призывающий жест относительно 2-го МУЖЧИНЫ.
1 (первым замечает РУКУ). Тсс!
2-й МУЖЧИНА, который еще не видит РУКИ, продолжает стучать ботинком в стену и прислушиваться.
Тссс, прошу вас, прекратите! Вы разве не видите, что происходит?
2-й МУЖЧИНА оборачивается. 1-й МУЖЧИНА указывает на РУКУ.
2. Вот это новость.
РУКА продолжает его подзывать. 2-й МУЖЧИНА приближается к ней. Тогда РУКА указывает на ботинок, который тот держит в руке. Затем вытягивается в жесте просьбы или требования. 2-й МУЖЧИНА, немного поколебавшись, кладет ботинок на РУКУ. Она исчезает и снова появляется, уже без ботинка. 2-й МУЖЧИНА снимает с ноги и отдает другой ботинок. РУКА исчезает и снова появляется. Теперь она указательным пальцем несколько раз прикасается к животу 2-го МУЖЧИНЫ. Тот, догадавшись, снимает с брюк ремень и отдает его РУКЕ. Она исчезает, оставляет ремень за кулисами, сразу возвращается и начинает подзывать 1-го МУЖЧИНУ.
1. Я? (Приближается к РУКЕ, останавливаясь каждые несколько шагов и продолжая свой монолог. РУКА между тем продолжает его подзывать.) Но я не стучал... Поймите же. Я не совершал выбора, никоим образом не совершал. Я не стучал, хоть и готов признать, что, когда мой коллега стучал, я надеялся, что кто-нибудь придет, все выяснится, что мы, возможно, выйдем отсюда. Да, конечно, в этом я готов признаться, но стучал-то ведь не я. (РУКА указывает на его ботинки.) Я протестую. Хочу еще подчеркнуть: стук – это не я. Непонятно, почему я должен отдавать ботинки? (Нагибаясь, чтобы развязать шнурки.) Я дорожу моей внутренней свободой. Сейчас! Сейчас! Вы же видите – шнурок запутался. Лично на вас я не в претензии, поскольку знаю, что себя мне упрекнуть не в чем. Я полон решимости сохранять мою внутреннюю свободу даже ценой свободы внешней... в противоположность коллеге. Нет, к нему у меня тоже нет претензий, это его частное дело, я лишь требую, чтобы с нами обращались соответственно нашим убеждениям, с каждым индивидуально. Ну сейчас, сейчас, что за спешка. (Передавая ботинки РУКЕ.) Прошу! (РУКА указывает на его живот.) Нет у меня ремня, брюки я ношу на подтяжках. Хорошо, ладно, могу отдать подтяжки, если это необходимо. (Снимает пиджак, отстегивает подтяжки.) Ну и методы, честное слово. Пожалуйста, вот подтяжечки. А ногти можно было и почистить, не в обиду будь сказано. (РУКА исчезает, дверь медленно закрывается.) Хорошо еще, носки чистые.
2. А вы, оказывается, подхалим.
1. Отстаньте, я-то чем вам помешал.
2. Чем мне теперь стучать?
1. А мне какое дело? Я сажусь. (Снова садится на стул.)
2. Хороши вы теперь, с вашей внутренней свободой. Брюки-то спадают.
1. Вы тоже не лучше. И на вас без ремешка не держатся.
2. Ну, и что вы на все это скажете?
1. Могу повторить лишь то, что уже сказал: эта самая Ручка сначала лишила меня возможности передвигаться в пространстве, а затем – возможности носить брюки. Все это правда, охотно признаю. Но что с того? Все это внешние факторы. Внутренне же я остался свободен. Ни единым жестом, ни единым поступком я во всем этом не участвовал. Пальцем не шевельнул. Посиживаю себе и могу совершить любое из действий, оставшихся в пределах моих возможностей. А вот вы – нет. Вы сделали только одно – совершили свой выбор, вы стучали и потерпели фиаско. Раб!
2. Я мог бы дать вам по уху, но есть дела поважнее.
1. Справедливо. Но все же – почему с нами так поступили?
2. А так всегда: сразу же отбирают ремень, шнурки и подтяжки.
1. С какой целью?
2. Чтобы мы не повесились.
1. Да вы шутите. Ведь я даже со стула не встаю, и вдруг – вешаться? Я, конечно, мог бы, но не хочу. Вы ведь знаете, каковы мои убеждения.
2. Вашими убеждениями я уже сыт по горло.
1. Дело ваше. Как вы считаете, если эта Ручища не хочет, чтобы мы повесились, значит для нее важно сохранить нашу жизнь. Неплохой признак.
2. Именно это меня и беспокоит. Значит, Рука думает о нас в категориях – жизнь и то… другое, ну… как же оно называется…
1. Смерть?
2. Это вы сказали.
Пауза.
1. Я-то спокоен.
2. А вот скажите, что вы стали бы сейчас делать, если бы захотели? Учитывая, естественно, что у вас отняли ботинки и подтяжки.
1. О, многое. Мог бы, например, надеть пиджак наизнанку, подвернуть брюки и изображать рыбака.
2. А еще что?
1. Мог бы запеть.
2. Достаточно. (Подворачивает штанины, надевает пиджак наизнанку и снимает носки.)
1. Да он спятил! Что вы собираетесь делать?
2. Изображать рыбака и петь. Воспользуюсь хоть какой-то возможностью действовать. В отличие от вас. А вдруг Ручка относится с симпатией именно к рыбакам и выпускает их на свободу? Как знать. Ничем не следует пренебрегать. А спросил потому, что у вас богаче воображение. Мне, к примеру, ни за что не выдумать всего того, что вы тут плели о внутренней свободе.
1. Делайте, что хотите, но прошу помнить: я не двинусь со стула.
2. А я этого и не требую.
Встает на стул и поет песню «Форель», муз. Ф. Шуберта. Дверь медленно открывается.
1 (внимательно наблюдавший за дверью). Ну вот, доигрались.
Появляется РУКА.
2. Вы-то откуда знаете? Может именно меня и выпустят, а вы останетесь сидеть? (РУКА подзывает его.) Иду, иду... Ну, в чем дело? (РУКА дает ему понять, что речь идет о пиджаке.) Но я же просто так… Нельзя рыбу поудить? (РУКА повторяет жесты.) Я только делал вид... И никакой я не рыбак. (Отдает пиджак РУКЕ. Та возвращается и требует брюки.) Ну уж нет, брюки я не отдам! (РУКА сжимается в кулак и медленно приподнимается.) Ладно, ладно. (Снимает брюки.)
1 (встает со стула). И мне тоже?
Несколько секунд он ожидает ответа и, не дождавшись, по собственной инициативе, начинает снимать пиджак. Тем временем 2-й МУЖЧИНА отдает брюки РУКЕ и остается в широких полосатых трусах до колен. РУКА уносит брюки за кулисы, но сразу же возвращается и кивает 1-му МУЖЧИНЕ.
Вот, пожалуйста, уже готово. Я ведь не сопротивляюсь, прошу вас принять это во внимание, уважаемая Рука. (Отдает РУКЕ пиджак, та спустя мгновение возвращается.) Я-то всегда готов. Нельзя, учитывая это, оставить мне брюки? (РУКА делает отрицательный жест.) Что ж, не стану протестовать. (Снимает брюки и отдает их РУКЕ, оставшись в таких же трусах, как на 2-м МУЖЧИНЕ. РУКА исчезает, дверь медленно закрывается.) Черт бы вас побрал за эту идею с рыбаком.
2. По-моему, идея была ваша.
1. Но осуществили-то ее вы. Холодно здесь.
2. Вполне возможно, что нам и без того велели бы отдать костюмы, идея тут ни при чем.
1. Нет! Нисколько не сомневаюсь, что это все вы, со своим идиотским маскарадом. Вы привлекли внимание Руки к нашей одежде. Хоть бы штанины не подворачивали. Может, тогда брюки не бросились бы в глаза.
2. Ничего не попишешь. Рыбаки всегда подворачивают брюки.
1. Но на кой черт вам это понадобилось?
2. Вы, должно быть, уже заметили различия в наших взглядах. Вы стараетесь ничего не делать, чтобы сохранить возможность делать все, разумеется, в пределах возможного. Я же стремлюсь делать все, что только можно. Оказалось, однако, что носить брюки тоже нельзя.
1. Сами и напросились, на свою голову.
2. Неточность в анатомии. Могу лишь повторить: неизвестно, спровоцировал ли я изъятие одежды, или оно и без того планировалось.
1. Теперь вы хотя бы можете убедиться в преимуществе моей позиции. Я не стучал, не пел, не подворачивал брюк, и вот, пожалуйста, выгляжу точно так же, как и вы. Даже полоски такие же.
2. В чем же тогда преимущество??
1. Меньше затраты энергии, а результаты те же. Плюс, конечно, ощущение внутренней свободы, которое…
2. Еще одно слово о внутренней свободе – и я вас прикончу.
1 (отступая). Вы несправедливы. Каждый вправе выбирать ту философию, которая отвечает его наклонностям.
2. Все равно, я вас больше не могу выносить.
1. А я вас предостерегаю: я не стану защищаться. Это значило бы, что совершил выбор. Такого я не могу допустить во имя…
2. Ну? Ну? Во имя чего?
1 (колеблясь). Во имя внутренней сво…
2-й МУЖЧИНА бросается на него. 1-й МУЖЧИНА убегает вдоль сцены.
Не распускайте руки!
Дверь открывается, РУКА вновь появляется и подзывает их. 1-й и 2-й МУЖЧИНЫ останавливаются.
2. Вы меня?
1. Я?
2. Может, вас?
1. Скандал вы начали. Полагаю, над вами будет вершиться правосудие.
2. Правосудие? Вам все еще кажется, что ваша идиотская теория лучше?
1. А вам кажется, что отсутствие у вас какой бы то ни было теории, ваш вульгарный практицизм, помогут вам выдержать это испытание?
РУКА подзывает их.
2. Лучше идем. Опять ей чего-то надо.
1. Ладно, пошли. Сейчас выяснится, кто из нас лучше.
Оба приближаются к РУКЕ, которая соединяет их наручниками. Они сковывают одну руку 1-го МУЖЧИНЫ и одну руку 2-го МУЖЧИНЫ. Затем РУКА исчезает, дверь закрывается. 2-й МУЖЧИНА тащит за собой 1-го МУЖЧИНУ, прикованного к его руке, тяжело садится на стул, молчит.
Что случилось? (Обеспокоенно.) Вам плохо? Думаете, на этот раз дело принимает серьезный оборот? Да говорите же!
2. Боюсь, что…
1. Чего вы боитесь?
2. До сих пор эта самая Ручка ограничивала нашу возможность передвигаться в пространстве. Кто поручиться, что теперь не наступила очередь ограничить нас в чем-то гораздо более существенном?
1. В чем же?
2. Во времени. В нашем существовании.
Пауза.
1. Даже не знаю… (Менторски.) А все из-за того, что, будучи сторонником внешних действий, вы быстрее исчерпываете свои ресурсы. Я же, наоборот, сохраняю…
2 (умоляюще). Опять?
1. Извините. Я не хотел вас раздражать. Есть какой-нибудь план?
2. Нам остается только одно.
1. Что?
2. Попросить у Руки прощения.
1. Прощения? Да за что? Мы ничего ей не сделали. Скорее она должна бы...
2. Какое это имеет значение. Нужно попросить у Руки прощения на всякий случай, вообще, без причины. Ради нашего спасения. Если, конечно, это поможет.
1. Нет, я не могу этого сделать. Наверное, излишне объяснять вам, почему.
2. Еще бы, я уже наизусть знаю. Просить прощения у Руки означало – сделать выбор, который ограничил бы вас, ну и так далее.
1. Вот, вот, именно потому.
2. Ну, как знаете. Лично я в любом случае намерен извиниться. Нам следует унизиться. Может, она только этого и ждет.
1. Я очень хотел бы, но мои принципы…
2. Больше я ничего не скажу.
1. Мне кажется, я придумал, как надо поступить: вы заставите меня извиниться вместе с вами. Тогда ни о каком выборе и речи не будет. Я просто окажусь под принуждением с вашей стороны.
2. Хорошо. Пожалуйста, считайте, что я вас заставил.
Дверь открывается.
1. Кажется, уже появляется. (Показывается РУКА.) Хорошо бы цветы сейчас. (Шепотом.) Вы первый.
Оба подбегают к РУКЕ, 2-й МУЖЧИНА откашливается, собираясь говорить.
2. Дорогая Рука! То есть, нет – многоуважаемая, дорогая Рука! Мы отдаем себе отчет в том, что вам не пристало выслушивать нас, однако нам хотелось высказать вам слова, идущие от самого сердца, то есть принести вам, дорогая Рука, заверения в том, что мы, пусть запоздало, но вполне осознанно, очень просили бы извинить нас за то, что... что... (Шепотом 2-му МУЖЧИНЕ.) А за что?
1. Что шли, что стремились, что вообще…
2. Что шли, что стремились, что… Я не умею говорить красиво, очень прошу извинить – что вообще… Что были, что есть, мы, от всего сердца, за все… За что – вы знаете сами, а мы не знаем, и что мы вообще можем знать, и что мы, собственно, знаем? Так что, если есть что-нибудь такое, то прошу извинить, я – всей душой, я – целую ручку. (Исполняет церемонный жест целования РУКИ.)
1. И я тоже присоединяюсь, хотя, правда, только в некотором смысле, под давлением моего коллеги… Мои принципы, вы ведь знаете… И потому, хоть и по принуждению, но от всего сердца я в принципе также очень прошу вас меня извинить. (Исполняет церемонию целования РУКИ.)
Тем временем на противоположной стороне открывается вторая дверь, в ней появляется 2-я РУКА в красной перчатке, которая их подзывает. 2-й МУЖЧИНА замечает ее первым. Оба поворачиваются спиной к 1-й РУКЕ.
2. Смотрите!
1. Еще одна!
2. Всегда бывает две.
1. Зовет нас.
2. Пошли? (1-я РУКА надевает на голову 2-го МУЖЧИНЫ островерхий колпак из плотной бумаги.) Ничего не видно!
1. Зовет нас! (1-я РУКА надевает такой же колпак на голову 1-го МУЖЧИНЫ.) Темно!
2. Если зовет, надо идти.
Спотыкаясь, прикованные друг к другу, с бумажными колпаками на головах, они добираются до середины сцены, затем, постоянно сбиваясь с пути, приближаются ко 2-й РУКЕ.
1. А портфель! Чуть не забыли портфели!
2. Действительно! Портфель, где мой портфель?!
На ощупь ищут портфели, оставленные возле стульев, забирают их, выходят в направлении 2-й РУКИ.
З а н а в е с




О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи