Library.Ru {2.6}Лики истории и культуры




Читателям Лики истории и культуры Петр Великий по В. Бортко

 Петр Великий по В. Бортко

Кадр из фильма Владимира Бортко «Петр Первый. Завещание». Фото: Вести.Ru

«Короля играет свита». Этот нехитрый вывод сделает зритель из новой работы В. Бортко для ТВ (сериал «Петр Первый. Завещание»). Сделает и в плане историческом (фикшн-историческом) и эстетическом.

Мы как-то уже привыкли видеть в каждой новой работе Владимира Бортко некий месседж о быстроменяющемся нашем времени, считывать его если не в контексте творимой истории, то уж творимой политики – точно. Впрочем, в «Собачьем сердце» это была еще история, точно угаданная, точно ухваченный сдвиг в нашем сознании, в нашем историческом бытии. «Идиот» открыл собой путинскую эру с этим призывом к патриотизму вопреки даже и фактам. «Петр Первый. Завещание» – это уже не Слово, не проповедь, как в «Идиоте», это Дело. Дело государственной важности, которое некому продолжить, некому поддержать.

Короля играет свита – короля сжирает свита. Петр велик, но мелковаты его сподвижники, способные лишь осуществлять конкретные поручения и – воровать, воровать, воровать… Этакие менеджеры среднего звена в париках и камзолах.

Трагедию исторического Петра режиссер Бортко, автор сценария Д. Гранин и исполнитель главной роли А. Балуев обозначили верно. Но именно, показалось мне, ОБОЗНАЧИЛИ, не особенно углубляясь в анализ причин и творя из трагедии – ТВ-шную мелодраму. Петр замкнут здесь в узкий круг своих сподвижников, из-за кольца придворных зритель не видит сложнейшего и очень противоречивого исторического процесса. Он лишь наблюдает борьбу новой, петровской элиты за господство – уже без своего постаревшего и ставшего ненужным господина и благодетеля. Он видит торжество частного интереса над общим, над государственным, частного (среднего) человека – над выдающимся.

Может быть, поэтому среди блестящих работ блестящих актеров я бы выделил игру И. Розановой (Екатерины) – здравомыслящей мещаночки, которая вроде как всю жизнь покорялась судьбе, а потом этой судьбе в лице самодержца рога и наставила; которая спасает и ублажает себя, не ведая иных, отвлекающих от сути ее жизни идей и прожектов.

Да, подлинный герой этого сериала – не Петр, в котором А. Балуев играет уже усталого, истратившего энергию государя (как тут не вспомнить электрическими зарядами бьющий образ, созданный в старом советском фильме Н. Симоновым!) Это и не князь Дмитрий Кантемир (М. Боярский) – потомок византийских императоров, носитель европейской культуры. И не его дочь Мария (Е. Боярская) – под стать отцу, под стать Петру. Это не прожженные плуты и сволочи («сволочь, но своя сволочь!») Меншиков (С. Маковецкий) и Толстой (А. Филиппенко). Все они замечательно профессионально играют, но живет на экране жизнью реального и очень близкого зрителю человека только она – Розанова-Екатерина.

Да, перед нами все-таки только мелодрама. И как бы ни убеждали нас в близости к истории ее создатели, все же частное стало сутью действия. Роман Петра с Марией Кантемир, в сущности, небольшой эпизод в бурной личной жизни царя, под пером сценариста разрастается в единственно подлинную любовь всей жизни. Ради мысли, что великому мужчине нужна и великая женщина, создатели фильма похерили и факты общеизвестные: например, что пик нежности к своей Екатеринушке Петр испытал во время Прутского похода, короновав ее сразу после него императорской короной, то есть формально разделив власть и завещав тем самым именно ей свою империю.

Воссоздав исторически достоверный цвет костюмов во время коронации Екатерины, авторы микшировали суть события. Зато по-киношному поднапустили чернухи в деле Виллема Монса – тайного любовника свежеиспеченной императрицы. Не было там никаких адских пыток, не было публичного унижения Виллема. Мужчины вели себя по-джентльменски: Монса обвинили не в адюльтере с царицей, а только во взяточничестве. И Монс ни разу Екатерину на допросе не упомянул.

Если честно, от сериала веет некоей как бы демонстративной, иронизирующей над собой заказушностью: тут и патриотические тирады, и сарказмы в адрес хилячков европейцев, и очевидно отлакированный, огламуренный, а на самом деле еще очень шершавый при Петре быт придворных и самого царя. Весь набор заманок, обманок и наживок в предвыборный год для отечественного жлобья!

И уж совсем комично выглядит в финале похоронная процессия с гробом Петра на улицах современного, запруженного авто Питера. Так и кажется: выйдет сейчас мадам Матвиенко и устроит фейерверк с регатой на Неве – она по любому поводу их устраивать мастерица.

И только намеком, только логикой самого действия (но эту логику зритель сам должен достроить) показано, что источник тотального воровства и тотальной же безответственности – как раз в этой всеобщей подавленности пятой государственничества. Ибо воровство есть способ отстоять негласно свой интерес, если ты не гражданин, право имеющий, а холоп и винтик.

А в творческой биографии Владимира Бортко его «Петр» останется, мне кажется, работой очень профессиональной, но лишенной следов вдохновения и весомых художнических прорывов.

16.05.2011

Валерий Бондаренко





О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи