Library.Ru : http://www.library.ru  {1.3} Страница социолога

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Страница социолога Тексты

Самохина М.М.
Библиотека как социальный институт и ее функции

[ Библиотека и общество в России 90-х годов ХХ века: материалы семинара /Моск. библ. ассоциация, Рос. гос. б-ка, Рос. гос. б-ка для слепых, Библ. благотв. фонд. – М., 1994. – С.12-18 ]

     Теория институтов, разработанная американским ученым Т. Парсонсом и его последователями, – одна из классических в социологии. Ее основные понятия – социальные цели, социальные нормы, социальные роли, социальные ожидания, социальные функции, социальный обмен. Именно с помощью этих понятий описывается институциональное поведение и институциональное взаимодействие.
     Социальные институты – это сообщества людей, организованные в соответствии с определенными правилами (нормами). Человек (индивид) выступает здесь как функционер, выполняющий определенную функцию, играющий определенную роль и имеющий определенные ожидания.
     Само понятие функции может быть рассмотрено по-разному. В предлагаемой версии социальные функции библиотеки представлены в связи не столько с ее задачами, сколько с ее действиями, и, соответственно, не столько с целями института (хотя и с ними тоже), сколько с социальными ролями функционеров. Такой подход, на мой взгляд, логичен для библиотечной социологии, являющейся социологией прикладной.
     Классификация социальных институтов по сферам деятельности позволяет выделить институты культуры, важнейшая цель которых – социализация, приобщение членов социума к совокупной культуре. Один из таких институтов – библиотека. Речь идет, конечно, о «Библиотеке», то есть, собственно, о библиотечном деле. Отдельные же библиотеки и библиотечные системы рассматриваются как социальные организации.
     Специфика библиотеки по сравнению с другими институтами культуры заключается в том, что приобщение к культуре происходит через документы, в которых отражены, закреплены элементы культурной реальности. Сущностным свойством библиотеки можно считать (как предлагает В.Р. Фирсов) ее способность моделировать наиболее значимые и закономерные черты этой реальности. Такая способность реализуется прежде всего через библиотечный фонд. Библиотечная модель культуры – документальная модель. Логично выделить следующие четыре сущностных функции библиотеки как социального института:
     1. кумуляция – собирание и хранение документов и информации о них;
     2. классификация – «складывание» документов в фонд, выступающий в качестве модели культуры;
     3. трансляция – предоставление абонентам классифицированных (то есть выступающих в качестве определенных частей модели культуры) документов и информации о документах;
     4. ценностная ориентация – иерархизация элементов модели, выделение ценностей и рекомендация их абонентам.
     Функционерами института являются библиотекарь и абонент. Библиотекарь – это любой человек, занимающийся в рамках института и в соответствии с нормами института библиотечной деятельностью, то есть выполнением вышеперечисленных функций. Абонент библиотеки – каждый, кто реализует потребность приобщиться к культуре через библиотечную модель этой культуры. Чаще всего (но не всегда) потребность реализуется в библиотечном запросе.
     В течение многих лет «драма функций» разворачивалась вокруг соотношения четвертой из них с тремя другими. Ценностная ориентация, понимаемая как коммунистическое воспитание читателей, считалась целью работы библиотеки. Вокруг воспитания концентрировалась большая часть профессиональной рефлексии – теоретические разработки, прикладные исследования, методическая и практическая деятельность. Даже специалисты по конкретным технологическим проблемам комплектования, классификации, кадровой политики и т.д. вынуждены были считаться с таким положением вещей.
     Кардинальные социальные сдвиги последних лет резко изменили и продолжают менять положение библиотеки. «Драма функций» сегодня разворачивается вокруг кумуляции и трансляции. Жизненно важными вопросами стали взаимоотношения с издательствами, источники и способы комплектования, платные услуги, маркетинговая деятельность, public relation, и они активно обсуждаются в профессиональной среде. Вопросы, связанные с классификацией как социальной функцией библиотеки, пока менее «популярны», но, думаю, они очень скоро дождутся своей очереди и окажутся не менее драматичными.
     Чтобы анализировать сегодняшнюю специфику выполнения функций и играния соответствующих социальных ролей, надо иметь представление о сути каждой функции и каждой роли. Дать такое представление (конечно, в рамках предлагаемой версии) я и попытаюсь.
     Все функции выполняются одновременно (институт функционирует), поочередное их рассмотрение есть лишь методический прием.
     Библиотечная модель культуры состоит из документов и связей между документами. Собирание документов и информации о них – условие сохранения живой «плоти» этой модели, условие ее естественного развития. Содержание и виды документов, имеющихся в данном обществе, определяются не библиотекой, а другими институтами. Но адекватное отражение культурной реальности современного мира безусловно требует кумулирования различных видов документов. Библиотека становится «информатекой», а книга (журнал, газета) – одним из видов документов, не более. Собственно, движение от кумуляции печатных документов к кумуляции документов любых отражает движение общества от «эры Гутенберга» к новой эре, превращение его в информационное, а затем – постинформационное; просто мы запаздываем с этим движением и этим превращением.
     Выполнение кумуляционной функции внешне предполагает деятельность лишь одного из функционеров института – библиотекаря. Абонент присутствует в качестве потенциального потребителя. Сегодня ожидания потребителей отражают весь спектр ожиданий стратифицированного общества – с его противоречиями, с перекраиванием социальной и профессиональной структуры, с новыми подходами и новыми областями жизнедеятельности. Норма, определяющая выполнение функции, – обладание всей совокупностью документов, отражающих культурную реальность. Соответственно, можно выделить три нормативных характеристики библиотекаря-кумулятора:
     информированность – знание о наличии, о местонахождении, возможности приобретения каждого документа;
     юридическая обеспеченность – право приобрести любой документ;
     материальная обеспеченность – наличие средств для приобретения всех необходимых документов.
     Некоторый «зазор» между нормой и реальностью, существующий всегда, обеспечивающий развитие института, сегодня чудовищно велик и является одной из важнейших причин неоправдания ожиданий и абонента, и самого библиотекаря. Речь идет не только о бедности библиотеки, о невозможности материально обеспечить кумулятора. Не обеспечивается также его информированнность. Появление новых документов и информации о документах зачастую не может быть четко зафиксировано: старая система фиксации во многом сломана, новая же не создана. Не менее важны и субъективные причины – многие специалисты не готовы работать в новых условиях, требующих самостоятельности, инициативы, движения (в том числе, и физического – для «добывания» документов и информации).
     Если кумуляция документов – это накопление элементов библиотечной модели культуры, то классификация – это придание накопленному определенной формы, важнейший момент собственно моделирования. Здесь, как и в предыдущем случае, действует один функционер – библиотекарь; абонент присутствует потенциально.
     Нормы выполнения классификационной функции естественно связаны с критериями классификации, которые, в свою очередь, определяются спецификой библиотечной модели культуры. С одной стороны, влияет то, из чего создается модель, – поток документов. Культура, отраженная этим потоком, уже классифицирована вне стен библиотеки, другими институтами. Библиотечные критерии «схватывают», закрепляют эту классификацию. С другой стороны, влияют те, для кого создается модель, – потенциальные абоненты. Они уже социализированы, приобщены к культуре другими институтами (семьей, школой, социальной и профессиональной группой), каждый из которых имеет свою, специфическую модель культуры со своими критериями классификации. Языки функционеров могут оказаться различными, модель – непригодной к трансляции. Нормы классификации – это правила адекватного перевода с языка на язык, правила выработки общего языка. Функция выполняется тогда, когда потенциальный абонент, представляющий любую социокультурную группу, может увидеть все значимые для него характеристики любого документа, любой части созданной классификатором модели.
     Развитие культуры общества означает не только появление новых текстов и новых носителей (видов документов), но и обнаружение новых смыслов в прежних текстах. Постоянная адекватность библиотечной модели реальному состоянию культуры требует не только появления новых классов, но модификации прежних классов, переклассификации или доклассификации старых документов.
     Можно выделить три «языка», владеть которыми должен библиотекарь-классификатор. Знание «языка культуры» (ее состояния, направлений развития, ее частей, аспектов и т.д.) позволит ему ответить на потребность потенциального абонента «выучить» этот язык. Но у абонента есть и другая потребность – получить информацию о культуре, изложенную на «языке» его социокультурной группы; поэтому классификатор обязан говорить и на «языке» абонента, использовать его при разработке критериев классификации. И, конечно, он должен владеть «языком института», на котором и создается библиотечная модель культуры.
     Трансляция – это предоставление модели (то есть ее конкретных элементов) адресату (то есть конкретным абонентам). Выполнение этой функции предполагает взаимодействие функционеров. Потребность абонента в приобщении к культуре конкретизирована в запросе. Абонент выступает в роли заказчика; библиотекарь-транслятор является исполнителем заказа. Норма выполнения функции – ответ на запрос в самый краткий срок и в наиболее удобной для абонента форме. Именно этим может объясняться приближение определенных «кусков» модели, определенной части документов к определенным группам потенциальных потребителей. Таким приближением является организация специализированных библиотек, цель которой – упростить для абонента путь к той информации, которой он с наибольшей вероятностью захочет воспользоваться.
     В «зазоре» между нормой и реальностью виновен, очевидно, сам институт. Декларировав удобство пользования для определенных возрастных, социальных, профессиональных групп, он в одних случаях нарушал права представителей остальных групп (недоступность многих «больших» библиотек), в других – ограничивал именно тех, кому давал обещания (вывод детей и юношества из взрослых библиотек, разделение фондов). Дифференцировались не потребности, которые у каждого абонента могут быть разнообразными, – дифференцировались сами абоненты. При этом выбранный библиотекарями критерий дифференциации (возраст, профессия образование) объявлялся базовым для формирования потребности в библиотечных материалах. Доступ к «неподходящим» материалам закрывался или ограничивался. Библиотекарь-транслятор фактически был цензором. Многолетняя привычка к такого рода взаимоотношениям функционеров не может исчезнуть бесследно, она оставила глубокий след в сознании как библиотекарей, так и абонентов. Транслятор должен знать критерии классификации кумулированных документов и их местонахождение. Необходимы условия выполнения функции – наличие средств доставки и передачи, материальные и организационные возможности адекватного взаимодействия заказчика и исполнителя заказа.
     Ценностная ориентация, как и трансляция, есть предоставление абоненту элементов библиотечной модели культуры. В обоих случаях происходит взаимодействие функционеров. Однако роли меняются: в первом случае активен абонент-заказчик, во втором – библиотекарь-ориентатор. Акт трансляции есть выполнение запроса, акт ценностной ориентации связан с уточнением, оформлением, модификацией запроса, а при наибольшей активности библиотекаря – с формированием настоящих и будущих запросов.
     Роль библиотекаря-ориентатора предполагает овладение системой ценностей общества, внедренность в эту систему. Библиотекарь выступает здесь как представитель передовых культурных групп общества, в конечном счете – как представитель всего социума, заинтересованного в приобщении своих членов к развивающейся совокупной культуре. Он «оборачивает» модель к абоненту той «стороной», которая особенно ясно отражает ценности культуры. Между прочим, это делает библиотеку не только институтом хранения и распространения ценностей, но и институтом их косвенного создания – то есть выдвижения в качестве ценностей. Такое выдвижение происходит в процессе классификации и ценностной ориентации. Наличие модели культуры позволяет соотносить элементы этой модели со временем, брать из «запасов» то, в чем выявляются новые смыслы, что может стать ценностью для новых поколений.
     Роль библиотекаря-ориентатора предполагает авторитетность, то есть умение привлечь внимание абонента к процессу «поворачивания» модели и к результатам этого процесса.
     Абонент-«ориентируемый» (так же, как абонент-заказчик) хочет приобщиться к совокупной культуре через библиотечную модель, но, в отличие от заказчика, он готов уточнить свой запрос или принять информацию, на которую запроса вообще не было. Он согласен «увидеть» ту «сторону» модели культуры, которой ее «повернул» библиотекарь. Это согласие обусловлено совпадением ценностей функционеров и/или авторитетностью библиотекаря. Именно специфика выполнения ценностно-ориентационной функции предполагает в качестве одной из норм института функционирование в нем библиотекарей, представляющих различные социокультурные группы с различными системами и иерархиями ценностей. Ожидания абонента («образы» того, к чему, собственно, он хочет приобщиться) тесно связаны с его социокультурным опытом. Стратифицированное общество дает библиотеке стратифицированных абонентов. В конкретном запросе каждый из них с равным основанием может выступить как представитель национальной, социальной, возрастной группы. Во всех этих случаях ожидания абонента адекватны цели и функциям института.
     Библиотекарь также является представителем определенной группы. Но эту свою принадлежность он реализует лишь при выполнении ценностно-ориентационной функции. Во всех других случаях библиотекарь выступает как представитель общества в целом. Он участвует в социализации абонентов, предоставляя им широкий выбор документов, кумулированных и классифицированных таким образом, что они отражают совокупную культуру и могут быть соотнесены с реалиями и критериями, принятыми в культуре любой из социальных групп.
     Совокупная культура общества и воспроизводится, и развивается. Здесь заложено противоречие деятельности всех социальных институтов, обеспечивающих это воспроизведение и развитие. Противоречие движет институты, позволяет им сохраняться и соответствовать социальным ожиданиям.
     В нашем случае противоречие, очевидно, выражается в том, что функционер-библиотекарь представляет и общество в целом, и свою собственную социальную группу, и передовые группы общества, в состав которых его группа может входить, а может и не входить.
     Вопрос о том, какие группы следует считать передовыми, всегда и везде является в той или иной степени вопросом политическим. Тем более это так в нашем сегодняшнем обществе. Здесь одна из причин непрекращающихся дискуссий о том, какие ценности должна предложить обществу библиотека. Уточнение многих содержательных проблем, связанных с выполнением ценностно-ориентационной функции, придется, очевидно, оставить до времен более стабильных. Безусловными остаются лишь плюрализм (возможность ориентировать и «быть сориентированным» в разных системах ценностей), толерантность (терпимость, отсутствие препятствий для ориентации в этих системах), соблюдение прав человека.
     Думаю, что на такого рода принципах должна строиться деятельность не только института в целом, но и отдельных организаций. Однако эти организации (библиотеки и библиотечные системы) могут и, очевидно, будут выбирать приоритеты. Они найдут группы, которые сочтут передовыми и/или близкими себе. Суть именно в том, чтобы выполнение ценностно-ориентационной функции по отношению к абонентам каждой из этих библиотек не мешало выполнению других функций, не ограничивало доступ абонентов к тем или иным «кускам» библиотечной модели культуры.

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи