Library.Ru {2.6}Лики истории и культуры




Читателям Лики истории и культуры Сериал «Фурцева»: за и против...

 Сериал «Фурцева»: за и против...

Иллюстрация: Валерий Бондаренко

Еще в полуфинале просмотра исполнитель одной из ключевых ролей сериала Виктор Сухоруков честно пожаловался: во время съемок было ощущение, что творим нечто грандиозное, «эпохалку» на манер «Семнадцати мгновений весны», все было такое подлинное, а на экране все какое-то картонное. Пеняют оператору, сценаристам, режиссеру, даже хорошим актерам.

Между тем, мне кажется, чувство разочарования (не глубокого, но все-таки…) вызвано, прежде всего, теми рамками, которые были положены создателям данной ТВ-продукции. «Семнадцать мгновений весны» потому и состоялись как «эпохалка», что раздвигали рамки привычного, машинального восприятия современников, а по жанру были психологической драмой. Новый сериал «Фурцева» – абсолютная, стопроцентная мелодрама, призванная не просвещать и развивать, а развлекать и отвлекать. Ну, и немножечко агитировать, раз уж на предвыборные недели премьера «пришлась»…

То, что это – безусловно и только лишь мелодрама, очень заметно в первых сериях, где Татьяна Арнтгольц (молоденькая Катя Фурцева) старательно играет комсомолку 30-х, а на поверку получается митинговая кликуша и стервозная карьеристочка. Это как с возобновлением «Пламени Парижа» в Большом: раз нет революционного пафоса, то остаются бытовые развязные пляски без огонька.

Я был удивлен хорошими рейтингами первых серий: сопереживать ТАКОЙ вот героине как-то не тянет. И не вина в том актрисы: сценаристы старательно лишили образ бэкграунда, той почвы, на которой произрос незаурядный характер героини, лишили духа эпохи, которая представлена как-то цитатно (с бору по сосенке из фильмов 30-х) и наощупь. «Что играть» началось лишь, когда в жизни героини разразились личные драмы. Здесь и Арнтгольц убедительна (хоть и не слишком все-таки обаятельна), здесь тема и жанр сериала наконец-то проясняются. Жанр, уже сказано, – типичная мелодрама. Тема – женская судьба, и вовсе даже не судьба «члена правительства», современницы (и участницы) исторических грандиозных событий, а просто личная жизнь частного человека.

Собственно, это-то и играет в дальнейшем великолепная Ирина Розанова (зрелая Фурцева), мало похожая на Фурцеву внешне. Да и причем здесь дословное совпадение? Сказано ж: она играет женскую судьбу, просто Женщину. Ее героиня могла бы вполне быть нашей современницей, членом «Единой России», функционером высокого полета и ездить на отдых не в Крым, а в Доминикану, отбрыкиваться не от сталинских соколов и брежневских сусликов, а от въедливых совремённых сурков и площадных хорьков, быть именно такой вот – тактически тонкой, но лишенной некоей общей цели, стратегии.

Это упрощающее (но не приближающее и ничего не проясняющее!) осовременивание – и есть смысл и суть исторического сериала теперь.

Приметы времени и места действия «на лице», но они мебельны, антуражны. Антуражность и приблизительность – стилевой ключ вещи в целом. Поэтому и приглашенные на роли исторических деятелей Г. Хазанов (Сталин) и В. Сухоруков (Хрущев) так далеки от своих персонажей даже по внешним данным. Здесь все вроде про историю и про жизнь, и все тем не менее не слишком всерьез, даже подчеркнуто не всерьез, лишь бы звездные имена обеспечивали рейтинги.

Есть отдельные замечательные удачи – та же Розанова «сама по себе», безгранично, бесконечно обаятельная, тот же Максим Аверин (первый муж Фурцевой летчик Петр Битков, актер сумел выломиться из амплуа прославившего его детективного сериала).

Тонко лепит образ дочери Фурцевой Светланы Екатерина Вилкова – и дело даже не в самом характере, довольно простом, довольно прямом, а в том, что актрисе удалось показать течение времени внутри человека. Ее Светлана – девушка из «оттепельных» времен иная, чем Светлана эпохи застоя, она меняется и возрастно и сущностно.

Очень колоритен и подлинен (если иметь в виду типаж эпохи) Борис Каморзин в роли Фрола Козлова. Все как-то ругают исполнителя роли Суслова актера Дмитрия Поднозова за «клоунство», но ведь и личность его героя была такой, скажем мягко, парадоксальной!

А кстати, те, кто пытаются насытить образ соками подлинности – те же Каморзин и Поднозов – вырываются из общего тона сериала, тона вполне себе благолепного несмотря на те реальные трагедии, которыми вроде богато действие.

Тень заданных благолепия и «приличности» коснулась и образа второго мужа героини – Николая Фирюбина. В исполнении неизбежного стареющего красавцА нашего экрана Александра Домогарова он выглядит этаким светским дон-жуаном. Подлинный же характер был неприятнее, Фирюбин позволял себе грубо ворчать на «обскакавшую» его в карьере жену публично. В сериале не шибко даже понятно, почему сей умный пресыщенный Альмавива так легко разлюбил свою высокопоставленную Розину…

А знаете, некая «сермяжная» правда есть и в этом далеком от исторической точности и глубины ТВ-твореньи, и Розанова очень точно уловила ее. Все эти «культы»–«оттепели»–«застои» – внешние обстоятельства сущностного изменения ее героини. Нет, она не играет разочарование Фурцевой в «идее» (его ведь вроде и не было), Розанова играет более общее и всем внятное – разочарование в жизни вообще. И так к месту здесь фирменная розановская гримаска: улыбка горечи.

Собственно, тема сериала – путь человека (здесь: советского бюрократа – не в ругательном, а в социальном смысле слова) от ценностей общественных, отвлеченных к ценностям более естественным и житейски понятным, к ценностям личного счастья и преуспеяния. Поэтому-то и сериал смотрится так естественно, так уютно, он так ложится на понимание жизни нынешнего нашего телезрителя. В этом, в общем-то, и главная историческая правда, глубинная. В этом и скрытое оправдание дня сегодняшнего, столь актуальное в преддверии выборов…

2.12.2011

Валерий Бондаренко





О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи