Library.Ru {2.6}Лики истории и культуры




Читателям Лики истории и культуры Берлин при Адольфе Гитлере

 Берлин, так и не ставший пупом земли. Штрихи из жизни немецкой столицы при Адольфе Гитлере

     Как известно, на звездном небе, которое так увлекало воображение калининградца И. Канта, сияют не только светила, но зияют и черные дыры. Такой антизвездой, зловещей черной дырой на историческом небосклоне представляется нам, жителям России, Берлин – столица Третьего рейха, эпохи Адольфа Гитлера. Правда, сами немцы (если судить по собранным в одном английском документальном фильме свидетельствам) не столь однозначны в оценке того времени.
     В любом случае, окунуться в него и занимательно и поучительно, – и вообще, стоит того…
     Что ж, окунемся?..

     Берлинский дух с версальским «r»

     «Берлин – это Берлин!» – гордо утверждается в одном немецком шлягере 60-х. Немцы вообще и берлинцы в частности любят свою столицу и находят в ней массу шарма. Хотя иностранцы, особенно русские, не разделяют их восторгов, – достаточно вспомнить саркастические высказывания В. Набокова о жирных тупых аборигенах сих мест и скучных (тупых же по духу) улицах немецкой столицы. Думается, снобизма в этих высказываниях больше, чем истины и исторической справедливости.
     Для русского человека Берлин традиционно ассоциируется с городом казарм, плац-парадов и воинственных филистеров, – виноваты в этом негладкая история наших отношений и общее, укоренившееся еще в 18 веке в русской культуре несправедливо негативное отношение к немцам.
     Просто мы: а) не любим дисциплину и б) не понимаем, как она может сочетаться со свободой и даже некоторой фривольностью. А вот берлинцы это очень даже понимают и видят в сем диком для нас сочетании основу берлинского шарма!
     Эту основу заложил, как считают, Фридрих Великий – солдафон, сутками не снимавший сапог, но одновременно друг Вольтера и покровитель одного из сыновей И.С. Баха, сам блестящий музыкант, тонкий ценитель искусств, рациональный, но неумолимый бюрократ и известный всей Европе гомосексуалист. Науки и искусства Фридрих насаждал в своей столице с помощью приезжих французских интеллектуалов и артистов. С его времени берлинцы стали по-особому мягко грассировать, переняв у заезжих знаменитостей версальский «r».
     С 17 века в Берлине поселилось много французских гугенотов. Прусские аристократы охотно отдавали своих отпрысков в организованный ими «Французский лицей». Немало в городе было и евреев, игравших активную роль в экономической и культурной жизни столицы Пруссии, а затем и всей Германии.
     В 19 веке Берлин имел свой особый статус среди великих европейских столиц. Если Париж без конца сотрясался революциями, если Петербург и Вена катились к пышному закату своих империй, то Берлин, пожалуй, как и Лондон, оставался островком стабильности и порядка. Только налет провинциальности несколько отличал берлинцев: неизменная чашечка кофе в пять часов вечера, священные прогулки всей семьей по паркам в выходные дни. А сами парки сохраняли в Берлине вид настоящего, природного леса. Главная улица города называлась уютно и скромно – Унтер-ден-Линден – «Под липами».
     Рост молодой немецкой экономики привел не только (и пока не столько) к процветанию населения, сколько к росту политических амбиций Германской империи. Первая мировая война стала первым итогом этого.
     Поражение в ней подвело черту под империей прусских Гогенцоллернов и австрийских Габсбургов. Но в отличие от Австрийской империи, распавшейся на несколько небольших нейтральных государств, Германия сохранила свое единство, свой статус великой державы, а с годами возродила и амбиции, – и еще как преумножила их!

     Фильм, который выразил все

     Берлин 20-х годов прошлого века – это город «сплошных контрастов», где послевоенная нищета и безнадега сочетаются с памятью об имперском величии, и современная жизнь бурлит вовсю.
     Берлин тех лет – важнейший после Парижа культурный центр Европы. Здесь работают величайшие дирижеры 20-го века А. Никиш, О. Клемперер, В. Фуртвенглер. Здесь выступают новаторы немецкой и европейской сцены Б. Брехт и «немецкий Станиславский» М. Рейнгардт. Здесь творит один из крупнейших художников Германии О. Дикс, – его ядовитые, саркастические и горькие полотна, похожие на наркотные грезы и одновременно на газетные карикатуры, великолепно передают атмосферу времени.
     Это все то, что касается искусства высокого.
     Но Берлин также – и крупнейший производитель высококачественной кино- и музыкальной «попсы». Организованная немецкими киномагнатами студия УФА становится европейским Голливудом. УФА – это свой закрытый мирок павильонов и съемочных площадок, некий священный город тогдашней германской культуры, авторитет которого спасает при Гитлере не одного талантливого артиста «неарийского» происхождения. Безмятежные музыкальные комедии с участием звезды УФА венгерки Марики Рекк будут сниматься даже летом 1944 года буквально под английскими и советскими бомбами.
     Берлин – это город массы люмпенов, дешевых проституток и их полуголодных сутенеров. В 20-е годы это также «голубая» и «розовая» столица Европы.
     Хмельной, бесшабашный (и чреватый шабашами уже совершенно другого пошиба) дух Берлина 20-х, навер но, максимально полно донес до современного зрителя фильм «Кабаре».
     Мировой кризис 1929 года внезапно прикончил этот берлинский полуголодный разгул. В результате его Германия повисла над хаосом социальной революции.
     Элита судорожно стала искать силу, способную удержать страну от повторения «советского опыта»…
     Мы не будем рассказывать общеизвестные вещи о том, как Гитлер и его наци рвались и прорвались к власти.
     Добавим к этому лишь несколько штришков, относительно мало известных.

     Лебединая песенка сутенера

     Гимном партии Адольфа Гитлера стала знаменитая песня «Знамена ввысь!..» Автор ее текста Хорст Вессель стал едва ли не первым героем нацистского пантеона, мученически и героически павшим за идеи национал-социализма от руки коммуниста.
     Кто же был главный Мальчиш Кибальчиш нацистских преданий?..
     Ханс Хорст Вессель родился 9 сентября 1907 года в маленьком промышленном городке Билефельде. Юность Весселя пришлась на годы послевоенной разрухи, и он двинул, как многие его сверстники, искать счастья в Берлин.
     Счастья здесь он, по всей видимости, не нашел, но нашел профессию, наставников, поприще для самоутверждения.
     Для начала он сделался сутенером. Осваивать секреты ремесла ему помогал бывший офицер и тоже теперь сутенер Генрих Гиммлер. Гиммлер пас проститутку еврейку Фриду с забавно антисемитской фамилией Вагнер. «Пас» – это значит, подыскивал клиентов, отбирал деньги и заодно жил с этой особой неарийского происхождения вопреки своим уже тогда нацистским убеждениям.
     Ими (в отличие от денег) он щедро делился с юным Весселем.
     Правда, вскоре учитель куда-то исчез, прирезав, вероятно и несчастную Фриду.
     Вессель продолжил свои университеты самостоятельно, и уже 4 сентября 1924 года получил два года тюрьмы за мошенничество.
     Из тюряги Хорст вышел матерым громилой с обширнейшими связями в уголовном мире Берлина.
     Времена тогда были неспокойные. Часто случались уличные потасовки и драки между коммунистами и наци. И вот руководитель берлинских наци «доктор» Геббельс увидел в Весселе удобный инструмент для таких разборок. Он поставил перед расторопным и понятливым бандюком задачу вышибить коммунистов из рабочих и люмпенских районов немецкой столицы.
     Хорст Вессель вступает в СА и организует отряд «Штурм-5» из самых отпетых головорезов.
     Вместе со своими соратниками он затевает кровавые разборки со сторонниками Э. Тельмана, а заодно громит «еврейские» магазины, раздавая еду и одежду полуголодным жителям:
      – Берите, берите! За все заплатил Адольф Гитлер!
     Надо признать, такая наглядная пропаганда имела большой успех. Хорст Вессель ходил в героях молодой нацистской партии.
     Но, увы, своих «пошлых» (как выразился бы Остап Бендер) криминальных замашек Хорст Вессель так и не оставил.
     23 февраля 1930 года он пал от руки коммуниста Али Хелера в одном из притонов. Нужно сказать, что и наци, и коммунист (оба сутенеры) сцепились из-за одной выгодной проститутки…
     Геббельс сделал все, чтобы затереть невыгодные подробности этой схватки. При помощи денег и угроз ему удалось заставить замолчать газетчиков. А партийная пресса провозгласила Хорста Весселя мучеником и героем.
     Таковым он и числился в официальной германской пропаганде все время существования Третьего рейха.
     Ах, да, мы про партийный гимн забыли…
     Под влиянием Геббельса Вессель стал пописывать стишки. Написал и стихотворение «Знамена ввысь!» Слова легли на мотив старой матросской песенки. Получился гимн, довольно торжественный.
     Прав Глинка: музыку творит народ. И стихи подчас – тоже…

     Бордель в квартире медиума

     В развернувшейся политической борьбе в начале 30-х наци не брезговали никакими методами. Одному из столпов партии выдающемуся садисту, а также музыканту и умнику Рейнгарду Гейдриху пришла идея использовать для добывания компромата гипноз.
     Гейдрих угрозами вынудил известного гипнотизера Отто Гануссена (одного из прототипов героя романа Л. Фейхтвангера «Братья Лаутензак») согласиться на сотрудничество с наци.
     Квартира гипнотизера была переоборудована в роскошный бордель с прослушкой. Идейно подкованных девиц и вино доставляла партия. Двое эсэсовцев круглосуточно дежурили в подвале дома и записывали все интересное. Гануссену не возбранялось использовать наркотики и гипноз для добывания сведений.
     В итоге в руках Гитлера оказалась масса сведений, разоблачительных для элиты Веймарской республики.
     Когда в январе 1930 года встал вопрос о назначении Гитлера рейхсканцлером, президент О. фон Гинденбург заартачился. Во-первых, ему, фельдмаршалу и аристократу, очень уж лично не «катил» «этот богемский ефрейтор» (выражение самого Гинденбурга). Во-вторых, уже имелся канцлер фон Шляйхер, тонкий политик и человек с настоящим версальским «r».
     Вот когда настало время предъявить этим аристократам счетец!
     На вилле Й фон Риббентропа (торговца поддельным шампанским и, вероятно, поддельного «фона») Гитлер молча протянул посланцам Гинденбурга папку с сокрушительным компроматом. Особо указывалось, например, что президент в обход законов передал свою государственную загородную резиденцию сыну. Так, у Гинденбурга появился личный мотив назначить «этого богемского ефрейтора» канцлером.
     В ту же ночь, 30 января 1933 года, колонны штурмовиков с факелами в руках продефилировали перед президентским дворцом.
     – Как их много! – недовольно проворчал Гинденбург.
     И удалился в свои поместья коротать остаток дней.
     Власть он сдал, пресловутую резиденцию за сыном оставил.
     А что же Отто Гануссен и его веселое заведение?
     «Мавр сделал свое дело – мавр может уходить». Тем более, что Гануссен оказался неарийского происхождения.
     8 апреля 1933 года его труп нашли в Потсдамском лесу под Берлином.

     Подоплеки политические, социальные и мистические

     Берлинцы, да и немцы в своем большинстве, встретили новый режим с надеждой. Даже в синагогах поговаривали о том, что антисемитская ругань – только трюк в избирательной компании Гитлера, что она уйдет и установится, наконец, порядок.
     Конечно, решающую роль в приходе Гитлера к власти сыграла крупная буржуазия, магнаты, напуганные угрозой социалистической революции и недовольные итогами первой мировой войны.
     Впрочем, тогда Гитлер рассматривался ими как временная фигура, «вынужденное зло», которое можно будет легко устранить, когда надобность в политическом терроре отпадет.

Встреча фюрера

     Однако нужно сказать, что корневая система нацизма в Германии была гораздо более разветвленной и глубокой. Весь 19-й век разрабатывались различные псевдонаучные концепции особой роли «нордической расы», замешанные на исторической фантастике и бульварном оккультизме. Все это импонировало многим и многим немцам. Этим бредом Германия пыталась восполнить комплекс своей провинциальности, ведь она последней из великих держав пришла к пирогу уже поделенного мира, и ей снова дали по рукам и губам!..
     Немалую роль сыграли и унижения, которым подвергалось немецкое население на временно оккупированных после 1918 г. французами территориях.
     Среди интеллектуалов, в светских салонах, в 20-е гг. возникали многочисленные мистико-патриотические общества. Самое известное – «Общество Туле». Тон в нем задавали люди, подобные генералу Хаусхофферу, отцу науки «геополитики», шпиону и мистику, связанному с восточной эзотерикой.
     Долгое время Хаусхоффер оказывал большое влияние на Гитлера. Пути их разошлись только после нападения Гитлера на СССР, которое, к слову, большинство германского генералитета с самого начала считало роковой ошибкой фюрера.
     Так кто же был он сам, «этот богемский ефрейтор», ставший вождем великого народа и принесший миру столько бед?..
 
     Улыбка фюрера
 
     При его жизни многие писали об Адольфе Гитлере восторженно. Не только заядлые нацисты находили в нем определенный магнетизм и «чарующую улыбку». Сейчас чаще склонны считать его довольно заурядным типом (сравнительно, скажем, с Б. Муссолини) и откровенным психопатом. Между тем, личность Гитлера характерна для эпохи и занимательна.
     Есть что-то чаплиновское в нем. Вернее, это как бы античаплиновский герой, его негатив, где все черты «маленького человечка» в тисках современной жизни вдруг отбрасывают длинную зловещую тень на полигон истории.
     Когда утонченный интеллектуал Ортега-и-Гассет писал свое «Восстание масс», он предвидел появление новых вождей этих масс, вышедших из самых низов и имеющих все отвратительные черты парвеню. Они одновременно вожди и жертвы, эти «калифы на час». Но вряд ли даже и Ортега-и-Гассет предполагал в 20-е годы, что за свое выступление на арене истории эти калифы заставят платить человечество десятками миллионов жизней.
     Сталин был калифом из той же серии. Но гораздо более удачливым.
     Сохранилось фото Адольфа Гитлера в 9-летнем возрасте. Возможно, я поделюсь чисто субъективным впечатлением, но вот оно. На фото изображен очень резвый ребенок, не совсем ясно, какого пола, с острым носиком и бусинками живых глаз. Есть в нем что-то от ежика. Ребенок обаятелен и имеет какую-то, я бы сказал, инферналинку… Магнетизм Гитлера, его природная необычность находили выражение даже в отправлениях его организма (чудовищная потливость, специфический запах и т.п.). Это отмечают все мемуаристы.

Алоис Шикльгрубер - отец Адольфа

     Итак, он родился 20 апреля 1885 года. Его отец Алоис был, вероятно, внебрачным сыном служанки Анны-Марии Шикльгрубер и ее хозяина богатого еврея Франкенбергера. Позже Анна-Мария вышла за Иоганна Георга Гейглера. Пасынок обессмертил эту фамилию, все же ее исказив, – Гитлер.
     Итак, Алоис Шикльгрубер (после 40 лет он принял фамилию Гейглер) служил на австрийской таможне и даже сделал маленькую там карьеру. Но главное, он был знойный мужчина и отчаянный ловелас.
     Мать Адольфа Клара Польтцль отличалась выдающейся красотой, но это не удерживало Алоиса от многочисленных измен. Она родила неверному мужу несколько детей, из которых выжили только Адольф и Паула.

Клара Польтцль - мать Адольфа

     Мать души не чаяла в сыне, Адольф отвечал ей тем же, и даже в «Майн Кампф» назвал себя «маменькиным сыночком».
     Благодаря Алоису обстановка в доме была удручающей. Однажды Алоис зверски изнасиловал Клару на глазах маленького сына.
     Не отсюда ли растут корни откровенного невротизма Гитлера и его чудовищного антисемитизма? Ведь он привык видеть в отце, вероятно, полуеврее, чужака, врага, насильника?..
     В 1903 году Алоис скончался. Эпитафия на его могиле дипломатично сообщала: «Острое слово, срывавшееся подчас с его губ, было не в силах затмить огонь сердца, бившегося под грубой оболочкой». Став фюрером, сын изутюжил остатки грубой отцовской оболочки танками, устроив на месте кладбища полигон.
     Став юношей, Адольф покинул отчий дом, хотя мать, болевшая раком груди, нуждалась в уходе. Он отправился на поиски счастья в Вену. Здесь Гитлер пытался учиться на художника, отчаянно нуждался. Он жил в своих мечтаниях и впечатлениях от искусства, нередко тратя последний грош не на хлеб, а на место на галерке, когда в Венской опере звучали творения любимого Вагнера…
     Впрочем, романтизм шел рука об руку с нуждами самой низкой жизни, и юный Адольф подцепил сифилис. Денег на серьезное и своевременное лечение у него тогда не было. Некоторые историки полагают, что определенные особенности его психики и физического состояния в зрелые годы соответствуют второй и третьей фазе «Венериного огня».
     Разразилась первая мировая война. Гитлер угодил на фронт, где проявил себя мужественным, стойким и инициативным бойцом. Он совершенно не обращал внимания на неудобства окопной жизни, а также не интересовался женщинами. Зато, возможно, стал интересоваться мужчинами. В источниках глухо сообщается о том, что офицерского звания он не получил из-за скандала на этой почве…
     После войны настало его время. Теперь Гитлеру уже не нужно было срисовывать с открыток виды Мюнхена или Вены, плодя грошовые акварельки для туристов. Он бросился в кипучую политическую деятельность. Фанатизм и умение зажечь аудиторию помогли вчерашнему ефрейтору быстро стать заметной фигурой на политической сцене.
     Злые языки утверждали, что некоторые женщины кончали от напора его речей. А врачи находили у него психопатическую истерию и хроническую фрустрацию, которую он сублимировал в политической борьбе.
     Удивительно, что этот визгливый, некрасивый, обливавшийся потом и плохо пахнувший человек находил отклик именно у женской аудитории! Аристократки и богачки протаскивали его в респектабельные круги, заставляя мужей видеть в нем серьезную политическую фигуру.
     В какой-то мере маменькин сынок Гитлер приплыл к власти на женских руках…
     Его личная жизнь имела массу патологических черт, с точки зрения тогдашней морали. Гитлер был мазохистом. Он обожал, чтобы женщины его пинали, лупили и испражнялись на него. Некоторые из дам, узнав теневую сторону своего кумира и полубога, кончали с собой…
     Очень сложные отношения связывали Гитлера, тогда уже человека состоятельного и могущественного, с родной племянницей Гели Раубаль. Эта девушка стремилась к любви и танцам. А дядя держал ее взаперти, стращал возможностью беременности, ползал под ней, обнаженной, разглядывая ее прелести, и рисовал ее в таком виде. Видимо, не обходилось и без некоторых любимых Гитлером штучек (по намекам самой девушки).
     Это ей, наконец, надоело. Она забеременела, кажется от еврея (бедный Гитлер, это же просто рок!) и покончила с собой при невыясненных обстоятельствах.
     Безусловно, Гитлер обладал какими-то экстрасенсорными способностями. Так, ему удавалось несколько раз предугадать ход военных операций вопреки законам военной науки. Он с точностью до дня предсказал дату смерти Ф.Д. Рузвельта.
     И все же огромную роль в создании мифа о нем сыграла немецкая пропаганда. Гениальная Лени Рифеншталь, режиссер, оператор, актриса, фотограф, спортсменка (разве что только уже не комсомолка) стала снимать Гитлера снизу. И женоподобная узкоплечая фигура фюрера в подбитом ватином мундире стала хоть на экране выглядеть импозантно.

Лени Рифеншталь

     Говорят, что Лени Рифеншталь была любовницей фюрера. Во всяком случае, он почему-то страшно обиделся на Геринга, когда тот назвал Рифеншталь «расселиной Рейна», имея в виду ее альпинистские подвиги…
     Сама Рифеншталь после войны резко отрицала свою связь с Гитлером. «Я была для него слишком сильной и крупной, – оправдывалась она. – И потом ему всегда больше нравились такие бесхребетные коровы, как Ева Браун…»
     О Еве Браун мы расскажем чуть позже.
 
     Плата за успех
 
     С приходом Гитлера к власти настало время перемен не только для немецкого народа, но и для его победившей партии.
     Сначала нужно было выполнить главный заказ магнатов и уничтожить коммунистов. Поводом к этому стал поджог здания рейхстага 28 февраля 1933 года. По иронии судьбы. советская разведка была об этом заранее осведомлена. Зато для французов и англичан это стало сюрпризом.
     Все 23 поджигателя их состава СА будут через год уничтожены во время расправы Гитлера над Ремом. Но сам факт поджога здания парламента – символа демократии – станет зловеще светящейся первой точкой в цепи нагрянувших перемен.
     В поджоге рейхстага обвинят коммунистов. Это даст повод к репрессиям против них, а также против социал-демократов, сексуальных меньшинств, цыган и евреев. С вольным духом Берлина 20-х будет покончено за каких-то полгода.
     Но, прежде всего, Гитлеру предстоит разобраться с собственными ребятами. Три миллиона штурмовиков из СА под командованием толстяка Э. Рема уже компрометируют Гитлера в глазах тех, кто привел его к власти.
      – О, эти ваши штурмовики! – сердится «пушечный король» Г. Крупп, и ему вторит «стальной король» Ф. Тиссен. – Они хотят ввести своего рода большевизм – с сапогами, но без мозгов, который прельщает столь многих!..
     Муссолини тоже не торопится протягивать Гитлеру руку дружбы:
      – Сначала наведите порядок в своем доме! – заявил он фюреру во время их первого свидания в Венеции.
     И Гитлер, не колеблясь, предает своих вчерашних соратников. С 30 июня по 2 июля 1934 года он устраивает в Мюнхене и Берлине кровавый разгром СА Рема. Членов СА будут пачками ввозить на грузовиках в здание тюрьмы и расстреливать во дворе, не очень заботясь о покое граждан в соседних домах. (В это время в СССР в таких случаях запускали моторы машин). Штурмовики или осоловело молчат, или фанатически орут перед смертью: «Хайль Гитлер!»
     Берлинцы в шоке. Но штурмовики с их нахальством и хулиганством и впрямь всем уже надоели по самое «не могу».
     Германия приветствует акцию своего фюрера. Президент Гинденбург поздравляет его «с победой», а главнокомандующий генерал фон Бломберг пишет (оцените стиль и ход аргументации): «Поскольку существует лишь одна партия, отождествляющая себя с государством, армия является национал-социалистской и поддерживает этот режим».
 
     Десять метров глупости доктора Геббельса
 
     В следующие три года Гитлер активно разворачивает военные программы в обход версальских мирных соглашений. Его пропаганда гремит повсюду в Германии. А по возможности, и за ее пределами.
     Липы на Унтер-ден-Линден заменяются бронзовыми и гранитными имперскими орлами со свастикой. Фотографы жалуются, что ни на одной берлинской улице невозможно сделать кадр, чтобы в него не пролез непрошенный символ нового режима.
     Гитлер довольно успешно борется с безработицей: масса людей занята на прокладке автострад, возведении помпезных сооружений, в ожившей военной промышленности.
     Одновременно создается иллюзия изобилия. Повсюду строятся дешевые столовые, химическая промышленность выпускает эрзац-хлеб, эрзац-кофе, эрзац-сахар, эрзац-шелк, эрзац-мыло… Еще немного, и научатся выпускать эрзац-воздух, – впрочем, первые концлагеря уже строятся.
     В центре Берлина возводится гигантское здание рейхсканцелярии, где кабинет фюрера – это зал высотой в 10 метров!
     Для населения устраиваются массовые шествия и праздники, которые своим «неоязыческим духом» коробят посла папы римского.
     В 1936 году Берлин добивается чести провести у себя Олимпийские игры. Конечно, Гитлер рассматривает их лишь как повод показать всему миру успехи Германии. Идеи олимпийского движения не имеют ничего общего с идеями национал-социализма.

Джеймс Кливленд Оуэнс, на Олимпиаде 1936 г.

     Гитлер досадует, что в честной спортивной борьбе нередко побеждают представители «низших рас». Главным героем Берлинской Олимпиады становится чернокожий американский легкоатлет Джеймс Кливленд Оуэнс, завоевавший 4 золотые медали! Раздосадованный фюрер покидает стадион задолго до окончания состязаний, чтобы не вручать награду «черномазому» победителю…
     В 1937 году в Париже проводится грандиозная всемирная выставка. Весь мир следит за соперничеством двух новых гигантов – СССР и Германии. Советский павильон венчает скульптура В. Мухиной «Рабочий и Колхозница». Париж в восторге. Мир рукоплещет, Гитлер – в бешенстве.
      – Но, мой фюрер, наш павильон на 10 метров выше! – возражает Геббельс. – Его венчает шпиль со свастикой…
      – Десять метров вашей глупости, Геббельс! – почти визжит фюрер.
     Однако отношения Германии с СССР пока, скорее, сложны, чем откровенно враждебны.
 
     Дела внешние
 
     В первой половине 30-х (да и позже) Гитлер на международной арене напоминает брачного афериста, который хочет понравиться сразу всем возможным богатым невестам. При этом главное намерение жениха – не вступить в брак, а повторить подвиг Остапа Бендера с мадам Грицацуевой.
     Он заигрывает с СССР, где одно время проходят подготовку немецкие летчики (делать это в Германии они не могли, пока Гитлер был вынужден считаться с версальскими договоренностями). В то же время он всячески строит ось Рим – Токио – Берлин, хотя отношения с Муссолини не безоблачны. Когда в 1934 году умирает австрийский канцлер Дольфус и Гитлер пытается аннексировать Австрию, Муссолини придвигает свои войска к австрийской границе и призывает европейские державы… «обуздать агрессора»! Муссолини – ярый противник большой войны в Европе.
     Постепенно Гитлер восстанавливает военную промышленность Германии. 20 апреля 1936 года берлинцы видят первый парад рейхсвера. А это значит, что с версальскими ограничениями покончено.
     С другой стороны, Гитлер старается убедить Париж и Лондон в том, что военная мощь Германии – надежный щит Запада от советских орд. Гитлера навещает бывший король Англии Эдуард VIII. Министр иностранных дел Англии лорд Галифакс сравнивает празднества в Берлине с балами в Петербурге времен Екатерины Великой.
     – Войны не будет! – заявляет он.
     Как ни странно, войны не хотят и немецкие генералы…
 
     Генералы против войны
 
     Удивительно, но именно в эти годы многие представители военной и финансовой элиты нацистской Германии боролись за мир! «Финансовый гений» режима Ялмар Шахт не раз предупреждал Париж о милитаристских приготовлениях Гитлера. К тому же он предложил французам и англичанам любопытный план по использованию их колоний. Он предлагал им сдать их бескрайние колонии в субконцессию немцам. По сути, Шахт уже тогда намечал пути перехода к неоколониализму.
     План Шахта позволил бы раскрутить экономику Германии без военного допинга, и тогда бы сторонников войны среди немецких магнатов значительно поубавилось. Кстати, это весьма усилило бы позиции Европы в конкурентной борьбе с США. Наметились бы перспективы мирного создания «единой Европы»…
     Увы, французы и англичане проигнорировали предложение Шахта.
     Все время существования гитлеровского режима в Германии активно действовала «Красная бригада» (ориентировавшаяся на коммунистов и СССР) и «Черная бригада», объединявшая сторонников сближения с Западом. «Черной бригаде» негласно покровительствовал шеф военной разведки Германии адмирал Канарис.
     Заговоры против Гитлера не прекращались. Во время Мюнхенского сговора, когда Париж и Лондон отдали Гитлеру Чехословакию, в Берлине в случае отказа Запада «сдать» чехов заговорщики были готовы свергнуть Гитлера, воспользовавшись его дипломатическим поражением.
     Большинство ведущих немецких генералов было против войны, особенно с СССР. Во время визита Гитлера на Восточный фронт в сентябре 1941 года на него готовил покушение генерал фон Браухич, войска которого, собственно, Гитлер тогда и инспектировал.
     Техническая неполадка спасла Гитлеру жизнь.
     Эта попытка покушения раскрылась уже задним числом и тоже в связи с очередной неудачей заговорщиков 20 июля 1944 года…
 
     Четыре латинских «K» и судьба Магды Геббельс
 
     Как известно, официальная гитлеровская пропаганда считала, что настоящая немка должна интересоваться только четырьмя вещами, которые в немецком начинаются на букву «K»: Киндер (дети), Кирхе (церковь), Кляйдер (одежда) и Кюхе (кухня).
     Этот странный для 20 века убогий взгляд на женщину характеризует отсталость психологии нацистов, которые точно с печи слетели. Между тем, сама действительность показывала примеры совсем другого отношения к жизни. Судьбы многих ведущих нацистов являются разительными опровержениями их взглядов!

Магда Геббельс

     Первая дама режима госпожа Магда Геббельс была, конечно, и истинной арийкой, и красавицей, и умела вести дом, и имела семерых детей.
     Но меньше всего она была просто «домохозяйкой». Вся ее жизнь говорит, скорее, о женщине-эмансипе и есть один из триумфов раннего феминизма.
     Магда родилась 11 ноября 1901 года как внебрачная дочь юной служанки фройляйн Беренд и богатого инженера предпринимателя Ричеля. Впрочем, через некоторое время родители ее поженились, и она стала именоваться фройляйн Ричель. Когда Магде исполнилось три года, ее мать нашла себе нового мужа – богатого еврея Фридлендера. Магда сохранила теплые отношения с отцом и с отчимом до самого своего брака с Геббельсом, который поставил крест на ее отношениях с родными (кроме матери).
     Но до этого было еще так далеко! Восемь лет Магда учится в школе при католическом монастыре в Бельгии, где тогда живут Фридлендеры. События первой мировой войны она наблюдает, так сказать, с той линии фронта.
     Магда становится убежденной буддисткой. Отец и отчим гордятся очаровательной, умной, утонченной и развитой девушкой. А в 1920 году в купе поезда она встречает и «суженого» – одного из богатейших людей Германии Г. Квандта.
     Увы, брак с богачом не приносит Магде счастья! И дело не только в том, что между супругами разница в 20 лет. Разница, в первую очередь, в понимании жизни. Господин Квандт – убежденный сторонник четырех «K» для немецкой женщины. Тем более, что у него двое детей от первого брака и сын от Магды.
     Вот Магде и занятие!
     Очаровательная светская дама понимает, что попала в золотую клетку.
     Вскоре она нашла утешение в связи на стороне. Ее избранником был Хаим Виталий Арлозоров. Еврей эмигрант из России, один из лидеров сионистского движения. Арийка и буддистка Магда Квандт становится под его влиянием убежденной сионистской. Их связь длится почти четыре года (1928 – 1932).
     И как знать, может, будущая фрау Геббельс стала бы одной из матерей-основательниц государства Израиль, если бы Арлозорова не убили политические враги в Тель-Авиве в июле 1933 года…
     К тому времени фрау Квандт уже распрощалась со своим богатым мужем, выбив у него (путем шантажа) немалое для себя содержание.
     Богатая, прелестная, наделенная неизъяснимым шармом, она попутно разбивает тогда и сердце мистера Гувера – племянника президента США. А он, в свою очередь, разбивает автомобиль, получив отказ фрау Квандт стать его женой.
     С просто миллионерами для нее отныне покончено. Настают времена настоящих героев!
     В 1930 году (еще во время романа с Арлозоровым, встречи с которым будут и далее) Магда встречает «доктора» Геббельса, который постепенно излечивает ее от сионизма и обращает в национал-социализм. Этот «сморщенный германец» сочетает в себе миссионерское самосознание, комплекс неполноценности (он приволакивает ногу) и стремление быть созидателем и разрушителем одновременно.
     Бабник Геббельс пленен своей ученицей. «В Магде обольстительная дикость. Она любит так, как может любить только великая женщина!» (из дневника Й. Геббельса).
     19 ноября 1931 года они сочетаются браком. Свадьбу играют в имении господина Квандта (без его, естественно, ведома).
     Н-да, есть в этой женщине своеобразная элегантная дикость…
     От брака с Геббельсом рождается пять очаровательных девочек и один несколько заторможенный мальчик. Все они погибнут 1 мая 1945 года…
     А пока, с приходом фашистов к власти, Магда становится первой дамой Третьего Рейха. Она устраивает грандиозные приемы, флиртует с Гитлером, ядовито поносит Еву Браун (за что Гитлер иногда сажает неуемную Магду под домашний арест) и… терпит измены «коротышки» Геббельса!
     Дело доходит почти до развода. Расстаться им мешает все тот же фюрер, для которого чета Геббельсов – важная пропагандистская «фенечка».
     Магда и впрямь была убежденной нацистской. В своем последнем письме из бункера в конце апреля 1945 года она писала: «У нас осталась только одна цель: верность фюреру до самой смерти. Мы никогда не смели рассчитывать на такую милость судьбы – завершить жизнь вместе с ним».
     1 мая 1945 года, не вняв мольбам женского персонала бункера, Геббельсы отдают приказ дать яду своим шести детям. Он плохо действует, приходится дополнить его инъекциями.
     Потом тщательно, элегантно одетые Геббельс и Магда поднимаются по лестнице наверх. По дороге Геббельс шутит, что так они избавляют персонал от возни по подъему их тел из бункера.
     Наверху Геббельс застрелился.
     Магда приняла яд.
     Какая трагедия! С оттенком истерического позерства, правда…
 
     Пресловутый «еврейский» и другие вопросы времени
 
     …Даже когда в 1935 году Гитлер запретил браки между «арийцами» и евреями, еврейская община Германии не представляла себе масштаба грозящей ей беды. Дело в том, что бытовой антисемитизм, особенно на севере Германии, был не очень распространенным явлением. Даже из вышеизложенного видно, сколь тесно и мирно существовали немцы и евреи, которые хотели сделать Германию своей второй родиной.
     Чудовищный антисемитизм поляков, провожавших градом камней колонны евреев в лагеря смерти, был немыслим в Германии. Эшелоны с евреями из Берлина отправляли тайно, ночами. Лагеря по уничтожению евреев и представителей других «низших» рас создавались, главным образом, на территории Австрии и Польши. Когда первые эшелоны с польскими евреями двинулись в 1939 году в ворота лагерей уничтожения, ни берлинцы, ни берлинские евреи даже не знали об этом.
     И Муссолини, и многие в окружении Гитлера (в частности, семья Евы Браун) резко осуждали антисемитские акции. Вот почему евреи не бежали в массовом порядке из Германии в середине 30-х: они не понимали, что все для них будет «слишком всерьез».
     Те немногие богачи евреи, которые отважились сняться с мест, могли забрать с собой только 5 процентов своего имущества! Их беззастенчиво грабили при переводе банковских счетов за границу. Таким образом, уехать из страны можно было лишь практически обобранным до нитки.
     Даже во время войны нацисты делали послабления для богатых евреев, но те откупались почти всем своим состоянием.
     Гитлер ввел для евреев обязанность носить желтую звезду Давида на одежде, – древний обычай, существовавший в средневековой Германии. Он запретил евреям посещение парков, а посещение кино и театров – в строго отведенные часы. Вот надпись-лозунг на воротах городского парка: «Чистый лесной воздух несовместим с запахом еврея!»
     Многие, если позволяла возможность, перестали просто выходить из дому.
     «Погром» – это русское слово вошло во все европейские языки со времен революции 1905 года. Самым грандиозным погромом стала в Германии ночь с 9 на 10 ноября 1938 года, названная (за массу разбитого оконного стекла) Хрустальной. Поводом к ней послужило убийство еврейским юношей немецкого дипломата в Париже 7 ноября 1938 года.
     В ночь с 9 на 10 ноября разгрому подверглись дома, магазины, конторы, принадлежавшие евреям. 20 тыс. человек было арестовано, 36 тыс. – убито.
     Нужно сказать, многие немцы, рискуя жизнью, стали оказывать помощь несчастным. Широко действовала «Организация фрау Бэрхен», которая прятала евреев, предоставляла им еду, одежду, поддельные документы, организовывала побег за границу.
     В мае 1945 года советские войска, к своему удивлению, обнаружили в Берлине несколько тысяч евреев, которые на протяжении нескольких лет скрывались в подполье.
     Страшная участь постигла и «расово неполноценных» цыган. Их уничтожали беспощадно по всей оккупированной Европе. Правда, несколько десятков заключенных цыган из лагеря смерти Лени Рифеншталь удалось спасти: они изображали массовку в ее фильме из испанской жизни, который Рифеншталь снимала все годы войны.
     (К слову сказать. сама «спортсменка, актриса, отличница» была, по всей видимости, озабочена отнюдь не судьбой цыган, а проволочками со своим фильмом).
     Нацизм шел рука об руку с диким расизмом. Чернокожих американских солдат в плен не брали, уничтожая их из огнеметов.
     Удивительно, что обо всех этих зверствах население в массе своей не догадывалось (или старалось не думать) не только в Германии, но и на оккупированных ею территориях западных стран!
 
     Барабаны войны
 
     К концу 30-х Гитлер почувствовал себя достаточно сильным, чтобы начать военные действия. 1 сентября 1939 года группа переодетых в польскую форму зеков из немецких лагерей (им была обещана свобода, и всех их тут же, естественно, уничтожили) атаковала немецкую радиостанцию. Началась вторая мировая война.
     Муссолини метал громы и молнии: он не хотел этой войны, он слишком предвидел ее последствия! Не верило своему фюреру и большинство его полководцев. Даже наипреданнейший Кейтель записал в те дни в своем дневнике: «Германия погибнет, если союзники отдадут себе отчет в том, что, по всей логике, они должны атаковать».
     Но союзники предпочитали отсиживаться в окопах, «сидячей войной» назвали ее немцы. А потом пошли ломить стеною. И в течение полугода почти вся Европа оказалась под их сапогом.
     20 июня пала Франция. Гитлер прибыл в Париж триумфатором, от волнения он весь дрожал и подергивался. Вдруг фюрер заметил, что его свита старается не показывать его французам.
     – Они меня стыдятся!.. – воскликнул он горестно.
     И впрямь вид у него был такой, что генералы не захотели, чтобы серп французского остроумия прошелся по яйцам германской победы…
 
     Счастье Гретхен: Судьба Евы Браун
 
     Но было в мире сердце, которое билось любовью к Гитлеру, – вероятно, не только как к фюреру, но и как к человеку.

Ева Браун

     Без лишнего пафоса скажем, что это сердце принадлежало Еве Анне Пауле Браун.
     Эта женщина вошла в историю под первым своим именем, хотя эзотерики уверяют, что второе ее имя – Анна – делает женщину несчастливой.
     О Еве Браун написано много, в том числе и гадостей. Кто же была она, многолетняя спутница Адольфа Гитлера?
     Ева Браун родилась 7 февраля 1912 года в Мюнхене. Ее отец был учитель, мать – портниха, однако некоторое наследство, полученное Браунами после войны, избавило их от нужды.
     Кроме Евы в семье было еще две дочери: старшая Ильзе и младшая Маргрете (Гретль).
     Ева закончила католическую школу и поступила работать в фотоателье Генриха Гофмана. Вскоре она узнала, что герр Гофман – главный фотограф нацистской партии и придворный фотограф Адольфа Гитлера.
     В то время и в семье Браунов шли бесконечные политические дебаты. Отец и Ильзе были против наци, мать и Гретль находили их интересными. Для Евы они были совершенно обыкновенными людьми. Никакой политикой она никогда в своей жизни не интересовалась и даже не вступила в нацистскую партию. Ее привлекали моды, танцы, спорт и дешевые женские романы о неземной страсти к великому Мужчине.
     Кавалеры? С этим было сложнее, хотя все три сестры были очаровательны, и Ева – самая очаровательная изо всех них. Отец был строг. Ровно в 10 вечера он вырубал свет в комнате дочерей. Ясно, что контроль за моральным обликом девочек был неусыпный.
     Господину Брауну и в голову не могло придти, что незаконный с точки зрения обывательской морали роман его Ева крутит во время работы!
     Впрочем, долгое время роман этот оставался платоническим.
     Гитлер познакомился с Евой в ателье Гофмана осенью 1929 года. Он показался ей церемонным пожилым господином.
     Но господин не оставлял ее своим вниманием: цветы, конфеты, духи… «Пришла пора – она влюбилась…» Тем более этот ореол надежды нации вокруг головы Гитлера…
     Многие самые выигрышные снимки фюрера Гофман делает, когда Гитлер любезничает с Евой. Потом ножницы убирают ту, кому предназначались улыбки и блеск глаз, и вдохновение на лице, – и получалась ценная для пропаганды нацизма фотка одинокого, «женатого на всей нации» фюрера.
     Свою сотрудницу герр Гофман находил совершенно неинтересной: так, кукольное лицо девицы с рекламы туалетного мыла…
     Наконец, в 1932 году на кушетке в мюнхенской квартире Гитлера роман перешел в свою более взрослую стадию. Позже, в 1938 году, Ева увидела фото Чемберлена на этой кушетке. Глядя на чопорного английского премьера, она рассмеялась: «Знал бы он, что произошло на этой кушетке шесть лет назад!..»
     Гитлер стал канцлером. Ева продолжала работать в фотоателье. Их встречи становились все реже. Ева страдала, страдала по-настоящему. К тому же отец узнал ее тайну и написал грозное письмо фюреру с требованием жениться на его дочери. В ответ – «молчание ягнят». Старшая сестра Ильзе вовсю ругает наци и упорно, до 1938 года, до его эмиграции работает у своего патрона еврея доктора Маркса. Обстановка в доме становится невыносимой. Ева мечтает о том, чтобы фюрер подарил ей хоть песика, чтобы было с кем делить свое горе!..
     Дважды она пытается покончить с собой. После второй ее попытки Гитлер, наконец, решается снять покров со своей тайны: в 1935 году он дарит Еве квартиру, а затем особняк (с бомбоубежищем), долгожданных собачек, мерседес и самый первый экземпляр фольксвагена.
     С 1938 года Ева становится неотъемлемой частью жизни Гитлера. Она переселяется в его горное имение Бергхоф и делается его хозяйкой.
     Но Гитлер стареет, начинается эта противная война, которая отнимает столько сил и времени у ее друга, и Еве ничего не остается, как заниматься фото- и киносъемкой, гимнастикой (сохранились кадры ее упражнений, по которым можно судить о немалом спортивном таланте) и вести опись своего безмерного гардероба. На каждую блузку, на каждое платье заводится ею папка с «делом», где подробно излагается, когда и за сколько платье куплено и какие аксессуары к нему полагаются. В какой-то мере Ева живет и интересами политическими: она отстаивает право немецких женщин на косметику и перманент и мечтает в случае победы сняться в Голливуде!..
     Ева никогда не просит у Гитлера за кого-то. А резкой Ильзе, которая вечно ворчит, даже при фюрере. на режим, заявляет, что палец о палец не ударит, чтобы вызволить ее из концлагеря, коль случится такая напасть.
     Впрочем, на защиту одного человека она поднялась резко и решительно: это был старый еврей, который лечил мать Гитлера. Ева настояла, чтобы ему дали возможность эмигрировать.
     Конечно, Еву Браун не назовешь глубокой или развитой натурой. Но тонкие ценители находили в ней какой-то удивительно трогательный «робкий шарм».
     В апреле 45 года она не пожелала подчиниться приказу Гитлера оставаться в Баварии и почти чудом сумела прилететь в штурмуемый советскими частями Берлин. Гитлер был страшно растроган.
     Из бункера она пишет родным письма, удивительного свойства: «…Представь себе, портниха хочет иметь с меня 30 марок за блузку, она совершенно обнаглела. Как можно осмелиться ни за что требовать 30 марок…»
     Но вот признание от 22 апреля: «…Мы боремся здесь до последнего. Но я боюсь, что угроза конца все ближе и ближе. Как я лично страдаю из-за фюрера, я тебе не могу описать… Я не могу понять, как все это могло случиться, уже нет больше надежды на бога…»
     28 апреля 1945 года она стала, наконец, законной женой Адольфа Гитлера. 29 апреля фюрер пишет завещание. Первой среди своих наследниц он называет жену Еву.
     В тот же день буквально за стенкой расстреляют мужа Гретль группенфюрера СС Фегеляйна за попытку бегства из бункера.
     Ева не заступится за него.
     30 апреля Гитлер и его жена покончат с собой.
 
     Английский секрет на немецкие тайны
 
     Одна из величайших тайн второй мировой войны – это мало кому тогда известная незримая борьба вокруг кодов знаменитой немецкой роторной шифровальной машины «Энигма».
     Долгое время союзникам не удавалось расшифровывать приказы немецкого командования, посылаемые своим войскам с помощью бесконечных шифровальных ключей чудо-машины.
     К 1941 году англичанам удалось создать машину, которая могла понимать язык «Энигмы». Они назвали ее «Ультра». Если «Энигма» была органом речи, то «Ультра» стала органом слуха. Своей тайной англичане дорожили так, что только в 1943 году раскрыли некоторые тайны «Ультра» ближайшим своим союзникам американцам, да и то далеко не все.
     Интересно, что «Ультра» так и не научилась распознавать депеши ни советского, ни японского генштабов.
     Черчилль очень дорожил «Ультра», ведь обо всех действиях немцев на фронтах в Лондоне узнавали заранее! Благодаря этому англичанам удалось практически уничтожить немецкий надводный флот уже в 1941 году. Тем самым опасность высадки немецкого десанта на берега Альбиона была ликвидирована.
     Но горько и страшно расплатилась Британия за владения тайнами немецких шифровок! Черчилль сознательно допустил гибель под немецкой бомбежкой старинного английского города-музея Ковентри. Он не сообщил о готовившейся немецкой бомбардировке даже руководству города. Лишь бы немцы не прознали, что на их «Энигму» нашлась управа…
     Правда, однажды, Черчилль не удержался и сильно рискнул в этом плане. В ноябре 1940 года Берлин посетил министр иностранных дел СССР В. Молотов. Он заключил пакт о ненападении с Гитлером.
     Черчилль точно знал час и минуту, когда на банкете Риббентроп поднимет бокал за советско-германскую дружбу. В ту же минуту англичане подвергли Берлин страшной бомбардировке.
     Доканчивали свой банкет дипломаты в бомбоубежище. Когда неумный Риббентроп заявил, что дни Британии, собственно говоря, сочтены, Молотов поднял палец к сводам, содрогавшимся от ударов, и спокойно спросил:
     – А это что?..
 
     На весах войны
 
     Берлинцы остро ощущали перемены в ходе войны. Рождество 1942 года было самым веселым и полным надежд: победы Роммеля в Африке, успехи в России…
     А вот 1944 год встречали безо всякого энтузиазма. Город нещадно бомбили. Англичане почему-то не трогали военных заводов в окрестностях Берлина, зато ровняли с землей совершенно мирные объекты. Был стерт с лица земли берлинский зоопарк. Львы, тигры и олени неслись на свободе через воронки от бомб. В анналы мировой кинодокументалистики навсегда вошел страшный кадр: мчащаяся пылающая антилопа…
     В моду вошли скоротечные романы с фронтовиками, проводившими отпуск в столице. На это все – и родители, и власти – смотрели сквозь пальцы.
     Процветали коррупция и черный рынок.
     Германская элита (и соучастники гитлеровского режима, и его противники) стараются остановить маховик войны. Известен почти сказочный рассказ о том, что звезда немецкого кино Ольга Чехова посетила в 1943 году Москву и вела переговоры о сепаратном мире со Сталиным. Остановилась она у родственницы. Ольги Леонардовны Книппер-Чеховой. Родная кровь, общие интересы…
     По дипломатическим и масонским каналам нащупываются контакты с Западом, тоже на предмет заключения сепаратного мира…
     Немцы не учитывают, что англосаксы твердо решили довести войну до полной победы и полностью перестроить всю политическую жизнь побежденной Германии (переговоры англичан и американцев в Касабланке в 1942 году).
     Однако немецкие генералы и аристократы надеются сохранить свои позиции, надеются, что смерть Гитлера будет достаточной платой за сепаратный мир…
     В 1944 году в Берлине (вторым центром заговорщиков был Париж) организуется заговор «Черной капеллы» с целью устранения Гитлера. В число заговорщиков входят генералы фон Браухич, фон Клюге, фон Бок, фон Штюльпнагель, княгиня фон Шенбург, граф фон Бисмарк, граф фон дер Шуленбург, барон фон Герсдорф, граф Йорк фон Вартенбург, граф Шверин фон Шваненфельд… Возглавляет заговор энергичный и умный полковник граф К. Шенк фон Штауфенберг. «Снова граф! – ворчат заговорщики, принимая в свои ряды очередного члена. – И ни одного дельного электрика…»
     Покушение на Гитлера провалится из-за чистой случайности. Гитлер свирепо расправится с заговорщиками. Настанет его час мстить этим господам за «богемского ефрейтора». В тюрьме будет установлена гильотина. Палач во фраке станет вершить свое дело, а в зале жаться друг к другу зрители, которым прислали пригласительные билеты на казнь (попробуй не приди!)
     Часть заговорщиков будет повешена на крюки, как туши скота, чтобы продлить их мучения. Об этом снимут фильм, Гитлер станет каждую ночь крутить его в своем логове.
     Фильм с учебно-назидательными целями покажут и эсэсовцам. Один из них от увиденного упадет в обморок…
     И все же берлинцы понимают: месяцы режима сочтены, это он так страшно агонизирует…
     Даже следователи дают иногда поблажки подозреваемым…
 
     Бигуди для гестапо
 
     Среди участников заговора и Урсула фон Кардоф – журналистка светской хроники и ведущая обозрений мод. Она знает всех заговорщиков. За несколько дней до покушения на Гитлера на одном банкете она помогала искалеченному на фронте фон Штауфенбергу резать мясо на тарелке.
     И вот она получает повестку к следователю. В гестапо эта очаровательная женщина является с сумочкой, в которой лежит лишь блокнот с начатой статьей о модах и бигуди. Ответы на ее вопросы опереточно беззаботны. Штауфенберг? Да, конечно, знакома, ему всегда нужно было помогать резать мясо. Бисмарк? О, это отличный танцор. Бывший посол в СССР фон дер Шуленбур? Очень умный и такой любезный, но увы, уже старенький…
      – Вы или законченная дурочка, или страшно умная девушка! – ворчит следователь.
     Урсула фон Кардоф свободна.
     Следователь устало смотрит на портрет фюрера.
 
     Русские «Наташи» и русские «Иваны»
 
     К концу войны полуразрушенный Берлин походил на древний Вавилон с его смешением всех народов и языков. Рабочие из покоренных немцами стран из бараков вокруг города уже свободно, без опознавательных знаков гуляли по центральным улицам. А славянские домработницы, мобилизованные на расчистку развалин, вовсю трудились на руинах Третьего рейха.
     Кстати, несколько слов об этих русских «Наташах». В семьях берлинцев домработницы из СССР появились осенью 41-го года. Они сразу завоевали симпатии своих хозяев. Ни о какой расовой неполноценности, о которой тарахтел с утра до ночи Геббельс и не вспоминалось. Добрые, работящие, неприхотливые, русские «Наташи» быстро вытеснили немецких служанок, – тем более, что тех Гитлер мобилизовал на военное производство.
     Нередко «Наташи» воспринимались как члены семьи, делили с хозяевами и стол, и хлеб. И, наверно, многие бывшие советские «спортсменки» комсомолки, отличницы» задумывались с приближением линии фронта, а стоит ли возвращаться на Родину?..
     Иные прятались от советских войск и пробирались в оккупированные западными союзниками части Германии. Там они находили нередко и свое личное счастье…
     Во всяком случае, порядка и терпимости на оккупированных нашими союзниками территориях было значительно больше. Сказывалась разность европейских и советских стандартов жизни… Да и душевные раны советских солдат были куда как глубже…
     Черчилль заметил тогда, что главной ошибкой Сталина было то, что он показал русому Ивану Европу, а русского Ивана – Европе.
 
     Финал
 
     Чем дальше от нас годы второй мировой войны, тем сложнее и тоньше понимание потомками тех событий. Это не было столкновением нескольких государств, народов или даже идеологий. Все отчетливей выясняется, что в схватке тогда схлестнулись несколько систем, каждая из которых по-своему решала главную проблему 20 века: проблему создания государства с максимально сбалансированными в интересах населения интересами. Немцы сделали при этом главным принципом национальный и расовый, СССР – социальное равенство, а западные союзники – равенство в правах и социальных гарантиях при сохранении ответственности за себя и при сохранении частной инициативы.
     Поэтому разразившаяся в 1946 году сорокалетняя «холодная война» между СССР и Западом была естественным продолжением спора о решении этих макроисторических задач.
     Но назвать их решенными окончательно вряд ли было бы справедливым и в наше снова уже неспокойное время…

Валерий Бондаренко





О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи