Library.Ru {2.6}Лики истории и культуры




Читателям Лики истории и культуры Потешная литература Елены Колядиной

 Потешная литература Елены Колядиной

Колядина Е. В. Потешная ракета: роман. – М.: АСТ: Астрель, 2011. – 250 с.
 

Вообще-то это самое сложное – продолжить свой неожиданный успех.

Успех Елены Колядиной год назад был неожиданным, присуждение «Русского Букера–2010» ее «Цветочному кресту» вызвало целый скандал в литературном мире. Говорили, что роман Колядиной – литературное хулиганство, этакое язычески раскованное и языково очень рискованное дитя женской прозы.

В самом деле, автор вовсю использовал архаизмы (вперемешку с вульгаризмами), которые вряд ли могут привлечь широкую женскую аудиторию. Почему, прежде всего, женскую? Потому что и тот и этот, новый, роман Елены Колядиной – не только о женщине, но и являет собой «женский взгляд» на мир вообще. Героиня ее Феодосия на порядок умнее, талантливей, ярче, благородней персонажей-мужчин.

Тот, первый, роман Колядиной пришел к нам в ореоле некоего трогательного мифа: дескать, сидит где-то ночами на вологодской кухоньке женщина и изливает свою мечту о любви – любви совершенно земной, плотской. При этом авторесса обнаруживает любовь к родному слову, знание исторических реалий (действие происходит в конце 17 века), духовную незашоренность (которая дала повод обвинять ее в богохульстве – но неужели и мы погрузились в 17 век толико глубоко?..)

«Потешная ракета» – продолжение «Цветочного креста». Здесь Феодосия, чудом избежавшая казни в конце первого романа, оказывается в московском монастыре в образе женоподобного чернеца Феодосия. Феодосий обнаруживает необычайные способности в области механики, баллистики и вообще готовит полет в космос.

При этом любовная линия, определявшая сюжет «Цветочного креста», в «Потешной ракете» сведена буквально на нет. Даже основная сюжетная коллизия – главный недоброжелатель Феодосии отец Логгин узнает ее и преследует, а она, в свою очередь, неожиданно встречает своего сына Агеюшку, к которому, собственно, и намылилась, было, в космос, думая, что он, мертвый, «на небеси» – эта линия скороговоркой завершается в самом конце романа.

Весь же он – не о страданиях потерявшей ребенка матери и не о проблемах гендерного перерождения, а о сладости заниматься наукой и о трудностях рождения научной истины среди миазмов религиозного фанатизма.

Итак, вы разочарованы? Не отдает ли это все советской «исторической повестью для юношества»? Тем паче, что сегодняшнее юношество это уж точно не прочитает.

И у меня не раз рождалась досада на автора: ну увлеклась, увлеклась, увлеклась! Забывает порой о собственно интересе читательском, какая-то игра с самой собой. Тем паче, что Колядина – не мастер закрутить сюжет или распутать занятные психологические узлы. Она, прежде всего, поэт быта.

Бытописательство слишком затянуло экспозицию «Цветочного креста», в «Потешной же ракете» оно вообще составляет основную начинку романа. Чувствуя это, автор нагнетает к концу массу мелодраматических коллизий, совсем уже неправдоподобных, и никакая авторская как бы ирония это не искупает.

Так что же все-таки перед нами? Очевидная неудача, дописывание сюжета, скороговорочное досказывание круто замешанной, да не слишком пропеченной «гистории»?

Язык (прежде всего, язык!) подсказывает, что нет, не только это, во всяком случае. В своем новом романе Колядина гораздо смелей сталкивает архаизмы с абсолютно современными понятиями, которые и в устах иных героев начала 20 века звучали бы неправдоподобно. И ты понимаешь, что автор имеет в виду не только Русь 17 века (хоть знает и любит ее), сколько нашу современную Россию.

Вот тоже новость, скажете вы. Это уж какая-то мода литературная – сопоставлять Рашу 00-ых и Московскую Русь («День опричника» и «Сахарный Кремль» В. Сорокина). Правда, у Сорокина жесткая сатира, которая показывает, что азиатская суть власти, ее повадки у нас за три-четыре последних века не изменились.

У Колядиной же сопоставление, насупротив того, вполне себе конформистское (что выглядит свежей, но менее основательно). Всемогущий боярин Соколов у нее – прямо какой-то наш неолиберал-западник, даром, что и «спектаклзы» (очки) носит, как Ходорковский.

Ни широты, ни остроты исторической мысли, ни, тем паче, ее глубины у Колядиной мы не встретим. Мы лишь погрузимся в уютное чтение не совсем уж откровенно женской прозы в ее самом худшем, базарном изводе. Эта озорная и легкая книжка поможет скоротать время любителям сказок (русских народных особенно) и постмодернистски заточенным читателям, ищущим развлечения-отвлечения, прикола.

Что ж, аудитория лишь на первый взгляд разношерстная. Но многочисленная ли?..

И значит, автору не совсем, откровенно коммерческому, только и остается это одно: игра в словеса, в образы с собой, а если чуть повезет – то и с близкими душой читателями.

Слава богу, хоть не фабрика детективщиц, халтурная и бездарная!..

Хоть тень, а все же литературы.
 

26.10.2011

Валерий Бондаренко





О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи