Library.Ru {3.2} Отражения

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Мир библиотек Отражения Литература

 ЛИТЕРАТУРА

Сергей Довлатов
Сергей Довлатов

  Сергей ДОВЛАТОВ. Зона

[отрывок]

     …К шести заключенные начали группами собираться около библиотеки. Здесь, в бывшей тарной мастерской, происходили общие собрания. В дощатом сарае без окон могло разместиться человек пятьсот.
     Заключенные побрились и начистили ботинки. Парикмахером в зоне работал убийца Мамедов. Всякий раз, оборачивая кому-нибудь шею полотенцем, Мамедов говорил:
     – Чирик, и душа с тебя вон!..
     Это была его любимая профессиональная шутка.
     Лагерная администрация натянула свои парадные мундиры. В сапогах замполита Хуриева отражались тусклые лампочки, мигавшие над простреливаемым коридором.
     Вольнонаемные женщины из хозобслуги распространяли запах тройного одеколона. Гражданские служащие надели импортные пиджаки.
     Сарай был закрыт. У входа толпились сверхсрочники. Внутри шли приготовления к торжественной части.
     Бугор Агешин укреплял над дверью транспарант. На алом фоне было выведено желтой гуашью:
     «Партия – наш рулевой!»
     Хуриев отдавал последние распоряжения. Его окружали – Цуриков, Геша, Тамара. Затем появился Гурин. Я тоже подошел ближе.
     Хуриев сказал:
     – Если все кончится благополучно, даю неделю отгула. Кроме того, планируется выездной спектакль на Ропче.
     – Где это? – заинтересовалась Лебедева.
     – В Швейцарии, – ответил Гурин…
     В шесть тридцать распахнулись двери сарая. Заключенные шумно расположились на деревянных скамьях. Трое надзирателей внесли стулья для членов президиума.
     Цепочкой между рядами проследовало к сцене высшее начальство.
     Наступила тишина. Кто-то неуверенно захлопал. Его поддержали.
     Перед микрофоном вырос Хуриев. Замполит улыбнулся, показав надежные серебряные коронки. Потом заглянул в бумажку и начал:
     – Вот уже шестьдесят лет…
     Как всегда, микрофон не работал.
     Хуриев возвысил голос:
     – Вот уже шестьдесят лет… Слышно?
     Вместо ответа из зала донеслось:
     – Шестьдесят лет свободы не видать…
     Капитан Токарь приподнялся, чтобы запомнить нарушителя.
     Хуриев заговорил еще громче. Он перечислил главные достижения советской власти. Вспомнил о победе над Германией. Осветил текущий политический момент. Бегло остановился на проблеме развернутого строительства коммунизма.
     Потом выступил майор из Сыктывкара. Речь шла о побегах и лагерной дисциплине. Майор говорил тихо, его не слушали…
     Затем на сцену вышел лейтенант Родичев. Свое выступление он начал так:
     – В народе родился документ…
     За этим последовало что-то вроде социалистических обязательств. Я запомнил фразу: «…Сократить число лагерных убийств на двадцать шесть процентов…»
     Прошло около часа. Заключенные тихо беседовали, курили. Задние ряды уже играли в карты. Вдоль стен бесшумно передвигались надзиратели.
     Затем Хуриев объявил:
     – Концерт!
     Сначала незнакомый зек прочитал две басни Крылова. Изображая стрекозу, он разворачивал бумажный веер. Переключаясь на муравья, размахивал воображаемой лопатой.
     Потом завбаней Тарасюк жонглировал электрическими лампочками. Их становилось все больше. В конце Тарасюк подбросил их одновременно. Затем оттянул на животе резинку, и лампочки попадали в сатиновые шаровары.
     Затем лейтенант Родичев прочитал стихотворение Маяковского. Он расставил ноги и пытался говорить басом.
     Его сменил рецидивист Шушаня, который без аккомпанемента исполнил «Цыганочку». Когда ему хлопали, он воскликнул:
     – Жаль, сапоги лакшовые, не тот эффект!..
     Потом объявили нарядчика Логинова «в сопровождении гитары».
     Он вышел, поклонился, тронул струны и запел:

Цыганка с картами, глаза упрямые,
Монисто древнее и нитка бус.
Хотел судьбу пытать бубновой дамою,
Да снова выпал мне пиковый туз.
Зачем же ты, судьба моя несчастная,
Опять ведешь меня дорогой слез?
Колючка ржавая, решетка частая,
Вагон столыпинский и шум колес…
     Логинову долго хлопали и просили спеть на «бис». Однако замполит был против. Он вышел и сказал:
     – Как говорится, хорошего понемножку…
     Затем поправил ремень, дождался тишины и выкрикнул:
     – Революционная пьеса «Кремлевские звезды». Роли исполняют заключенные Усть-Вымского лагпункта. Владимир Ильич Ленин – заключенный Гурин. Феликс Эдмундович Дзержинский – заключенный Цуриков. Красноармеец Тимофей – заключенный Чмыхалов. Купеческая дочь Полина – работница АХЧ Лебедева Тамара Евгеньевна… Итак, Москва, тысяча девятьсот восемнадцатый год… Хуриев, пятясь, удалился. На просцениум вынесли стул и голубую фанерную тумбу. Затем на сцену поднялся Цуриков в диагоналевой гимнастерке. Он почесал ногу, сел и глубоко задумался. Потом вспомнил, что болен, и начал усиленно кашлять. Он кашлял так, что гимнастерка вылезла из-под ремня.
     А Ленин все не появлялся. Из-за кулис с опозданием вынесли телефонный аппарат без провода. Цуриков перестал кашлять, снял трубку и задумался еще глубже.
     Из зала ободряюще крикнули:
     – Давай, Мотыль, не тяни резину.
     Тут появился Ленин с огромным желтым чемоданом в руке.
     – Здравствуйте, Феликс Эдмундович.
     – Здрасьте, – не вставая, ответил Дзержинский.
     Гурин опустил чемодан и, хитро прищурившись, спросил:
     – Знаете, Феликс Эдмундович, что это такое?
     – Чемодан, Владимир Ильич.
     – А для чего он, вы знаете?
     – Понятия не имею.
     Цуриков даже слегка отвернулся, демонстрируя полное равнодушие.
     Из зала крикнули еще раз:
     – Встань, Мотылина! Как ты с паханом базаришь?
     – Ша! – ответил Цуриков. – Разберемся… Много вас тут шибко грамотных.
     Он неохотно приподнялся.
     Гурин дождался тишины и продолжал:
     – Чемоданчик для вас, Феликс Эдмундович. Чтобы вы, батенька, срочно поехали отдыхать.
     – Не могу, Владимир Ильич, контрреволюция повсюду. Меньшевики, эсеры, – Цуриков сердито оглядел притихший зал, – буржуазные… как их?
     – Лазутчики? – переспросил Гурин.
     – Во-во…
     – Ваше здоровье, Феликс Эдмундович, принадлежит революции. Мы с товарищами посовещались и решили – вы должны отдохнуть. Говорю вам это как предсовнаркома…
     Цуриков молчал.
     – Вы меня поняли, Феликс Эдмундович?
     – Понял, – ответил Цуриков, глупо ухмыляясь.
     Он явно забыл текст.
     Хуриев подошел к сцене и громко зашептал:
     – Делайте что хотите…
     – А чего мне хотеть? – таким же громким шепотом выговорил Цуриков. – Если память дырявая стала…
     – Делайте что хотите, – громче повторил замполит, – а службу я не брошу.
     – Ясно, – сказал Цуриков, – не брошу…
     Ленин перебил его:
     – Главное достояние революции – люди. Беречь их дело архиважное… Так что собирайтесь, и в Крым, батенька, в Крым!
     – Рано, Владимир Ильич, рано… Вот покончим с меньшевиками, обезглавим буржуазную кобру…
     – Не кобру, а гидру, – подсказал Хуриев.
     – Один черт, – махнул рукой Дзержинский.
     Дальше все шло более или менее гладко. Ленин уговаривал, Дзержинский не соглашался. Несколько раз Цуриков сильно повысил голос.
     Затем на сцену вышел Тимофей. Кожаный пиджак лейтенанта Рогачева напоминал чекистскую тужурку. Полина звала Тимофея бежать на край света.
     – К Врангелю, что ли? – спрашивал жених и хватался за несуществующий маузер.
     Из зала кричали:
     – Шнырь, заходи с червей! Тащи ее в койку! Докажи, что у тебя в штанах еще кудахчет!..
     Лебедева гневно топала ногой, одергивала бархатное платье. И вновь подступала к Тимофею:
     – Загубил ты мои лучшие годы! Бросил ты меня одну, как во поле рябину!..
     Но публика сочувствовала Тимофею. Из зала доносилось:
     – Ишь как шерудит, профура! Видит, что ее свеча догорает…
     Другие возражали:
     – Не пугайте артистку, козлы! Дайте сеансу набраться!
     Затем распахнулась дверь сарая и опер Борташевич крикнул:
     – Судебный конвой, на выход! Любченко, Гусев, Корались, получите оружие! Сержант Лахно – бегом за документами!..
     Четверо конвойных потянулись к выходу.
     – Извиняюсь, – сказал Борташевич.
     – Продолжайте, – махнул рукой Хуриев.
     Представление шло к финальной сцене. Чемоданчик был спрятан до лучших времен. Феликс Дзержинский остался на боевом посту. Купеческая дочь забыла о своих притязаниях…
     Хуриев отыскал меня глазами и с удовлетворением кивнул. В первом ряду довольно щурился майор Амосов.
     Наконец Владимир Ильич шагнул к микрофону. Не сколько секунд он молчал. Затем его лицо озарилось светом исторического предвидения.
     – Кто это?! – воскликнул Гурин. – Кто это?!
     Из темноты глядели на вождя худые, бледные физиономии.
     – Кто это? Чьи это счастливые юные лица? Чьи это веселые блестящие глаза? Неужели это молодежь семидесятых?..
     В голосе артиста зазвенели романтические нотки. Речь его была окрашена неподдельным волнением. Он жестикулировал. Его сильная, покрытая татуировкой кисть указывала в небо.
     – Неужели это те, ради кого мы возводили баррикады? Неужели это славные внуки революции?..
     Сначала неуверенно засмеялись в первом ряду. Через секунду хохотали все. В общем хоре слышался бас майора Амосова. Тонко вскрикивала Лебедева. Хлопал себя руками по бедрам Геша Чмыхалов. Цуриков на сцене отклеил бородку и застенчиво положил ее возле телефона.
     Владимир Ильич пытался говорить:
     – Завидую вам, посланцы будущего! Это для вас зажигали мы первые огоньки новостроек! Это ради вас… Дослушайте же, псы! Осталось с гулькин хер!..
     Зал ответил Гурину страшным неутихающим воем:
     – Замри, картавый, перед беспредельщиной!..
     – Эй, кто там ближе, пощекотите этого Мопассана!..
     – Линяй отсюда, дядя, подгорели кренделя!..
     Хуриев протиснулся к сцене и дернул вождя за брюки:
     – Пойте!
     – Уже? – спросил Гурин. – Там осталось буквально два предложения. Насчет буржуазии и про звезды.
     – Буржуазию – отставить. Переходите к звездам. И сразу запевайте "Интернационал".
     – Договорились…
     Гурин, надсаживаясь, выкрикнул:
     – Кончайте базарить!
     И мстительным тоном добавил:
     – Так пусть же светят вам, дети грядущего, наши кремлевские звезды!..
     – Поехали! – скомандовал Хуриев.
     Взмахнув ружейным шомполом, он начал дирижировать.
     Зал чуть притих. Гурин неожиданно красивым, чистый и звонким тенором вывел:
…Вставай, проклятьем заклейменный…
И дальше, в наступившей тишине:
Весь мир голодных и рабов…
     Он вдруг странно преобразился. Сейчас это был деревенский мужик, таинственный и хитрый, как его недавние предки. Лицо его казалось отрешенным и грубым. Глаза были полузакрыты.
     Внезапно его поддержали. Сначала один неуверенный голос, потом второй и третий. И вот я уже слышу нестройный распадающийся хор:
…Кипит наш разум возмущенный,
На смертный бой идти готов…
     Множество лиц слилось в одно дрожащее пятно. Артисты на сцене замерли. Лебедева сжимала руками виски. Хуриев размахивал шомполом. На губах вождя революции застыла странная мечтательная улыбка…
…Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем…
     Вдруг у меня болезненно сжалось горло. Впервые я был частью моей особенной, небывалой страны. Я целиком состоял из жестокости, голода, памяти, злобы… От слез я на минуту потерял зрение. Не думаю, чтобы кто-то это заметил…
     А потом все стихло. Последний куплет дотянули одинокие, смущенные голоса.
     – Представление окончено, – сказал Хуриев.
     Опрокидывая скамейки, заключенные направились к выходу.

Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи