Library.Ru

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Страница социолога Тексты
 

Роуландс Ян
Информационное поведение будущих исследователей

[ Библиотечное дело, XXI век. – 2009. – № 1(17). – C. 222–249 ]

Содержание отчета об исследовании

Цели исследования

Способы проведения исследования

Что такое «поколение Google»?

«Цифровой переход» и его негативное влияние на деятельность библиотек

Поведение пользователей в современных виртуальных библиотеках

Поколение «Google»

Что мы знаем об информационном поведении молодого поколения

Поведение молодежи в современных библиотеках

Феномен сетевых сообществ: важен ли он?

Поколение «Google» – миф или реальность?

Что мы в действительности знаем о поколении «Google»

Каковы пробелы в навыках?

Взгляд в будущее

Какой может стать информационная среда в 2017?

Какими могут быть последствия для экспертов в области информации?

Какими могут быть последствия для научных библиотек?

Какими могут оказаться последствия для ответственных лиц?

Наши общие задачи

Примечания
 

Цели исследования

Настоящее исследование проводилось по поручению Британской библиотеки и Объединенного комитета информационных систем JISC (Joint Information Systems Committee) с целью выявления способов, с помощью которых будущие исследователи – в настоящий момент школьники и дошкольники – будут получать доступ к цифровым средствам и обращаться к ним через 5–10 лет. Это исследование имело цель помочь библиотекам и информационным службам предсказать новые или меняющиеся модели поведения и реагировать на них соответствующим образом. В данном исследовании рассматривалось поколение «Google» – когорта молодых людей, родившихся после 1993 г. и смутно помнящих либо совсем не помнящих жизни без Интернета. Необходимо было собрать и оценить имеющиеся данные о них, чтобы ответить на следующие вопросы и перейти к действиям:

– Верно ли, что в результате перехода на цифровые технологии и получения доступа к огромному количеству цифровой информации молодые люди, принадлежащие к поколению «Google», ищут теперь информацию новыми способами, и поможет ли знание этих способов моделированию их поведения в будущем?

– Верно ли, что новые способы поиска контента будут существенно отличаться от способов, к которым прибегают современные исследователи?

– Распространить накопленную информацию и завязать дискуссию о будущем библиотек в эпоху Интернета.

Несмотря на огромную стратегическую важность этих вопросов, их следует всерьез и со здоровой долей критики обдумать, дабы дистанцироваться от шумихи, поднятой средствами массовой информации вокруг феномена «поколения Google». У молодого поколения, растущего в окружении Интернета и средств массовой информации, появилось немало прозвищ: «поколение Сети» (Net Generation), «цифровые туземцы» (Digital Natives), «тысячелетники» (Millenials) и пр. Допускается, что нынешнее поколение качественно отличается от предыдущего, что у него другие склонности, иные позиции и ожидания и даже отличные от предыдущих поколений информационная и коммуникативная грамотность, что может сказаться на пользовании библиотеками и информационными службами после получения представителями этого поколения высшего образования и обращения их к исследовательской работе.

Способы проведения исследования

Наиболее подходящим могло бы стать продолжительное исследование, за время которого определенная группа молодых людей обучалась бы в школе, институте и приступала к работе в качестве дипломированных исследователей. Учитывая ограниченное время, выделенное на настоящее исследование, указанный подход является невозможным, а потому для решения поставленной задачи CIBER (Center Information Behavior and Research – Центр международного коммерческого образования и исследований) разработал методику, с помощью которой воссоздается модель продолжительного изучения (на базе как литературных, так и других источников) того, как люди используют сайты Британской библиотеки и JISC. На деле описываемая методика представляет собой «виртуальное» продолжительное исследование.

Первой частью исследования стал просмотр опубликованной литературы на тему информационного поведения и предпочтений молодежи за последние тридцать лет (Work Package II). Сопоставлялись исследования, проводившиеся в 80-х гг. прошлого столетия и ранее (поколение X), с исследованиями, результаты которых были опубликованы в 1990-х (поколение Y), а также с исследованиями, проводившимися после 1993 г. (поколение «Google»). Исследователи попытались проанализировать отличия между указанными тремя поколениями на одной и той же стадии их развития.

Вторая часть исследования была направлена на определение степени приспосабливаемости той же самой группы исследовавшегося старшего поколения на пути становления их карьеры (Work Package III) к происходящим серьезным изменениям в информационном обеспечении. Особенно ценной стала работа, выполненная Кэрол Тэнопир (Carol Tenopir) и Доном Кингом (Don King).

В третьей части были собраны последние данные об отличиях в информационном поведении, выделенных на определенном этапе исследования. Иными словами, была предпринята попытка выяснить, придерживаются ли школьники и взрослые единой поисковой платформы или же у каждого возраста имеются свои предпочтения. В этой части исследования центр CIBER применил методы глу6окого анализа загрузочных файлов (Work Package IV) для определения профиля пользователей различных возрастов двух сетевых информационных ресурсов (BL Learn и Intute). Это – первая реальная попытка построения профиля информационного поведения виртуального пользователя в зависимости от его возраста.

В исследование были включены еще две группы работ. Первая связана с глубоким изучением литературы по информационному поведению научных исследователей в период до цифрового перехода, во время этого перехода и на самом его пике. Представлен большой материал для настоящего исследования (Work Package I). Другая группа работ – это широкомасштабный обзор того, как новые технологии, в частности Web 2.0, адаптированы к пользователю (Work Package V). Этот комплекс работ ориентирован на ближайшее будущее; он учитывает виды бизнеса и технические направления, которые ведут к изменениям в информационном пространстве.

В отчете представлена основная информация о «цифровом» поведении молодежи, принимавшей участие в Виртуальной научной программе CIBER.

Что такое «поколение „Google“»?

Согласно электронной энциклопедии Википедия, выражение «поколение Google» имеет популярное толкование: это условное обозначение поколения, чей первый позыв к знанию был связан с Интернетом и с поисковыми системами. Это поколение противопоставляется предыдущим, сидевшим в библиотеках и набиравшимся знаний из книг. Большинство студентов, поступающих сегодня в институты, моложе, чем микрокомпьютер. Они чувствуют себя более уверенно за клавиатурой, чем с ручкой в руках, и предпочитают считывать информацию с экрана компьютера, а не с книжной страницы. Для них постоянно находиться на связи – с друзьями или с семьей в любое время и в любом месте – дело первостепенной важности [1].

Чуть позже мы поговорим о мифах и фактах, окружающих поколение Google, и опровергнем некоторые из них, основываясь – следует это отметить – на интуиции.

Вот некоторые выводы, к которым пришла компания OCLC [2] после недавно проведенного обширного исследования по выявлению стереотипов в отношении поколения Google:

89% студентов колледжей используют поисковые машины для того, чтобы начать поиск информации (в то время как лишь 2% начинают поиск, обращаясь непосредственно к веб-сайту библиотеки);

93% удовлетворены либо весьма удовлетворены своим опытом использования поисковой машины (по сравнению с 84% пользователей, осуществлявших поиск с помощью библиотекаря).

Поисковые машины соответствуют образу жизни студентов больше, чем традиционные или онлайновые библиотеки; первые устраивают их практически идеально.

Студенты колледжей до сих пор пользуются библиотеками, но делают это реже (а также читают меньше) с тех пор, как они впервые начали использовать поисковые средства Интернета.

Для описываемой группы пользователей библиотека до сих пор ассоциируется в первую очередь с книгой, несмотря на большие вложения в цифровые ресурсы, о которых студенты, как правило, не знают.

Результаты исследования OCLC (Online Computer Library Center – Онлайновый компьютерный библиотечный центр) в отношении информационного поведения молодых людей, оказавшиеся весьма близкими к результатам исследования CIBER [3], основанным на анализе сетевых лог-файлов, создали провайдерам информации немало проблем и придали настоящему исследованию политическую окраску. Более того, имеются некоторые опасения и в отношении образования, а именно: не препятствует ли творческому и независимому мышлению легкий доступ к информации и не ведет ли он к пресыщению информацией?

«Цифровой переход» и его негативное влияние на деятельность библиотек

Происходящие в информационном пространстве колоссальные изменения приводят к серьезным изменениям в процессах преподавания и обучения, а также общения в сфере науки; меняется также форма обслуживания в традиционных научных библиотеках. Многие из этих изменений были вызваны появлением новых технологий «взрыв» электронного контента произошел за счет возникновения электронных публикаций, проектов по массовому оцифровыванию информации и Интернета [4]. Объем полнотекстовой информации, доступной для поиска, просмотра и вывода на печать с компьютера пользователя библиотеки, неимоверно велик. Кроме того, появились возможности, которых не было раньше: пользователи библиотеки, мгновенно перешедшие в разряд потребителей информации, могут теперь выбирать между коммерческими поисковыми машинами, сайтами социальных сетей, википедиями, ресурсами закладок и электронными услугами, предоставляемыми библиотекой пользователям с целью удовлетворения их информационных потребностей.

Научным библиотекам, в прошлом гордым хранителям исторических печатных коллекций бросил вызов рынок цифровой продукции. Философия «на случай – если понадобятся», относящаяся к большим печатным коллекциям, изживает себя потому, что пользователь поворачивается спиной к библиотеке как физическому пространству. Теперь научным библиотекам приходится приспосабливаться к новой реальности – бороться за внимание групп пользователей, особенно молодежи, заинтересованной в динамичном и персонифицированном варианте предоставлении информации, способном конкурировать с сетевым сообществом Facebook [5].

Серьезность последствий перехода от библиотеки как физического пространства к библиотеке как виртуальному цифровому окружению очень велика. Пользователям библиотек требуется ежедневный и круглосуточный доступ и мгновенное удовлетворение после каждого щелчка мыши. Кроме того, пользователи настроены на поиск конкретного ответа, а не источника информации: научной монографии или журнальной статьи. Поэтому они просматривают, прощелкивают и «энергично пролистывают» цифровой контент, создавая новые формы онлайнового чтения [6], которые нам пока еще непонятны или, в некоторых случаях, неизвестны.

Поскольку в настоящем отчете рассмотрены различия между учеными сообществами, было бы ошибкой считать, что круглосуточный и ежедневный доступ к научным материалам, крупным массивам оцифрованной информации, получение информации напрямую, а также мощные и известные поисковые машины необходимы только студенческой аудитории. Те же требования предъявляют и теоретики (профессорско-преподавателъский состав), и практики. Все перескакивают с одного сайта на другой, ищут не вглубь, а вширь. Энергичный просмотр и пролистывание стали нормой для всех [7].

Тенденции в информационном пространстве определяются не только технологиями. Научным библиотекам помимо всего прочего приходится приспосабливаться к меняющемуся миру официально опубликованных, самостоятельно опубликованных и неопубликованных материалов, новым правилам лицензирования и новым бизнес-моделям как в печатной, так и в цифровой форме. Это очень серьезная задача.

Поведение пользователей в современных виртуальных библиотеках

Неудивительно, что столкнувшись с миром цифровой информации, характеризующимся огромным выбором, легким доступом и простыми в использовании инструментами, библиотекари впали в состояние тревоги. Их традиционной роли посредников, помогающих пользователям найти дорогу в большой и сложной библиотечной системе, теперь угрожают такие службы, как Google, который предлагает безграничный объем информации и игнорирует библиотеки.

Научные библиотеки предлагают своим пользователям огромный диапазон опубликованного контента, но зачастую доступ к нему происходит через системы, представляющиеся менее интуитивными, чем вездесущий Google. Следовательно, библиотекарям необходимо яснее представлять себе, как именно ведут себя люди в виртуальной библиотеке и как используют ее дорогостоящий контент. Иначе библиотекари-профессионалы могут просто исчезнуть с лица Земли, как могут исчезнуть наборные машины в Британии XXI века. Популярность доступа к электронным журналам с помощью компьютера уже огромна, и растет по мере того, как издатели раскрывают свой контент для индексирования в Google и в других поисковых машинах. Крупные журнальные платформы, такие как «Blackwell’s Synergy» или «Elsevier’s ScienceDirect» фиксируют миллионы обращений в месяц [8].

Согласно последним исследованиям центра CIBER [9], будет расти популярность электронных книг, хотя спрос на них может стать еще выше за счет огромной популяции студентов, жадной до систематизированной информации.

Поведение людей при пользовании цифровыми информационными ресурсами очень отличается, чему имеется немало подтверждений в электронных журналах посещений. Исследовательский центр CIBER посвятил пять лет изучению цифровых «улик», оставленных учеными при поиске информации в БД электронных журналов, коллекциях электронных книг и исследовательских шлюзах. Обнаруженные нами факты чрезвычайно важны для библиотекарей.

В общих чертах эту новую форму поиска информации можно описать, как поиск по горизонтали, характеризующийся перескоками, возвратами и просмотрами изображений. Пользовательская масса неоднородна и переменчива. Понятно, что изучение такой поведенческой модели представляет серьезные затруднения для традиционных провайдеров информации, воспитанных на примерах машинописных текстов и до сих пор им приверженных. Библиотекам следует отказаться от скрупулезного подсчета сомнительной статистики, найденной в Интернете, и вплотную заняться мониторингом реального поведения пользователей.

Основными характеристиками поведения пользователей [10] при поиске цифровой информации в виртуальных библиотеках являются следующие:

Поиск информации по горизонтали: «снятие сливок» – поведение, при котором пользователь просматривает пару страниц научного сайта и затем «соскакивает» с него навсегда. Цифры весьма. поучительные – около 60% читателей электронных журналов просматривают не более трех первых страниц, и большинство этих читателей (до 65%) никогда не возвращаются к просмотренному сайту.

Навигация: пользователи виртуальных библиотек тратят много времени вхолостую – на просмотр найденной информации отводится меньше времени, чем на ее поиск.

Изменение формы чтения: среднее время, затрачиваемое пользователями на просмотр сайтов электронных книг и электронных журналов, довольно коротко: в среднем от четырех до пяти минут. Ясно, что пользователи не читают в он-лайне в традиционном понимании этого слова. Напротив, уже существуют признаки совершенно нового типа чтения – пользователи энергично просматривают контент по заголовкам, содержанию и краткой аннотации, чтобы быстро получить ответ на вопрос. Создается впечатление, что они обращаются к чтению в режиме он-лайн, чтобы уйти от традиционной формы чтениям

Поведение «хомяка»: у пользователей-теоретиков весьма развит хватательный рефлекс. Исследования показывают, что они загружают весь относящийся к запросу контент, в особенности, если он бесплатный. Несмотря на подобное поведение и на непродолжительное время обращения (это установленный нами факт), данные о том, прочитывается ли когда-либо скачанный контент, отсутствуют.

Многообразие пользователей информации: анализ обращений показывает, что поведение пользователей определяется такими серьезными демографическими показателями, как геогрaфическое положение, пол, тип образовательного учреждения и социальный статус. Нельзя подходить ко всем с одной меркой.

Проверка достоверности информации: пользователи оценивают авторитетность источников и степень своего им доверия практически мгновенно, перепроверяя информацию на других сайтах и обращаясь к излюбленным поисковым системам, как, например, Google.

Уровень достоверности: очень высокий.

Поколение Google

Что мы знаем об информационном поведении молодого поколения?

Исследование того, как именно дети и подростки обучаются пользованию Интернетом и другими современными инструментами, проводилось весьма фрагментарно. Тем не менее уже имеются непротиворечивые выводы [11].

– информационная грамотность молодежи не повысилась с получением более широкого доступа к технологиям: кажущая¬ся легкость в обращении с компьютером скрывает серьезные проблемы;

– как показывает исследование, высокая скорость поиска означает недостаток времени на оценку не только найденной информации, но и ее релевантности, точности либо достоверности;

– молодежь плохо понимает свои информационные нужды и поэтому ей сложно выработать определенную стратегию поискаинформации;

– молодежь предпочитает выражаться бытовым языком, чем подыскивать более эффективные ключевые слова;

– получив длинный список результатов поиска, молодежь испытывает затруднения при оценке релевантности найденных материалов и распечатывает страницы, лишь бегло их просматривая.

Эти выводы относятся как к использованию Интернета современной молодежью, так и к предыдущему поколению, к использованию ими ранних онлайновых систем и CD-ROM. Нет подтверждений тому, что информационная грамотность молодых стала лучше или хуже, чем раньше. Однако повсеместное использование широко известных поисковых систем порождает другие проблемы [12]:

– молодые люди слабо представляют себе, что такое Интернет;им часто невдомек, что это коллекция сетевых ресурсов, предоставляемых различными провайдерами;

– в результате поисковые системы, будь то Google или Yahoo, становятся для них основными брендами, ассоциирующимися с Интернетом;

– многие молодые люди не считают ресурсы, поддерживаемые библиотеками, информативными и поэтому предпочитают пользоваться Google или Yahoo, которые предлагают знакомые и простые решения для удовлетворения их исследовательских потребностей. Уровень достоверности очень высокий

Возникает вопрос, как долго продержатся предпочтение молодежи поколения Google по мере их взросления? Сумеет ли это поколение сохранить свой интерес, став учеными и исследователями? Ответить на этот вопрос невозможно ввиду отсутствия продолжительных исследований на эту тему: никто и никогда не занимался изучением информационного поведения отдельно взятой группы людей с их юных лет до зрелого возраста.

Нынешние студенты, будучи лишь немногим старше Google, отличаются от людей более зрелого возраста.

Отличия способов поиска статей представителями научных сообществ в зависимости от их возраста – просто феноменальны! Они подтверждают, что переход от физической библиотеки к виртуальной произойдет очень быстро и что инструменты наподобие GoogleScholar станут реальной и скорой угрозой для библиотеки как института.

Уровень достоверности: средний.

Поведение молодежи в современных библиотеках

В разные периоды жизни люди обнаруживают различные информационные потребности. Имеется весьма небольшое количество исследований, в которых систематически учитывались бы возраст и поведение при поиске информации, а потому неизбежен большой поток неверной информации и неверных предположений о поведении молодежи в киберпространстве.

Основной задачей нашего исследования является глубокий сравнительный анализ информационного поведения пользователей различных возрастов, на основе одних и тех же платформ, а именно BL Learning – сервис для школьников и преподавателей и Intute – сервис для университетского сообщества и удаленных сообществ.

Ниже приведены основные результаты проведенного анализа [13–14].

– Оба сайта достаточно популярны как внутри Великобритании, так и за ее пределами и отличаются высоким уровнем обращений (в случае BL Learning на него приходится 14% трафика Британской библиотеки), подтверждая тем самым, что молодые ученые высоко оценивают имеющийся на этих сайтах контент.

– Оба сайта популярны как у себя в стране, так и за рубежом.

– К обоим сайтам обращения перенаправлялись с поисковой машины, причем в основном из дома, а не из школы, колледжа или университета.

– Около 40% школьников, использующих поисковые системы, выходят на сайт BL Learning, используя преимущественно поиск по картинкам.

– Лишь весьма небольшое количество пользователей заходит на сайт BL Learning по ссылке из блога; это в основном американцы (и пользователи ядра сайта). До сих пор не ясно, является ли сетевое общение на библиотечных сайтах популярным.

Молодые ученые используют инструменты, не требующие большого навыка: они, похоже, удовлетворяются самыми простыми либо базовыми формами поиска. Однако с настойчивыми пользователями дело обстоит иначе. Так, в случае Intute было выяснено, что чем больше страниц просмотрено за посещение, тем выше вероятность того, что пользователь успел обратиться и к другому сайту (результат, отмечаемый для шлюзовых сайтов, таких, как Intute).

Результаты подробного анализа работы с регистрационными журналами записи состояний системы CIBER (служит для регистрации входов, сбоев, ошибок и пр.) хорошо согласуются с данными из литературных источников в отношении поиска информации, а также с результатами визуального тестирования и наблюдения за поведением пользователей. Например, наблюдения показывают, что молодежь просматривает страницы сайта очень быстро (особенно представители мужского пола) и скорее обращается к гиперссылкам, чем к тщательному просмотру результатов поиска. Пользователи очень редко применяют расширенный поиск, предполагая, что поисковая система «понимает» их запросы, и перескакивают со страницы на страницу, не уделяя достаточно времени прочтению или анализу информации. Кроме того, им трудно адекватно судить о релевантности найденных страниц.

Уровень достоверности: очень высокий.

Студенты обычно приступают к исследованию, не принимая во внимание структуру библиотеки или то, как библиотека сегментирует различные ресурсы по различным областям своего веб-сайта. Библиотечные веб-сайты часто отражают организационный подход библиотек. Задача по размещению контента в определенном предметном поле [15] не ставится.

Детям, как правило, трудно оценить качество поиска, обычно они ориентируются на полное соответствие результатов поиска заданным поисковым словам. В итоге они пропускают множество релевантных документов и начинают новый поиск. Как правило, поиск заканчивается распечатыванием найденных документов, при этом содержание документов может быть весьма далеким от необходимого (особенно это касается молодых пользователей).

Уровень достоверности: очень высокий.

Из литературных источников также видно, что многие из этих характеристик существовали еще до появления «паутины» (что демонстритруют, например, исследования 1980-х гг. о CD-ROM) [16], поэтому они не могут проецироваться на Интернет как на нечто абсолютно новое.

В литературе практически отсутствуют сведения об имеющихся у поколений отличиях: о том, что поколение Google якобы отличается от предыдущего. Разумеется, интерпретировать такое явление сложно ввиду отсутствия продолжительных исследований того либо другого феномена. В конечном счете, литературные источники указывают на серьезные отличия между детьми и подростками, возникающие, вероятнее всего, по причине отсутствия у детей младшего возраста когнитивных и моторных навыков. По достижении подростками одиннадцатилетнего возраста, когда информация начинает поступать непрерывным потоком, их поведение уже не сильно отличается от поведения старшей молодежи, хотя исследования центра CIBER показывают, что поиск изображений в поисковых машинах (Yahoo или Google) очень популярен среди молодых, а это указывает на подлинное различие в информационном поведении.

Уровень достоверности: очень высокий.

Феномен сетевых сообществ: важен ли он?

Возникновение социальных веб-сайтов меняет природу и структуру «всемирной паутины»: от Интернета, созданного несколькими тысячами авторов, мы перешли к Интернету, построенному миллионами Сетевое общение представляет особый интерес для библиотекарей и издателей, являясь частью более широкого направления: пользователи создают и размещают контент для себя самих, затушевывая возрастные различия между производителями информации и ее потребителями. И поскольку издательские программы в ПК становятся: нормой, то отличить официально опубликованный материал от опубликованного неофициально иногда почти невозможно.

Этот феномен затрагивает все общество в целом, и ньняшняя популярность сетевого общения в молодежной среде возможно отвлекает внимание от тех, кто в действительности создает (в противоположность тем, кто потребляет) генерированный пользователями контент: YouTube и Wikipedia демонстрируют выраженные возрастные отличия между теми, кто просматривает контент (18–24 года), и теми, кто его создает (главным образом, от 45 до 54 и от 35 до 44 соответственно) [17].

Многие библиотекари начали экспериментировать с социальными программами, пытаясь сблизиться со своими пользователя, и столкнулись с трудностями. Несмотря на то, что научно-исследовательские библиотеки тратят миллионы фунтов стерлингов на обеспечение свободного компьютерного доступа к защищенному авторским правом дорогостоящему электронному контенту – журналам, книгам и монографиям, большая его часть остается неизвестной для пользователя. Они либо не знают о том, что библиотека обладает такими материалами, либо находят их через «Google», считая его бесплатным. Библиотеки все чаще оказываются между Сциллой и Харибдой: издатель или поисковая система зарабатывают хорошую репутацию и деньги.

Проанализировав ситуацию, более прогрессивные библиотекари стали заявлять о своем существовании в MySpace и Facebook, создавая в них свои профили. Пока еще слишком рано заявлять о плодотворности такой инициативы, зато об опасности демонстрирования молодежи своей «крутизны» говорить самое время. На деле, существует риск того, что молодые пользователи начнут выражать возмущение по поводу посягательства библиотеки на их личное пространство. «Быть там, где наши пользователи», и «быть полезным нашим пользователям там, где они находятся», – большая разница. Именно такой посыл стал целью исследования OCLC в 2007 году [18]. В ходе этого исследования студентам колледжей и представителям широкой публики задавался следующий вопрос: «Какова вероятность того, что Вы стали бы участвовать в перечисленных видах деятельности на сайте сетевого сообщества, созданного вашей библиотекой?»

Процент участия студентов и широкой публики (см. в скобках), заявивших о своем желании участвовать в сетевом сообществе, приведен ниже:

– самопубликование 7% (6%),

– обмен идеями по поводу библиотечных услуг 10% (7%),

– обмен фотографиями или видео 7% (6%),

– участие в онлайновых дискуссионных группах 6% (6%),

– встреча с единомышленниками 6% (7%),

– описание собственных коллекций 9% (6%),

– просмотр коллекций других людей 12% (6%).

Итак, большинство студентов колледжа не выказывает интерес к участию в данной деятельности. Можно было бы считать такой итог верным приблизительно, однако результаты вышеуказанного опроса не внушают уверенности в том, что социальное ПО и в самом деле поможет перестроить отношения с пользователями в среде, которая все более склонна обходиться без посредников.

Существует множество других примеров экспериментирования библиотек с технологиями Web 2.0: например, обогащение каталожных записей рецензиями и рейтингами пользователей, хотя оценивать степень их воздействия или эффективность рано. Однако нет сомнения в том, что сетевые сообщества – это успешное предприятие. Библиотекам следует быть в курсе достижений в этой области хотя бы потому, что по последним данным большинство студентов США, имеющих доступ в Интернет, пользуются сетевыми сообществами, и многие из них участвуют в этих сообществах для обсуждения вопросов, связанных с образованием.

Исследовательский центр CIBER видит реальную проблему, которая должна была бы волновать библиотечное сообщество, в росте числа электронных книг, а не сетевых сообществ. Конечно же, CIBER должен продолжать эксперимент и отслеживать появление новшеств, в частности, для лучшей организации серьезного подхода к делу (например, маркетинга) и вырабатывания линии поведения.

Уровень достоверности: от среднего до низкого.

Поколение «Google» – миф или реальность?

Доказательная база в отношении проблем, обсуждавшихся в данном отчете, является неполной; кроме того, имеющиеся в ней факты противоречат друг другу. В интересах целесообразности мы указывали свой собственный уровень достоверности на основании литературных источников и других свидетельств. Далее уровень достоверности обозначен: низкий – *, средний – **, высокий – ***.

Нынешние дети совершенно другие. Так говорит любой взрослый о молодежи, и все-таки нынешние дети действительно отличаются от детей других поколений [19].

Многие высказывания средств массовой информации в отношении поколения Google противоречат фактам [20]. В ходе дальнейших рассуждений мы попытаемся определить степень их достоверности.

Подростки более умело обращаются с техникой**.

Наше мнение: в целом верно. Зато более зрелые пользователи быстро «схватывают». В то же время, подавляющее большинство молодежи пользуется по большей части простыми приложениями и на удивление немногими услугами.

Они многого ждут от информационно-коммуникационных технологий**.

Наше мнение: вполне возможно, ведь мы живем в культуре глобальной паутины, где господствует горстка объединяющих брендов. И все-таки степень ожидания является относительной, поскольку все мы сейчас – потребители информации.

Они предпочитают интерактивные системы и не желают быть пассивными потребителями информации**.

Наше мнение: в целом верно, что подтверждают образцы поведения молодых потребителей массовой информации – пассивные СМИ, такие как телевидение и газеты, не пользуются популярностью.

Они определенно перешли на цифровые формы общения: обмен сообщениями вместо вербального общения*.

Наше мнение: вопрос остается открытым. Очень трудно обмен сообщениями считать ведущей тенденцией, в настоящее время популярность этого способа общения объясняется скорее всего его низкой стоимостью по сравнению с телефонным разговором.

У них многозадачный подход к жизни*.

Наше мнение: вопрос остается открытым за неимением неопровержимых доказательств. Однако вполне вероятно, что, находясь с юных лет под влиянием онлайновых СМИ, молодежь способна вырабатывать хорошие навыки параллельной обработки информации. А вот вырабатываются ли подобным же образом навыки последовательной обработки информации, необходимые для обычного чтения, – неизвестно.

Они привыкли к тому, что их развлекают, и ожидают того же от учебы в университете*.

Наше мнение: вопрос остается открытым. Информационная среда должна быть интересной, иначе у нее не будет пользователей – это непрямой аргумент. Мы слегка обеспокоены нынешним интересом к использованию игровых технологий для обучения студентов и приобщения их к библиотекам. Исследование результатов внедрения технологий развлекательных шоу в теле- и радиовещании, начавшегося 20–30 лет назад, показало, что эти технологии подстегнули интерес публики, зато снизили уровень поглощения информации.

Они предпочитают визуальную информацию текстовой*.

Наше мнение: несомненно, однако текст по-прежнему важен. По мере совершенствования технологий и снижения цен мы предполагаем,:что тексты в социальных сетях станут заменяться видеоссылками. Что же касается библиотечных интерфейсов, то скорее всего мультимедийные средства могут быстро потерять свою привлекательность, оставшись лишь новшеством-однодневкой.

Они совершенно лишены терпения и требуют немедленного удовлетворения своих информационных потребностей*.

Наше мнение: это неверно. Нет неопровержимых доказательств того, что нынешняя молодежь нетерпеливее своих предшественников. Все, что мы можем, – это повторить очевидное: у старшего поколения имеются воспоминания о жизни без Интернета, а у молодого поколения их нет.

Они больше доверяют информации, полученной из Интернета, чем Iпользующихся авторитетом взрослых из их окружения**.

Наше мнение: это все-таки заблуждение. Анализ контента, к которому обращаются и который предпочитают ученики средней школы, показывает, что мнение учителей, родителей и информация из учебников пользуется у детей более высоким доверием, чем информация, почерпнутая в Интернете.

Мы считаем, что это утверждение имеет отношение к субкультуре сетевых сообществ и бунтарскому духу молодежи. Не стоит применять его к миру образования и библиотек.

Им нужно постоянно чувствовать себя «подключенными» к паутине*.

Наше мнение: мы не считаем, что это специфическая особенность поколения Google. Недавнее исследование, проведенное британским надзорным органом Ofcom [21], показывет, что пенсионеры проводят в Интернете на четыре часа в неделю больше, чем молодежь от восемнадцати до двадцати четырех лет. Мы полагаем, что определяющими факторами в этом случае являются личностные характеристики индивида и его среда, а не возраст.

Они – поколение, живущее по принципу «вырезать – вставить»*.

Наше мнение: это правда, и тому есть немало подтверждений; вплоть до анекдотических. Во избежание плагиата закроем эту тему.

Они осваивают компьютер методом проб и ошибок**.

Наше мнение: то, что подростки поколения Google успевают полностью освоить новое устройство, в то время как их родители все еще читают руководство по эксплуатации, – абсолютный миф, что и подтверждают исследования, проведенные организацией Ofcom (независимая организация, контролирующая системы радиовещания, телевидения и беспроводной связи Великобритании; Ofcom также устанавливает правила честной конкуренции в этих отраслях и следит за их выполнением) [22].

Они предпочитают получать информацию быстро и в виде кратких описаний, а не в виде полного текста***.

Наше мнение: это заблуждение. Исследования журналов посещений, проведенные центром CIBER, показывают, что пользователи любого возраста и положения – от студентов до преподавателей – ведут себя одинаково. Они проводят поиск в цифровых библиотеках поверхностно, по горизонтали и с перескоками. Быстрый просмотр стал нормой для всех. Да и исследователи старшего поколения все чаще обращаются к чтению кратких содержаний. Интеллектуальный потенциал общества падает.

Они – эксперты в поиске информации***.

Наше мнение: это опасное заблуждение. Цифровая грамотность и информационная грамотность не идут рука об руку. Судя по данным литературных источников, за последние 25 лет, информационные навыки молодежи остались прежними.

Они думают, что в Интернете есть все (причем, бесплатно).

Наше мнение: вопрос остается открытым. По отдельньм данным, для большей части молодежи это верно, но глубоких исследований именно на эту тему не проводилось. Такое мнение превалировало на заре Интернета.

Если перейти к диаметрально противоположному утверждению, то выясняется, что молодежь не знает о поставляемом библиотекой контенте, либо не имеет желания его использовать. Это проблема библиотек, а не вина молодежи.

Они не уважают интеллектуальную собственность**.

Наше мнение: отчасти верно. Исследования [23], проведенные британской организацией Ofcom, показывают, что и взрослые, и подростки (от 12 до 15 лет) немало знают об интеллектуальной собственности и хорошо разбираются в ее принципах. В то же время молодежь осознает несовершенство законов об авторском праве. Для библиотек и информационной промышленности последствия потери уважения к авторскому праву могут оказаться весьма серьезными.

Они скептически относятся к формату*.

Наше мнение: верно, но не в отношении всех пользователей поголовно. Мы не обнаружили следов тщательного изучения данного заявления. Пожалуй, это утверждение не скажется ни на библиотекарях, ни на издателях. Контент больше не зависит от формата в киберпространстве, поэтому мы считаем этот вопрос закрытым.

Что мы в действительности знаем о поколении Google?

Можно сказать, мы все сейчас – поколение Google: демографические показатели потребления Интернета и средств массовой информации быстро стирают возрастные различия. По имеющимся данным, все большее и большее количество людей всех возрастов широко используют Интернет и Web 2.0 технологии для самых различных целей. Молодые (не только поколение Google, но и следующее за ним поколение Y) первыми приняли Интернет, но сейчас более зрелые пользователи быстро «догоняют» так называемых «серебряных серферов». Ярлык «поколение Google» становится все более бесполезным: исследования последних лет показывают, что этот термин – по существу стереотип – можно даже считать неточным по отношению к когорте молодых.

Исследование 2007 г., проведенное организацией Synovate (Международная компания, консультирующая по вопросам бизнеса, созданная в 2003 г.) [24], показало, что только 27% английских подростков проявляют глубокий интерес к информационным технологиям и с легкостью ими владеют. Большинство («средний человек», 57%) используют относительно низкий уровень техники для удовлетворения своих потребностей в коммуникации и развлечениях. Оставшиеся 20% («цифровые диссиденты») терпеть не могут технику и всеми способами уклоняются от ее использования. Демографические показатели слишком сложны для простого наклеивания возрастных ярлыков. Факты, полученные в ходе нашего исследования, проведенного Кэрол Тэнопир (Carol Tenopir) и Доном Кингом (Don King) [25], говорят о том, что отличий в информационном поведении студентов младших курсов, старшекурсников и преподавателей намного меньше, чем между молодыми и более зрелыми (40- и 50-летними) учащимися.

Мы не можем с уверенностью заявлять, что нынешняя молодежь демонстрирует более низкий уровень информационного опыта по сравнению с молодежью предыдущих поколений. Однако ставки сейчас делаются на такую организацию образования, при которой нормой становится самостоятельное обучение. Нам следует безотлагательно выяснить этот вопрос.

100% студентов виртуально используют текстовые редакторы и Интернет для написания курсовых работ. Но впечатление от широких познаний молодежи слабеет, если взглянуть на использование других приложений, таких, например, как, создание презентаций (60%), составление таблиц (63%) и графиков (49%) либо дизай веб-страниц (25%) [26].

Основной вывод таков: чем больше пишется на эту тему, тем сильнее переоценивается воздействие информационных технологий на молодых и недооценивается их влияние на представителей старших поколений. Подход следует сбалансировать.

Каковы пробелы в навыках?

Мы только что обсудили результаты исследования на тему использования детьми электронных ресурсов: молодежь более творчески подходит к использованию Интернета и превосходит в этом своих учителей, она более чем родители и учителя искусна в использовании информационных технологий и вообще технически лучше подкована. Таково бытующее в обществе мнение о молодежи и современных технологиях в целом. Однако в серьезной литературе нет данных ни о том, что молодые люди являются экспертами в области поиска информации, ни о том, что их поисковые навыки стали лучше [27]. Исследования, предшествовавшие широкому использованию Интернета, показывают, что молодые исследователи часто испытывают трудности при выборе подходящих поисковых слов и не очень уверенно ориентируются в результатах поиска. По-прежнему не изжит поиск по целым фразам (например, «Каковы три самых распространенных преступления в Калифорнии?»), существовавший на протяжении всего периода исследований по пользованию Интернетом. Соблазнительно было бы все вышеперечисленное сопоставить с растущей доступностью Интернета. В сети вполне можно вести поиск на бытовом языке, примером чего является Ask.com, поощряющей пользователей выбирать обычные фразы в качестве поисковых.

Однако изучение литературных источников показывает, что практика формулирования запросов в виде фраз существовала и до появления паутины. Как выяснилось, широкая доступность высокоразвитых. технологий за последние годы ничуть не улучшила качество поиска. В литературе по информационной грамотности красной строкой проходит мысль о том, что для эффективного использования поисковых инструментов [28] Интернета нам нужна подробная «ментальная карта». Нам следует не только ясно представлять, как работают поисковые системы и в какой форме представлена информация в библиографических или полнотекстовых базах данных, но и оценивать то, каким образом само информационное пространство, а именно правописание, грамматика и построение фраз, влияет на адекватность поиска. Парадоксально, но детям до 13 лет и взрослым старше 46 лет часто не удается провести эффективный поиск и оценить результаты. У детей это часто объясняется нехваткой знаний о видах информационного контента, существующих в виде отдельного домена, а также и другими проблемами: отсутствием понимания того, как работают поисковые машины, сложностью перехода от привычного языка к языку запросов и слабым знанием словаря, необходимого для оперирования синонимами и другими терминами. Что касается взрослых, то их «ментальная карта» часто не знает принципов работы Интернета.

В настоящий момент нас интересует и одновременно беспокоит способ, которым молодежь оценивает (а часто не в состоянии оценить) информацию из электронных источников. Здесь за последние 10–15 лет также не наблюдается позитивных изменений. Согласно исследованиям, проводившимся около 15 лет назад (и до появления Интернета), подростки не оценивали релевантность информации, полученной из онлайновых БД, и даже найдя необходимую информацию, начинали новый поиск. Интернет-исследования свидетельствуют о весьма малом количестве времени, затрачиваемом молодежью на оценку найденной информации, а именно ее релевантности, точности и достоверности. Проводимый на большой скорости поиск заканчивается беглым просмотром данных и распечатыванием информации. Исследователи также обратили внимание на то, что молодежь не интересуется авторитетностью источника. В одном из исследований подростки, как правило, считали, что если сайт индексируется как Yahoo, то его авторитетность принимается без вопросов. Другие исследования также выявили малое число попыток проверить достоверность источника найденной информации.

Вот наиболее значимая находка нашего исследования – несмотря на то что опрошенные преподаватели были информационно грамотны, навыки, которыми они обладали, и отношение к информационной грамотности не передались их ученикам [29].

В Соединенном Королевстве не проводилось достаточного количества исследований об информационных навыках молодежи, получающей или начинающей получать высшее образование. Подобная ситуация свидетельствует о недостатке стратегической поддержки правительством программ информационной грамотности. В Соединенных Штатах Америки картина [30] исследования представлена значительно полнее, однако из нее видно, что большая часть первокурсников колледжей и Университетов демонстрирует низкий уровень информационной грамотности и высокий уровень «библиотекобоязни». Как и следовало ожидать, информационные навыки хорошо коррелируют с проходным баллом по результатам SAT (Scholastic Asstssment Test – типовой тест, сдаваемый абитуриентами для поступления в американские университеты и колледжи, введен в 1901 г.) и с отметками, которые студенты начинают получать при обучении.

Переносить эти результаты на Соединенное Королевство неразумно, так как обучение информационной грамотности в стран непоследовательно и фрагментарно, но опыт США отметить, несомненно, стоит. Последние исследования в США дали два важных результата: при сравнении верхней и нижней квартили студентов (в соответствии с их навыками по информационной грамотности) выяснилось, что верхняя квартиль абитуриентов демонстрирует лучшие навыки работы с библиотеками. Сказывается влияние родителей, школьных либо публичных библиотек. Эти навыки приобретаются также в процессе учебы. Похоже, в Соединенных Штатах Америки появляется новая прослойка: ее студенты лучше образованы и завоевывают высшие награды. Второй результат менее утешительный – обучать таких студентов информационным навыкам в университете уже поздно: они вполне обходятся Google.

К сожалению, студенты не осознают реальной проблемы, а именно серьезного расхождения между фактическими результатами их тестов по информационной грамотности и их собственной оценкой своих информационных навыков и страхом перед библиотеками. Результаты этих исследований породили вопросы об умении школ и колледжей развить поисковые способности у поколения Google до уровня, соответствующего требованиям высшего образования и исследовательской работы.

Если применить ту же модель к Соединенному Королевству, то станет ясно, что информационные навыки следует развивать уже в начальной школе и что восстановительный курс по информационной грамотности во время обучения в университете, по всей вероятности, окажется неэффективным. Встает серьезный вопрос, в какой форме должно проходить такого рода обучение? Чтобы помочь детям стать более эффективными потребителями информации, нам следует держаться в общем потоке.

Уровень достоверности: средний для Соединенного Королевства и высокий для Соединенных Штатов Америки.

Взгляд в будущее

Какой может стать информационная среда в 2017 году

Десять лет – слишком долгий срок для прогнозов, тем более что библиотеки и мир информации уже сейчас находятся в тревоге и смятении. Тем не менее, попробуем описать некоторые устойчивые тенденции.

1. Единая веб-культура

Совершенно очевидно, что к 2017 г. Интернет войдет в жизнь всех людей независимо от их возраста и поселится во всех жилищах. Всемирная паутина оплетет весь мир: исследования общественного мнения показывают, что по мере доминирования нескольких мощных брендов (например, eBay, Amazon, FaceBook) у пользователей во всем мире начинают проявляться сходные манеры поведения и отношения к онлайновым сервисам. Они станут более персонализированными, мобильными и даже более наглядными, а это ценности, к которым библиотекари относятся не только с уважением, но стараются приумножить. В этой глобальной единой веб-культуре услуги, предоставляемые национальными библиотеками, станут менее значимыми и даже несколько старомодными (как показывают исследования, веб-сайты Британской библиотеки пользуются в настоящее время большой популярностью за пределами Великобритании).

2. Неуклонный рост числа электронных книг

За пределами рынка досуга мы прогнозируем резкое падение продаж печатной продукции. В то же время такие электронные инициативы, как блоги, RSS, встроенные медиа-плееры, подкастинг и средства для публикаций по запросу, станут привычными деталями информационного ландшафта.

Электронные книги, поставляемые по запросу потребителя, станут, в конечном счете, не только основным форматом для учебников, научных изданий и монографий, но и эталонным форматом.

Однако главная задача исследования заключается не в выяснении возможностей публикования всех указанных материалов, а в получении к ним доступа. В частности, технология OLED (Organic Light-Emmitting Diode – органический светодиод) позволит публиковать по запросу информацию, доставленную в необъятную демографическую нишу беспроводным способом [31]. Такой вид публикаций осложнит как исследовательскую деятельность, так и архивирование по причине того, что эти публикации могут появляться и исчезать буквально мгновенно.

3. Взрывной характер появления контента

Ученые и исследователи извлекут огромную пользу из планируемых в настоящее время обширных программ по массовому оцифровыванию книг (например, Google Print), а также за счет получения доступа к архивам данных исследований и к самим данным. Трудно строить прогнозы на основе скорости роста публикаций в открытом доступе и институционального архивирования, но библиотекам следует уже сейчас приступить к планированию работ на то время, когда большая часть научных статей станет доступной любому пользователю с его персонального компьютера. Для библиотек это одновременно и серьезная угроза, и перспектива: доступность наверняка подстегнет интерес к научному контенту у всех – от представителей мелкого бизнеса до ученых-любителей, озабоченных состоянием своего здоровья или окружающей среды.

Каждый месяц Интернетом начинают пользоваться около 1 млн человек, присоединяясь к 750-миллионной армии уже подключенных пользователей. Большая их часть генерирует свой собственный контент в форме электронных сообщений, блогов, электронных энциклопедий, персональных веб-сайтов и так далее. Масштаб этого явления в истории человечества беспрецедентен: созданный пользователями контент растет гораздо быстрее, чем издательский. Финансируемый библиотекой контент в некоторой степени сжимается и его будет труднее находить, так как пользователи «приземляются» там, где их принимает поисковая машина, а не там, где им, по мнению библиотекарей, следует приземлиться.

4. Новые формы научного сотрудничества и публикаций

По мере того как меняется информационный ландшафт, меняются и сами процессы поиска. Ученые начинают применять методы, недоступные их коллегам несколько лет назад, включая предпубликационный выпуск своих работ, их распространение с помощью нетрадиционных шлюзов, таких как: институциональные репозитарии, блоги, электронные энциклопедии и персональные веб-сайты.

Они также начинают использовать новые формы обмена опытом, прибегая к сотрудничеству в режиме он-лайн. Такой подход бросает библиотекам новый вызов – необходимость архивирования и управления различными видами научного материала, быстро появляющегося (и так же быстро исчезающего) в сети. Основная задача, стоящая перед всем научным сообществом, включая библиотеки, – использовать новые интерактивные среды, защищая в то же время целостность научной среды.

5. Виртуальные формы публикования

Всемирные поставщики информации, начиная от коммерческих издателей и заканчивая университетскими преподавателями, уже вовсю обращаются к Second Life (трехмерный виртуальный мир, создаваемый его резидентами) с целью предоставления услуг членам этого виртуального мира, и многим такой вид публикования и вещания видится как долгая перспектива на будущее. Для виртуального ученого это означает возникновение новых моделей отношений между поставщиками и потребителями контента в онлайновой среде, и: предсказать, куда заведут такие отношения, пока невозможно.

6. Семантическая паутина

Всемирная паутина, с которой мы знакомы и которой мы теперь пользуемся, может быть полностью революционизирована за счет появления «семантической паутины». Система, в которой в настоящее время люди совершают поиск на повседневном языке, чтобы заказать бакалейные товары или библиотечные книги либо посмотреть расписание движения поездов, может быть заменена системой, в которой компьютеры станут анализировать все данные в паутине. По мнению Тима Бернерса Ли, в конечном итоге «привычные механизмы торговли, бюрократии и вся наша повседневная жизнь будет управляться компьютерами, беседующими с компьютерами же». Некоторые специалисты полагают, что такая ситуация наступит не скоро, а если и наступит, то не будет широкомасштабной. Мы же считаем, что семантическая паутина как инструмент достигнет своего апогея весьма скоро. В 2013 г. могут произойти существенные преобразования, которые позволят всему поколению выпускников приступить к использованию этой паутины.

Особенно вероятным появление семантической сети представляется в таких нишах, как e-Science (в частности, в биологии), что вовлечет главные научные библиотеки в совершенно новые формы деятельности, такие как публикование в реальном времени и обмен экспериментальными данными в Интернете.

Уровень достоверности: от среднего до высокого.

Какими окажутся последствия для экспертов в области информации?

Предлагаем профессионалам в области информации обратить внимание на следующие соображения:

– постепенно Интернет все глубже проникает в нашу жизнь и воспринимается всеми как само собой разумеющееся. Однако библиотеки не справляются с запросами студентов и исследователей в оказании услуг, которые знакомы студентам по их более широкому опыту работы с Интернетом (включая Google и другие инструменты). Потребители информации всех возрастов нещадно эксплуатируют цифровую среду, причем не всегда теми методами, с которыми библиотеки готовы согласиться. Любой встречающийся барьер – будь то дополнительная регистрация, оплата или бумажная копия – оказывается слишком высоким для большинства потребителей, и информация, оставшаяся за этим барьером, будет все больше игнорироваться;

– учитывая нынешние уровни инвестирования в крупные корпоративные поисковые машины и статичный либо снижающийся бюджет библиотек на научно-исследовательские работы, остается, пожалуй, лишь одна эффективная стратегия – это более плотное интегрирование библиотечного контента с коммерческими поисковыми машинами. К этой процедуре необходимо обратиться срочно, учитывая то, что бизнес в библиотеках представляется весьма слабым работающим вне этой сферы. Указанная стратегия также важна для студентов вечерников либо заочников, не располагающих большими запасами времени на обучение;

– программа «Виртуальный ученый» исследовательского центpa CIBER обнаружила доказательства (везде, где бы мы ни искали) существования четких различий в поведении пользователей при поиске информации в зависимости от темы, пола и профессиональной деятельности. Совершенно очевидно, что одна и та же стратегия в отношении библиотек и, скажем, системного дизайна, не будет эффективной: различий внутри современной популяции ученых столько же, сколько их между сегодняшними учеными и будущими. Не зная отличительных особенностей целевой аудитории, невозможно эффективно предоставлять услуги;

– обращаемся к информационным работникам-профессионалам, обладающим необходимым набором навыков, – стремитесь к простоте! Нам известно, что молодые ученые имеют слабое представление об услугах, предоставляемых библиотеками. Задача состоит в том, чтобы оповестить пользователя об имеющемся важном и ценном контенте, а также стандартизировать интерфейсы и добиться большей простоты их использования. На пользователях библиотеки (и на библиотекарях) лежит колоссальная когнитивная нагрузка, им нужно преодолеть немало сложностей на пути к получению информации. Так что, вперед, библиотекари!

Уровень достоверности: высокий.

Какими будут последствия для научных библиотек

Главное послание настоящего отчета для научных библиотек таково: будущее уже наступило, поэтому у нас нет иного выбора, как понять это и разработать систему, отражающую поведение современного виртуального ученого.

Основанная на интернет-исследовании картина выглядит следующим образом: большинство посетителей научных сайтов просматривают лишь несколько страниц, многие из которых даже не содержат реального контента, и не задерживается на этих страницах для подробного ознакомления с их содержанием. Это либо симптом серьезной проблемы – плохой организации библиотечного портала, либо сигнал о возникновении абсолютно новой онлайновой формы чтения, основанной на беглом просмотре заголовков, содержания страниц и рефератов. Мы называем такую форму поведения быстрым, поверхностным просмотром. Необходимо срочно выяснить коренные причины этого явления.

Студенты обычно предпочитают глобальный поиск в системе Google более сложному и долгому поиску по библиотечным сайтам, где им нужно проводить поиск по онлайновым каталогам и каждой интересующей их базе данных отдельно после определения релевантности выбранной базы данных. Кроме того, не все поиски в библиотечных каталогах или базах данных приводят к получению полнотекстовой информации, а студенты поколения NetGen ждут не просто быстрого ответа, но полного и незамедлительного удовлетворения своих инфор¬мационных запросов [32].

Можно с уверенностью заявлять, что библиотекари пока еще не занимаются исследованием подобного поведения пользователей и не думают о том, как к нему лучше приспособиться, а ведь именно эта задача выходит на первый план. Чтобы двигаться вперед, следует использовать гибкую модель, основанную на тщательной проверке работоспособности цифрового пространства, отслеживании реакции и адаптации к ней, перехода от подсчета числа обращений к наблюдению за пользователями.

Научным библиотекам следует учитывать три важных момента:

– сделать свои сайты еще более видимыми в киберпространстве, открыв их для поисковых машин;

– оставить всякую надежду стать многоцелевым предприятием;

– смириться с тем, что большая часть контента сможет редко (а возможно, и никогда) найти пользователя, за исключением тех случаев, когда этот контент будет использоваться в качестве отправной точки.

Стратегические последствия перехода от физического к виртуальному серьезны для любой отрасли, а для библиотек в особенности. До сих пор ни разу не проводился протяженный анализ реакции современных пользователей на происходящие вокруг них изменения, о реакции же пользователей будущего даже и говорить не приходится. Не задаваясь подобными вопросами, библиотекари так и останутся на роли маргинальных участников потребительского рынка цифрового научного контента. Приемлемыми решениями могли бы стать обеспечение лучших шлюзов для литературы и стратегия простоты.

Уровень достоверности: высокий.

Какими могут оказаться последствия для ответственных лиц?

Научная литература не дает определенного ответа на этот вопрос – бессистемные или неочевидные доводы не отражают серьезности обсуж¬даемого вопроса. Библиотечному сообществу следует больше инвестировать в сбор и анализ данных, беря пример с таких лидеров коммерции, как Tesco, прекрасно знающих свою клиентскую базу и ее предпочтения. В частности, необходимо проводить непрерывный протяженный анализ и сбор информации с целью обнаружения грядущих изменений на раннем этапе. Почему в крупных национальных библиотеках нет отделов, занимающихся изучением поведения пользователей? Не владея такой информацией, мы можем слишком оторваться от реальности

Имеется огромная потребность в щедро финансируемой на национальном уровне программе по выявлению уровня информационной и цифровой грамотности нашей молодежи. Если перескакивание с сайта одной цифровой библиотеки на сайт другой является результатом неумения обращаться с ними, значит, у нашего общества серьезные проблемы. Информационные навыки нужны как никогда, и их уровень должен расти, если люди и в самом деле хотят пользоваться выгодами информационного общества.

Результаты проводившихся в США исследований показывают, что такие навыки должны прививаться в раннем детстве – изменять глубоко укоренившиеся привычки во время учебы в институте или колледже слишком поздно, учитывая, в частности, слепое доверие пользователей к известным поисковым машинам при выполнении срочных запросов.

Развитие указанных навыков потребует совместных действий от библиотек, школ и родителей.

Уровень достоверности высокий (и ставки очень высоки).

Наши общие задачи

Так каковы же главные задачи библиотек и их информационных служб в удовлетворении потребностей будущих ученых и иследователей?

1. Использовать популярность научной информации и не забывать о том, что пользователи Великобритании находятся в групп меньшинства для многих финансируемых Великобританией стесненных в средствах информационных службах.

2. Повернуть процесс дисинтермедиации в созревшем для этого созданном собственными силами потребительском рынке, в обратную сторону. Как говорится, мы все сегодня библиотекари. Следует подумать о том, как рекламировать библиотеку в качестве безопапасного и надежного хранилища информации, и о том, как рекламировать потребность в тренинге по овладению грамотностью в области по овладению грамотностью в области цифровой информации. Библиотекам явно недостает бренда, хотя известно, например, что Британская библиотека имеет высокий авторитет за рубежом. Издателям с их известными коммерческими и научными брендами легче рекламировать свою продукцию. Объемы информационной продукции растут, оставаясь для библиотек как бы за стеной, следовательно, пришло время подумать о стратегическом партнерстве.

3. Стать для электронного потребителя более дружественной и менее менторской и заумной средой. Немногие из предложений электронных библиотек находят своего потребителя в широком мире потребителей цифровой информации: они не согласуются с опытом работы людей в таких сообществах, как Facebook, Youtube, Amazon и даже ScienceDirect?. Почему бы, например, университетским библиотекам не попытаться конкурировать с Amazon по поиску персональной либо социальной информации, предлагаемой этим сообществом в течение многих лет?

4. Избегать сценария разделения – библиотеки все больше отдаляются от пользователя и издателей. С появлением электронных книг библиотеки еще сильнее отдалятся от своих пользователей, в то время как издатели еще больше к ним приблизятся за счет внедрения читателей в область деятельности издателей. Раздоры с издателями в отношении открытого доступа и институциональных репозиториев стали причиной раскола между библиотекарями и издателями, а растущее желание пользователей платить за информацию (эта тенденция отмечается всеми издателями) усилит изоляцию библиотек.

5. Внедрять мощные, соответствующие целевому назначению механизмы для отслеживания и определения количества пользователей (и информационных услуг). Учитывая тот факт, что будущие ученые захотят пользоваться библиотеками лишь удаленно, совершенно необходимо, чтобы библиотеки обладали средствами для мониторинга и оценки того, чем занимается пользователь. Более того, недостаточно лишь слушать и отслеживать, требуется также изменить отношение к полученным результатам. В противном случае библиотеки займут еще более маргинальную, безымянную позицию в виртуальном мире. Никакой частный сектор не выжил бы без инвестирования в изучение профиля пользователя, потребительского рынка и внедрения программ лояльности. В то же время мы не знаем ни одной библиотеки, котораярасполагала бы отделом оценки пользователя. Как же мы такое допустили?

6. Вносить в планы мероприятий обучение информационным навыкам, так как пользователи несомненно испытывают трудности при поиске информации в виртуальной научной среде. Чтобы справиться с этой задачей, необходимо рекламировать результаты и выгоды (более высокий уровень исследователей, ученые степени и пр.) и работать в содружестве с издателями.

7. Профессии библиотекаря остро требуется лидерство – оно позволит приобрести новое видение грядущего столетия и не даст окончательно ухудшиться имиджу библиотекаря. Начать следует с перехода от ориентации на контент к ориентации на пользователя и решительно двигаться к намеченной цели.
 

Примечания

1. Jason Frand. The information mindset: Changes in students and implications for higher education, EDUCAUSE Review, March / April 2006. – P. 15.

2. College Students’ Perceptions of the Libraries and Information Resources. A Report to the OCLC Membership. Dublin, OH: OCLC, 2006.

3. CIBER Work Package IV, passim.

4. CIBER Work Package V. – P. 58–71.

5. CIBER Work Package IV. – P. 45–46.

6. CIBER Work Package IV. – P. 20–22.

7. CIBER Work Package IV. – P. 21.

8. CIBER Work Package IV. – P. 3, 8.

9. CIBER SuperBook project. – URL: www.ucl.ac.uk/slais/research/ciber/superbook

10. CIBER Work Package IV, passim.

11. CIBER Work Package II. – P. 8–11.

12. Andrew Large, Children, Teenagers and the Web. Annual Review of Information Science and Technology, 39(1). – 2006. – P. 347–392.

13. CIBER Case Study I: An Evaluation of BL Learning: A Website for Younger Scholars. – London: CIBER, 29 November 2007

14. CIBER Case Study II: A User Evaluation of Intute. – London: CIBER, 29 November 2007.

15. Diana Oblinger and Brian Hawkins, EDUCAUSE Review. – March/April 2006. – P. 12.

16. CIBER Work Package II. – P. 7.

17. John Horrigan. A Typology of Information and Communication Technology Users. Washington, DC: Pew Internet and American Life Project, 7 May 2007.

18. Sharing, Privacy and Trust in Our Networked World: A Report to the OCLC Membership. – Dublin, OH: OCLC, 2007.

19. Sarah Ann Long, Digital natives: if you aren’t one, get to know one, New Library World, 106(1210/1211) 2005. – P. 187–189.

20. Synovate. Leisure Time: Clean Living Youth Shun New Technology. Available online at www.synovate.com/current/news/article/2007/02 [13 December 2007].

21. Communications Market Report: Converging Communications Markets. Ofcom, August 2007.

22. Ibid.

23. Ibid.

24. Synovate. Leisure Time: Clean Living Youth Shun New Technology. Available online at www.synovate.com/current/ news/article/2007/02 [13 December 2007].

25. CIBER Work Package II. – P. 3–5.

26. Diana Oblinger and Brian Hawkins, EDUCAUSE Review, March/April 2006. – P. 12.

27. CIBER Work Package II. – P. 8–10.

28. Andrew Large, Children, Teenagers and the Web. Annual Review of Information Science and Technology, 39(1) 2006. – P. 347–392.

29. Lucy Merchant and Mark Hepworth, Journal of Librarianship and Information Science 34(2) 2002. – P. 81.

30. See, for example, Melissa Gross and Don Latham, Attaining information literacy: An investigation of the relationship between skill level, self-estimate» of skill, and library anxiety. Library and Information Science Research 29(8) 2007. – P. 332–353.

31. Bright Future for Organic TVs. Scientific American, 5 October 2007. – P. 7.

32. Joan Lippincott, Net Generation students and libraries, EDUCAUSK Review, March/April 2006. – P. 57.

Ян Роуландс, профессор, преподаватель факультета библиотековедения, архивного отдела и информатики Университетского колледжа в Лондоне
Ian Rowland. Information behaviour of the researcher of the future. – URL: http://www.jisc.ac.uk/media/documents/programmes/reppres/gg_final_keynote_11012008.pdf
Пер. Е.И. Зиминой, Российская государственная библиотека, отдел зарубежного библиотековедения и международных связей

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи

 
скачать музыку онлайн бесплатно