Library.Ru {2.6}Лики истории и культуры




Читателям Лики истории и культуры У войны не децкое прям всё… Но КАКОЕ? (ТВ-сериалы о ВОВ)

 У войны не децкое прям всё… Но КАКОЕ?

ТВ-сериалы о ВОВ
 

9 мая телезрителю, можно сказать, пережить надо. Сплошным потоком на экране – бои и взрывы, с перерывчиками на торопливые окопные страсти. Причем бравые сталинские комедии соседствуют с суровой правдой фильмов эпохи оттепели, а пафосные эпопеи времен застоя подмерзают от обидных разоблачений картин Горби-эры…

В целом весь майский разворот фильмов о ВОВ становится в сознании все более удаляющихся от той страшной эпохи зрителей чем-то обыденно полупраздничным, непременным, как новогодний салат оливье.

Между тем, «нулевые» ознаменовались чередой юбилеев памяти о ВОВ и спорами о ней, а также, как водится, мощным потоком предъюбилейной телепродукции.

Тон здесь задал сериал Н. Досталя «Штрафбат» (2004 г.). Он огреб по самое «не могу» за неточности и прямую неправду от ветеранов, но режиссер «цапанул» главный нерв нечастых уже рефлексий нашего современника о той войне. Николай Досталь и сценарист Эдуард Володарский задались вопросом: каковы могут быть мотивы и причины того, чтобы пасынки родины, родины-мачехи, встали на ее защиту?

Авторы сосредоточились на характерах, на судьбах своих героев. И характеры получились выпуклые, от «военной косточки» рыцарственного командира штрафбата Твердохлебова (А. Серебряков), до пахана Глымова (Ю. Степанов) и шулера Стиры (А. Баширов).

Однако характеры были таки отцензурованы перестроечными представлениями о той эпохе, о сталинщине. В результате персонажи, сами по себе убедительные и правдивые, оказались вне контекста своего времени. Как ни страшна была сталинская бетономешалка, к началу войны она и впрямь создала эту вполне однородную уже массу, уравненную в социальных правах (и бесправии), которая ощущала себя лояльной режиму.

Не будь этой массы, прошедшей через пионерские лагеря и комсомольские собрания, наивной и пылкой, припугнутой и бесстрашной, не будь этой реальной аудитории для сталинской пропаганды, не будь лозунга о стране всеобщего счастья (пусть и в неопределенном будущем), не будь творимой легенды о социальной справедливости, не будь реальной обиды и реальной угрозы – не случился бы и массовый героизм.

Намеки на это в сериале имеются. Но общая масса событий перевешивает в другую сторону. Поступки героев детерминированы инстинктом родины (не рассуждающим – все их беды, якобы, не от родины, а от режима, как будто он не есть реальный итог исторического развития этой вот самой родины) и инстинктом выживания на волосок от смерти.

Некой духовной отдушиной становится появление священника в рядах штрафбата (актер Д. Назаров), которое при всех ухищрениях опытного сценариста выглядит нарочитым. Религиозно-мистический катарсис венчает все здание сериала, сильно подтачивая доверие зрителя к нему.

Но смысловая канва фильмов о ВОВ Володарским и Досталем, считай, разработана. По ней можно теперь вышивать какие угодно жанровые узоры, от мелодрамы до фэнтези. Другой вопрос, что зритель все-таки чувствует: ему твердят одно и то же – какой бы уродиной родина ни была по отношению к тебе, ты обязан ее защищать, жертвовать жизнью, а если тебе перед смертью охота духовно умыться – умойся верою православной.

Этот смысловой – посыл?.. загиб?.. – повторяется и в других новейших сериалах о ВОВ. Подвиг во имя родины, вольный или невольный (или подневольный), улаживает все противоречия, списывает все грехи и долги, снимает все обиды…

«Паршивые овцы» (реж. С. Чекалов, 2010 г.) – о группе сбежавших бандюков, которые волей обстоятельств становятся партизанами и срывают планы немецких диверсантов. И хотя здесь есть очень удачная операторская работа (оператор-постановщик Вяч. Лазарев; чего стоит один только проход камеры по облупленным, крытым синей краской стенам лагерной администрации – ощущение духа времени возникает полнейшее!), и хотя имеется ряд хороших актерских работ (лучшая, на мой вкус – ощерившийся от перманентного ужаса майор НКВД Рычигин в исполнении В. Кищенко), все же это обоевиченный и художественно сильно удешевленный вариант «Штрафбата». Характеры даны контурно, зато имеется масса схваток, снятых замедленной съемкой, словно перед нами какой-то садомазо балет.

Правда, есть здесь и записной носитель духовности то ли поп, то ли знахарь, то ли экстрасенс Архип (в добротном исполнении экс-Шарикова актера В. Толоконникова).

Все «паршивые овцы» погибают, так и не успев осознать, что внесли своей борьбой (и своевременной гибелью?..) посильный вклад в грядущую победу, о чем нам сообщается в самом конце с назидательным, приличным случаю пафосом…

А мы… мы не успеваем ни полюбить их, ни посочувствовать – просто смотрим громкий экшн все с бОльшим равнодушием.

Что ж, бросимся в другую житейскую крайность – в надежные окопчики заградотряда («Заградотряд. Соло на минном поле», реж. В. Донсков, 2009 г.).

Юный разведчик Пашка Потемкин (актер Е. Ткачук) против воли попадает в заградотряд – в ряды палачей для своих же. Один из бойцов ненароком подстреливает отступившего солдата штрафбата – собственного отца. «Не мы виноваты – война виновата!» – утешают друг друга СМЕРШевцы. Приблизительность психологических трактовок, искажение реальных коллизий эпохи, и, наконец, непременный представитель духовности малость не от мира сего, но с закосом аж под Христа (сельский дурачок дядя Вася – актер Дм. Исаев)…

В общем, все, как полагается, как, сами того не желая наверно, заповедали искусные Досталь и Володарский. Правда, перед нами не драма (а «Штрафбат» – при всех издержках реальная драма), не боевик (как «Паршивые овцы»). Перед нами мелодрама. И она увенчивается достойным слез доверчивого зрителя эпизодом: ценой своих жизней воины-СМЕРШевцы спасают… детей из приюта для отпрысков врагов народа. Зита и Гита находят себе и женихов, и слонов, и родителей…

Какая чушь! – поразитесь вы. Но ведь надо же как-то все оправдать, примирить, зачистить концы и опустить их в воду, насколько возможно глубже. Вот уж и впрямь легенда, творимая из самого не шибко чистого воздуха!..

Тут и зубастого «Чонкина» можно превратить в балаган, где от знаменитой Войновичевой сатиры остается мокрое место, на котором расцветает буйная плесень всё и всех примиряющего бесшабашно (и бессодержательно) веселого действа («Приключения солдата Ивана Чонкина», реж. А. Корющенко, 2007 г.)?!..

Любимый многими очень удачный художественный фильм 1994 г. («Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», чешский реж. И.  Менцель) бережно сохранил сатирическое жало шедевра Войновича.

Чтобы вырвать его, не угробив пчелу, нашим телевизионщикам в 2007 г. понадобилось совсем немного: отнестись к «материалу» уже как к чистой фактуре эпохи, вне его жестоких смыслов. Герои сериала могут бледнеть и потеть от страха, но и страх их какой-то клоунский. Костюмный веселый фильмец, отчего все же и смотрится.

Девальвация смыслов, исторического опыта ради примирения всех и вся – с чем? С каким таким свеженьким откровением?..

Можно здесь искать заказуху, но мне кажется, ТАКОЙ, новый «Чонкин» многое проясняет, прежде всего, в нас самих – в нашем отношении к прошлому, к истории середины 20 века как к чему-то все-таки отжитому, неактуальному.

Кажется, тема всенародного подвига в ВОВ – единственное относительно положительное и геройское, достойное восхищения и подражания, что осталось нам от опыта 20 века после идеологических схваток времен перестройки. Да и нынешние обстоятельства дают себя знать. Активно усваивая ценности индивидуалистического существования, наш современник не вполне уже понимает людей и самый дух «сороковых роковых». Не видит он смысла подвига во имя любой системы, подавляющей индивидуальность.

Жанр сериала «Апостол» (реж. И.  Иванов, Ю. Мороз, 2008 г.) определен как «военный боевик». Говорят, опекавший проект К. Эрнст был недоволен тем, что рейтинги последних серий «Апостола» шли по нисходящей. Дескать, не «заценил» тупой телезритель (а кто его, такого, годами воспитывал-то?) ни филигранную работу мегазвезды Е. Миронова, играющего, по сути, двух антагонистов, ни сверхзакрученный сюжет, ни… ни…

Думается, зритель охладел к «Апостолу» по заслугам: заявленный сперва как серьезный конфликт, как реальная драма времени, фильм в последних сериях исходит внешне крайне бурным, внутренне же размазанным экшном.

И дело здесь как раз в нем – в главном герое! Желая сохранить жестокие коллизии эпохи, авторы сценария ставят своего героя между двух огней: НКВД и немцами, при этом заставляют его переродиться в свою ментальную противоположность, но – вопреки уже правде жизни – сохранить лучшие черты себя прежнего.

Собственно, он сражается не за «идею» и абстрактную родину, а за жизни жены и приемного сына, за свое личное счастье. Но герой боевика по определению – ПО-БЕ-ДИ-ТЕЛЬ. А персонаж Е. Миронова – ПРОИГРАВШИЙ, при всем нарочито затуманенном хеппи-энде. Его родные остаются заложниками Системы, а сам он – игрушкой в схватке двух беспощадных надличных сил.

Какой уж тут «боевик»…

Порой кажется, что ТВ априори не задавалось целью дать серьезный идеологический продукт (ибо у нынешнего режима внятной и реально не узко жлобской идеологии нет). ТВ просто решило помузицировать с юбилейной и патриотической темой в разных регистрах, от смехового до трагического, но практически всегда оставаясь в поле смысловой невнятицы, прикрытой чистой игрой в костюмах эпохи.

Реально в сторону серьеза отступил от этого по замыслу (но только по замыслу!) Досталь, а художнически в первых сериях «Ликвидации» и С. Урсуляк (о нем чуть ниже). Остальная же телепродукция так и осталась проходняком, широким зрителем не замеченным.

Творцам нового историко-патриотического мифа о ВОВ никак не удается сопрячь две взаимоисключающие (и обе субъективные) точки зрения на то время: ностальгически-имперскую и диссидентски-перестроечную. Быть может, иные из них всерьез полагают, что это противоречие снимается религией, мистикой, разговорами о духе родной истории и родимой земли.

Вопрос о социальной справедливости, об исторической ответственности «элиты», о состоятельности ТАКОГО от века повторяющегося устройства на Руси, что провозглашает жертвенность и покорность основными духовными ценностями народа, – этот вопрос даже не ставится. Но без него серьезного разговора об опыте ВОВ и всего 20 века ведь не получится.

Да, БОЛЬШАЯ правда о ВОВ ускользает из откровенно ангажированных идеологически теле-сетей, И в этом принципиальная обреченность усилий создать новый телемиф о народном подвиге!

Чтобы безоговорочно состояться, ТВ-сериалу нужно или быть открытием (так, «Адъютант его превосходительства» и «Семнадцать мгновений весны» открыли когда-то нашей телеаудитории, что «враги» Советской власти отнюдь не карикатурны), или затронуть лирическую струну в душе телезрителя.

Думается, причина шумного успеха «Ликвидации» (С. Урсуляк, 2007 г.; едва ли не лучшая роль В.  Машкова) – не только в высоком качестве актерской и режиссерской работы и не в хитросплетениях сюжета (на перезакрученность экшна в последних сериях режиссеру как раз пеняли). «Тупица» зритель почувствовал, зритель «купился», прежде всего, на достоверность атмосферы времени и достоверность его, этого времени, наконец, Героя!

Мы не то, чтобы открыли для себя нечто новое, но вспомнили в себе то, что входило в плоть и кровь не одного послевоенного поколения и безвозвратно уходит как память о родине – общем доме, пускай местами и сумасшедшем, о справедливости, которая была реальной ценностью, о БОЛЬШОМ ОБЩЕМ ОБЪЕДИНЯЮЩЕМ СМЫСЛЕ, который освещал жизнь отдельного человека.

Сейчас Урсуляк взялся за «Жизнь и судьбу» по роману В.  Гроссмана. Посмотрим, как у него, талантливого, но знающего правила сегодняшней теле-игры, это выйдет…

Повторюсь: главное, что исчезает из современных сериалов и фильмов о ВОВ – ощущение, что она была именно отечественной, то есть всеобщим, сплотившим крайне несхожих людей жизненно важным делом. А без этой смысловой «подкладки» персонажи заведомо будут смахивать на героев Ремарка. Окопная правда – да, как у немецкого классика, и гуще, а вот правда о НАШЕМ военном поколении… Нету ее, мне все-таки кажется!

Лет сорок уже во дворах не играют во «фрицев» и «наших», к реалиям ВОВ мы относимся все больше эстетически, коллекционерски. А если что и берет молодое и старшее поколение из того времени, то, бог свидетель, волею социальных обстоятельств обновленной России и идеологического планомерного «впаривания» – ох, не лучшее! Одни – Сталина-«триумфатора», другие – идеи и антураж поверженного, казалось, навеки нацизма…

А что же «официоз»? Похоже, он растерян, он запутался в собственных истоках-основах, и я не верю, что из официальной идеологической окрошки, где автономно соседствуют жирноватый сталинский пафос и перестроечная едкая соль, можно реально сварганить хоть что-то «воспитующее» для молодежи.

Да и не смотрит она это всё……[1]

А ты, посмотрев «по службе», невольно задаешься тревожным вопросом: какое помрачение разума и (или) какая внешняя угроза реально нужны СЕЙЧАС, чтобы человек решил защищать то, что его так «нэ любит»?..
 

11.04.2011
 

[1] Интересные по замыслу попытки увидеть ВОВ глазами молодого нашего современника (фильм 2008 г. «Мы из будущего», реж. А. Малюков; не слишком удачное продолжение – «Мы из будущего-2», 2010 г., реж. Б. Ростов и А. Самохвалов) все же, на мой взгляд, лишь эксплуатируют уже наработанные фишки современного фильма о войне и сильно вглубь не копают, оставаясь в лучшем случае на уровне добротного «проходняка». Странно укорять нынешних скинов и черных следопытов подвигами их дедов –юные ультра и циники наших дней произрастают на почве сегодняшних, а не позавчерашних проблем…

Валерий Бондаренко





О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи