Library.Ru {2.6}Лики истории и культуры




Читателям Лики истории и культуры О романе Стивена Фрая «Неполная и окончательная история классической музыки»

 СТИВЕНОФРАЙНОСТИ: рецензия-спор

Фрай С. Неполная и окончательная история классической музыки. Роман. – М.: «Фантом-Пресс», 2006. – 544 с. – (Серия The Best of Phantom)
 

БРЮЗГА: Н-да-с, эту книгу только англичанин и мог накатать! Субъективность оценок, бесшабашность тона, хитрющие подходцы рекламщика… А главное – безнадежный комплекс неполноценности.
 

ПОЧИТАТЕЛЬНИК: ???!!!…
 

БРЮЗГА: А как же: за четыре века только три выдающихся композитора: Пёрселл, Элгар и Бриттен. Британию еще полвека назад называли «страной без музыки». Да и теперь: никакие битлы и элтон-джоны не спасут от позора британский флаг в тонкой сфере классической музыки!
 

ПОЧИТАТЕЛЬНИК: А по мне, Стивен Фрай очень даже любит музыку и разбирается в ней отменно. Да и саму Англию немузыкальной никак уж нынче не назовешь: блистательные оркестры, солисты… Так что всему свое время, наверное…
 

БРЮЗГА: И место! И место, заметьте, тоже… А как эти самые места на Олимпе распределил наш замечательный автор? Гуно загнал в примечания, петитом, – дескать, обо всех не расскажешь. О Шумане и Листе (!!!) – мимоходом едва только упомянул, да и то, кажется, в бытовом каком-то контексте. Зато Айвз, Дилиус, Воан Уильямс и Баттеруотер представлены так, словно это звезды наипервейшей величины. И этот гнилой, вороватый национализм у него везде! Тех же Гильберта с Салливаном помянул несколько раз, а о Кальмане (уж не чета вроде б им, хоть и в том же жанре!) – ни слова.
 

ПОЧИТАТЕЛЬНИК: Ну, во-первых, Фрай писал, прежде всего, для англосаксов. А во-вторых, сразу оговорился: он руководствуется только своим собственным вкусом. Гайдна подробно лягнул, Глинке целую главку аж посвятил, мило-теплую, зато про Мусоргского – и абзаца не наскребется. Но Сати, Мессиан, Форе – явно не англичане, а на месте, и весьма почетном!
 

БРЮЗГА: Вот-вот! «Местами и временами»! Чисто английский подходец. О музыкальных технологиях говорим, про политику с экономикой треплемся от души, а о духовной составляющей музыки – ни фига! Так, отдельные ремарки и дамские оценки типа: за это адажио и жизнь не жалко отдать! Вот бы и отдал, такой впечатлительный, – никто б и не пожалел…
 

ПОЧИТАТЕЛЬНИК: Зато иной раз так точно скажет! Например, про романтиков, – что их породил индивидуализм и национализм, то есть использование народного национального мелоса. А ведь романтики – это от Шуберта (и забытого Фраем Шумана) до Сибелиуса, – то есть, 70% всего нынешнего филармонического репертуара.
 

БРЮЗГА: Ну да, а индивидуализмом и национализмом своим они были обязаны народившемуся капитализму, все верно. Да ведь никто и не отрицает, что Фрай в справочники заглядывал. Только вот излагает он их препохабнейшим языком! Что за юмор женатого второгодника: Бизе у него – Биде. Или это вот: «Изменилась музыка. Изменился мир. Даже я успел поменять нижнее белье» (с. 141). Покатуха, а не сентенция!
 

ПОЧИТАТЕЛЬНИК: Н-да, «верхнее белье» еще больше здесь не звучало бы… Но это ведь чисто английская традиция, такой вот вроде необязательный ироничный треп. Это от Стерна еще идет у них. Вроде как право на личное пространство, и в нем есть даже место, чтобы бельишко переменить…
 

БРЮЗГА: Ну, то, что у Стерна – от свободы богатейших ассоциаций, у Фрая – от языка без костей…
 

ПОЧИТАТЕЛЬНИК: Зато ведь бывают и удачные оборотцы, пускай даже и не его. Вот, например: «Я не могу подолгу слушать Вагнера. Меня почти сразу одолевает желание вторгнуться в Польшу» (Вуди Аллен, с. 323).
 

БРЮЗГА: С миру по нитке – Стивену Фраю, глядишь, и очередная книжечка…
 

ПОЧИТАТЕЛЬНИК: Да что ж вы хотите?! В такое время живем. Всяк всех по-своему переосмысливает, вышучивает, перевирает, – и рождается нечто свеженькое… тьфу, черт, – НОВОЕ! Например, постмодернистский ироник Стивен Фрай, вот и всё!
 

БРЮЗГА: «Вот и всё»! Именно! И не больше!
 

ПОЧИТАТЕЛЬНИК: И не меньше! Мы давно уж не в париках сидим да фуги разучиваем…
 

БРЮЗГА: Только те, в париках, еще и сочиняли гениальную Музычку, – этак-то, мимоходом, из прачечной да в кафе. А эти-то, нынешние (кто бритые, кто с патлами до лопаток), – они-то что за шедевры творят? Вон и Фрай, к концу XX века с классической традицией запутался-подзаткнулся. Теперь, видите ли, серьезная музыка стала совсем уж невразумительной, хуже какой математики, а роль популярной классики взяли на себя саундтреки. Эра киношной музыки началась. «Гениальные» Джон Берри, Эннио Морриконе, Джон Уильямс с его саундтреком к «Списку Шиндлера», Джеймс Хорнер с его саундтреком к «Титанику». Вы сами-то фильмы видели? Слезливенький ширпотреб, и ходульная музыка им вполне соответствует.
 

ПОЧИТАТЕЛЬНИК: Ну, оценивать искусство сегодняшнего дня – дело обычно неблагодарное. Но кризис серьезной музыки налицо, почему Фрай и пишет «ОКОНЧАТЕЛЬНУЮ» ее историю. Дальше (возможно) будет что-то совсем другое, непредсказуемое…
 

БРЮЗГА (саркастически): «Дальше – тишина»…
 

ПОЧИТАТЕЛЬНИК: Поживем – может быть, и услышим…

Валерий Бондаренко





О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи