Library.Ru

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Рекомендуем Библиотека как центр межкультурной коммуникации

 БИБЛИОТЕКА КАК ЦЕНТР МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Гениева Е.Ю. Библиотека как центр межкультурной коммуникации. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2008. – 208 с.
 

Монография Е.Ю. Гениевой, известного литературоведа, библиографа, культуролога, посвящена теоретическим и практическим аспектам межкультурной коммуникации в библиотеке. Автор рассматривает современную библиотеку в контексте актуальных культурологических концепций как один из важнейших институтов общества, который не только собирает и хранит документы, но и принимает активное участие в социализации читателей, способствует формированию плюралистического видения и основ толерантного мышления.

Почему Платон считал книги «мертвыми статуями», а Пифагор принципиально не записывал своих мыслей? Отчего наша современность предпочитает чтению зрелищные формы обучения и досуга? В чем состоит секрет и притягательность общения «из уст в уста», «лицом к лицу»? Что такое «плюралистическая» библиотека и чем она отличается от библиотеки «просвещенческой»? Можно ли превратить скучную научную конференцию в увлекательную игру? Отвечая на эти и многие другие вопросы, книга Е.Ю. Гениевой вводит читателя в проблемное поле современной коммуникативистики, социологии чтения, культурной семиотики и будет интересна как специалистам, так и самой широкой аудитории.
 

БИБЛИОТЕКА – ОТКРЫТОЕ ПРОСТРАНСТВО КУЛЬТУРЫ
[отрывок]

«Дай наставление мудрому, и он будет еще мудрее; научи справедливого, и он приумножит знание» (Прит. 9:9). Вдумаемся в смысл этого библейского изречения. Оно говорит об отношении к мудрости, знанию. Знание – это коллективная память человечества, передаваемая из поколения в поколение, именно она на протяжении тысячелетий мировой истории обеспечивает преемственность человеческой культуры. Библиотека – один из древнейших социальных институтов – на протяжении веков сохраняла знания. Поэтому миссию библиотеки в любом обществе трудно переоценить.

Как сокровищница знаний, библиотека всегда привлекала писателей, художников, библиофилов, ученых самого разного плана. Библиотеку сравнивали с мавзолеем (Стефан Малларме), Вселенной (Хорхе Луис Борхес), семиотической моделью Мира (Умберто Эко). О библиотеке писали не только научные труды, но и поэмы, повести и романы. Она стала своеобразным культурным архетипом, а приключения читателей в поисках знаний – излюбленной фабулой современных интеллектуальных «одиссей», сравнимых с самым серьезным сюжетом мировой философии – поиском смысла жизни. Подобные определения и метафоры придают библиотеке оттенок сакральности, ибо почти во все века знания почитались как одна из высших ценностей. Книги, содержащие знания, бережно собирали, классифицировали, переписывали и переиздавали, снабжали комментариями и аннотациями, стремились обеспечить их долголетие и сохранность.

С давних времен существует одно из древнейших профессиональных содружеств, цех библиотекарей – собирателей, хранителей, систематизаторов, каталогизаторов и реставраторов документов, во все времена и эпохи служивших проводниками в мире клинописных глиняных табличек, папирусов-свитков, бумажных фолиантов-кодексов. В наше время к ним прибавились микрофиши, микрофильмы, компакт-диски, электронные издания и web-сайты.

Если о функции библиотеки-хранилища можно говорить как о величине постоянной на протяжении эпох, то прочие ее функции – величины переменные. Многие виды деятельности библиотек, связанные с обслуживанием, с предоставлением доступа к документам, зависят от того, как относится к знанию то общество, которое создает и поддерживает реальные, конкретные библиотеки. Библиотеки хранят и собирают книги не ради того, чтобы заключенные в них знания лежали мертвым грузом. Закрепление знаний в письменной форме и долговременное хранение документов изначально предполагали ориентацию на современного и будущего читателя, потребителя знаний и информации.

Социальная миссия библиотек как хранилищ общечеловеческой культуры выдвигает их в ряд наиболее весомых и общезначимых институтов. Библиотеки – вовсе не пассивные институты, развивающие те или иные виды деятельности. Они активно выстраивают взаимосвязи между продуктами культуры и их потребителями, в роли которых выступают читатели библиотек. Эти живые агенты исторического процесса, в свою очередь, влияют на жизнь библиотек, видоизменяя и совершенствуя их. И только такое обоюдное взаимопроникновение и соучастие способно творить «открытое общество» (термин Карла Поппера) – общество, открытое переменам и будущему.

Одно из самых емких определений открытого общества дано Джорджем Соросом: «Тоталитарным идеологиям Поппер противопоставил другую концепцию общества – общества, признающего, что ни у кого нет монополии на истину, что у разных людей – разные взгляды и интересы и что необходимы институты, которые позволяют всем им жить в мире. Институты эти охраняют права всех граждан и обеспечивают свободу выбора и свободу слова каждого из них» 1.

Облик открытого общества нельзя предсказать: оно будет таким, каким его сумеют сделать те, кто возьмется за нелегкую задачу самосовершенствования во благо окружающих. Такой выбор предполагает предельную самокритичность, высокую степень социальной активности, самоотдачи и готовности к изменениям. В реальной жизни трудно найти социальные институты, готовые следовать подобным принципам. Природа таких институтов должна быть изначально общественной, лишенной «своекорыстия». Ими, к примеру, не могут быть частные фирмы, банки или акционерные общества. Высшие цели и ценности этих институтов должны выходить за рамки национальных и государственных интересов. Кроме того, подобные организации должны достаточно прочно «стоять на земле» – заниматься ежедневным практическим делом, необходимым многим. Очень важно стремиться к становлению и развитию в России общества, основой которого являются уважение прав и свобод личности, способствовать формированию структур гражданского общества, свободной рыночной экономики, независимых и влиятельных средств массовой информации. В свободное общество нельзя указать дорогу, к нему можно лишь идти, сознательно сделав свободный выбор. На этом пути придется преодолевать собственные фобии и предрассудки, научиться терпимости по отношению к иным мнениям, умению анализировать собственные ошибки и навсегда отречься от мысли, что избранное направление движения – непогрешимо.

Марина Цветаева в эссе «Искусство при свете совести» с трепетом цитировала строки из непритязательного стихотворения, написанного одной монахиней: «Человечество живо одною / Круговою порукой добра! » 2. Это значит: испытавший добро на себе, в свой черед окажет добро другим. Помощь тому, кто в ней нуждается, – одно из высших проявлений добра. Можно назвать это принципом «помогай помогающему». История не устает преподавать человечеству один и тот же урок: только открытое общество по-настоящему жизнеспособно и перспективно; оно выживает, тогда как закрытое терпит крах.

Россия на рубеже 21 века сделала свой выбор в пользу интеграции в общеевропейское культурное пространство, в очередной раз продемонстрировав готовность реализовать историческую миссию – создание единой Европы. Ровно двести лет назад Н.М. Карамзин начал издавать журнал «Вестник Европы», задумав соединить в нем несоединимое, подчас находящееся в антагонистическом противоречии с екатерининской державой, которая строилась для противостояния Европе. Держава карамзинская, напротив, включала всю культурную Европу, отчего оказалась более жизнестойкой и «простояла» в русской культуре восемьдесят лет. Журнал «Вестник Европы» издавался с 1802 по 1830 и с 1866 по 1918 гг., а его основатель заслуженно получил признание благодарных потомков за то, что, по словам Ю.М. Лотмана, соотнося русскую и европейскую культуру, Карамзин вводил в сознание своих современников «итоги духовной жизни в исключительно широком диапазоне».

Россия и Европа выступают на едином глобальном поле, а значит, ответственность за духовное пространство с обеих сторон также носит глобальный характер. Мы давно уже живем, не всегда это осознавая, в мировом сообществе – в том смысле, что представление о замкнутых пространствах превратилось в фикцию. Ни одна страна или группа стран не может более отгородиться друг от друга. Различные формы экономического, культурного, политического взаимодействия сталкиваются друг с другом. Мировое сообщество подразумевает общность социальных отношений. Вопрос о мировом сообществе оборачивается и другим вопросом: как и в какой мере люди и культуры мира воспринимают себя во взаимном переплетении своих различий. Под глобализацией подразумеваются процессы, в которых национальные государства вплетаются в паутину транснациональных сценариев и подчиняются их правилам.

Глобальность – это реальность сегодняшнего мира, в котором срастается все, что по своей сути тяготеет к единству. Глобальность означает, что отныне все, что происходит на нашей планете, не сводимо к локально ограниченному событию, что все изобретения, победы, поражения, миротворческие акты и войны касаются всего мира и что мы должны нашу жизнь и наши действия, наши организации и институции соотносить с осью: локальное – глобальное.

Люди, скептически относящиеся к глобализации, спросят: «Что же тут нового?» – и будут не правы. Новы не только повседневные действия, перешагнувшие национально-государственные рамки и покрывшие государства плотной сетью взаимных зависимостей и взаимных обязанностей, нова и непривязанность к определенному месту. Люди, противящиеся глобализации, скажут: «Она опасна». По их логике, глобализация приведет к тому, что все страны и системы рано или поздно обречены втягиваться в общий ход догоняющего по отношению к Западу развития. А те культуры и цивилизации, которые остаются за бортом глобализации, будут деградировать и гибнуть в процессе исторического отбора. Будущее человечества, по этой логике, превращается из напряженного поиска самоидентификации в механический процесс перемалывания стран, народов, культур по единому, нивелирующему стандарту.

Сегодня в мире такая установка порождает сильный антизападный экстремизм, образует мощный силовой полюс, провоцирующий политическую напряженность, потенциально лишающую народы надежды на взаимную толерантность, а говоря более простым языком, на взаимное понимание и сострадание. И в такой логике тоже есть свой резон. Собственно, об этом писал американский социолог Питирим Сорокин: его диагноз западной цивилизации – «раковая опухоль».

По сути своей, этот спор антиглобалистов и глобалистов есть столкновение двух разных принципов мироустройства. За первым типом общественного устройства – традиционно устоявшиеся ценности, за вторым – нечто скрытое и пока неясное, существующее параллельно реальному миру, наподобие интернетовской виртуальной реальности, которой управляет некое виртуальное правительство, не имеющее никаких обязательств перед правительствами национальными. Этот мир пугает антиглобалистов еще и тем, что, по их мнению, виртуальный мир способен порождать авторитарные и тоталитарные настроения, которые распространяются в мире новых технологий подобно чуме. Речь идет об информационных мафиях, о международном терроризме, неофашистских националистических группировках, присутствие которых можно обнаружить во многих странах мира.

Какое же отношение ко всем этим процессам имеют библиотеки и есть ли какая-нибудь миссия в этом процессе у публичных, университетских, сельских библиотек, или они излишни в процессе глобализации?

В отличие от многих других социальных институтов, столкнувшихся с проблемой самоидентификации только недавно, библиотеки по всему миру и в нашей части земного шара имеют некоторый опыт освоения новой реальности, поскольку, по сути своей, они «всемирно отзывчивы». Непосредственное отношение к глобализации имеет фундаментальная для современных библиотек идея открытости и общедоступности информации. Практическое осуществление этой идеи опирается на всемирное развитие глобальной сети Интернет, которая во многих странах пропагандируется и становится доступной населению именно через библиотеки. С глобализацией связаны и такие направления деятельности библиотек, как обеспечение интерактивных услуг, электронная доставка документов, создание информационных сайтов, порталов, электронных библиотек, без которых не обходится ни одна библиотека, претендующая на роль современной информационной структуры.

Само развитие библиотек немыслимо без активного профессионального общения в рамках интернациональных глобальных сообществ и ассоциаций. Таковы ИФЛА, всевозможные корпорации; выстроенные по вертикальному и горизонтальному принципам, коллективные библиотечные и библиографические службы, центры каталогизации, осуществляющие обмен информационными ресурсами между странами. Немалую роль в процессах глобализации играют и библиотечные стандарты. Пожалуй, из всех профессиональных сообществ библиотеки наиболее продвинуты в области стандартизации средств создания и передачи информации. Понимание того, что для общения вне границ нужны единые средства, не нуждается в доказательстве для образованного библиотекаря. Одним словом, как социальные институты библиотеки не только вовлечены в глобальные процессы, но и являются их активными проводниками.

Если и можно сегодня говорить о положительном опыте преобразований в России, то он касается не экономики и даже не политики, а, как это ни странно на первый взгляд, сферы культуры, несмотря на крайне неблагоприятное материальное положение последней. Парадоксальным образом ростки новых отношений привились в областях, дотоле наиболее идеологизированных и подверженных строжайшей цензуре, наиболее пострадавших от отсутствия таких норм демократического общества, как свобода слова. Наряду с издательским делом и журналистикой к «привилегированной» области относилось и библиотечное дело, где государственная монополия существовала изначально и на протяжении семидесяти лет не только не оспаривалась, но была предметом гордости системы: работа библиотек регламентировалась распоряжениями правительства и указаниями Главлита, имела строгую структуру спецхранов, изданий для служебного пользования, руководствовалась иерархией допуска читателей к информации, строго дозированной в зависимости от уровня образования, социального положения и возраста лиц, допускаемых в «храм книжной премудрости», подчинялась стройной системе методических указаний по комплектованию фондов и «воспитательной работе» с читателями.

Если считать началом несвободы слова 1559 год, ознаменовавшийся выходом первого в Европе «Индекса запрещенных книг», то в 1986 году книгоиздание и библиотечное дело России чуть было не отпраздновало 425-летний ее юбилей. Но случилось иначе: с началом гласности система запретов рухнула, оставив после себя груды ненужных документов и недоумевающие вопросы историков. Но, рухнув как система надзора над мыслями, библиотечное дело не рухнуло как система информационная, ибо основу его составляли не нормативные акты идеологической пропаганды, а накопленные фонды, квалифицированные специалисты и, что наиболее важно для таких стран, как Россия, – уважительное отношение к книге как источнику знаний, духовной культуры и человеческого опыта.

В настоящее время, когда ограничения, наложенные на российские библиотеки идеологизированной системой, сняты, роль библиотек как непосредственного инструмента культурного обмена и сотрудничества существенно возросла.

Библиотеки – наиболее открытый, предоставляющий больший объем и более свободный и обширный выбор информации, чем радио, телевидение или пресса, наиболее доступный для всех без исключения категорий пользователей институт культуры, осуществляющий информационный обмен путем предоставления документов на бумажных и электронных носителях. Однако последствия культурной изоляции и технологического отставания сказались на российских библиотеках самым непосредственным образом. В массе своей работники библиотек хотят и стремятся к сотрудничеству с аналогичными институтами, но пока еще нередко не имеют для этого ни опыта, ни навыков, ни технической базы.

Библиотечное сотрудничество в международном масштабе предполагает для российских библиотек в первую очередь укрепление и развитие самих этих библиотек как инструмента международного культурного обмена и взаимодействия. В числе приоритетных направлений международного библиотечного сотрудничества наиболее эффективным является международный книгообмен, а также процесс пополнения фондов российских библиотек иностранной литературой, поступающей из-за рубежа по каналам гуманитарной книжной помощи. В фонды библиотек России влилось свыше ста миллионов книг, полученных по программам Фонда Сороса, «Воок Aid» (Великобритания), Немецкого библиотечного института (Германия), «Sabre Foundation» (США) и др. Систематически проводятся международные конференции, симпозиумы, коллоквиумы, рабочие совещания и другие мероприятия для обмена опытом по важнейшим аспектам жизни библиотек. Их темами являются: создание коллекций, организация библиотечных фондов, управление библиотекой, оптимизация библиотечных структур, библиотечное строительство и оборудование, консервация фондов и их переформатирование на технотронные носители, внебюджетное финансирование библиотек, внедрение передовых библиотечных технологий и др.

Совместные культурно-просветительные мероприятия направлены на преодоление существующих стереотипов в представлениях о культуре и образе жизни разных народов. Это в первую очередь выставки с публикацией каталогов, сопутствующими конференциями и книгораспространением, культурологические форумы, встречи, вечера, праздники чтения, а также участие российских библиотек в международных библиотечных и общекультурных проектах и в международных книжных выставках.

Международное сотрудничество осуществляется в области совместной подготовки и выпуска в свет изданий, в первую очередь библиографических указателей. Так, в частности, благодаря совместным усилиям Библиотеки иностранной литературы в Москве и Национальной библиотеки в Варшаве увидела свет библиографическая монография «Польская художественная литература в русской печати» в четырех томах.

В России накоплен богатый, интересный, а порой уникальный опыт во многих областях библиотечной работы, в теории библиотековедения, в образовательной и культурно-просветительной деятельности на базе библиотек, что позволяет ей претендовать на активную роль в международных контактах. Основная предпосылка для реализации обмена опытом лежит в максимально широком включении как можно большего числа российских библиотек в мировой библиотечный процесс. Здесь, помимо усилий самих библиотек и их поддержки государством в лице федеральных и местных властей, существенное значение имеет вовлечение российских библиотек в работу Международной федерации библиотечных ассоциаций и учреждений (ИФЛА).

Библиотеки бывшего Советского Союза стали принимать участие в ИФЛА с 1959 года, но вся страна была тогда представлена единственным национальным членом-ассоциацией – Библиотечным советом, созданным специально для этой цели при Государственной библиотеке СССР им. В.И. Ленина. Вклад советских библиотечных специалистов ограничивался участием в ежегодных генеральных конференциях и регулярных встречах в период между конференциями. Как исключение можно рассматривать участие советских специалистов в проектах по каталогизации – «Унифицированные заголовки библиографических описаний под коллективным автором»; в работе секции библиотек для слепых – «Выдающиеся деятели культуры и науки – слепые: Библиографический указатель»; секции по библиографии и ряда других секций. Непосредственные контакты устанавливать было трудно, а договориться по своей инициативе о сотрудничестве без предварительного согласования и разрешения свыше – невозможно.

Примерно с 1990 г. положение начинает резко меняться. В России стали создаваться библиотечные ассоциации как по территориальному принципу, так и по типам библиотек. Ассоциации и отдельные библиотеки стали вступать в ИФЛА, стремясь стать частью международного библиотечного сообщества.

Вначале были созданы ассоциации пользователей информационных систем, такие, например, как «Ассоциация пользователей CDS /ISIS», пользователей электронным форматом библиографической записи «MARC», а затем более крупные библиотечные сообщества – Московская библиотечная ассоциация, Российская библиотечная ассоциация, Петербургское библиотечное общество, вслед за которыми последовал ряд региональных объединений.

В середине 1990-х годов членами ИФЛА числилось шестнадцать библиотек и две библиотечные ассоциации. На генеральной конференции в Барселоне в 1997 году присутствовало пятьдесят два российских представителя. Спустя два года в Копенгагене эта цифра стала втрое больше, причем в Копенгаген приехало много библиотекарей из провинции, в том числе и из бывших закрытых городов нашей страны.

Сотрудничество российских библиотек с зарубежными продолжает расширяться в рамках основных программ ИФЛА – «Сохранность и консервация фондов», «Библиографический учет», «Универсальная передача данных». Российские библиотеки довольно широко представлены в составе постоянных комитетов и многих секций, таких, как «Профессиональное обучение», «Сериальные издания», «Детские библиотеки», «Редкие книги», «Каталогизация», «Статистика», «Библиотеки для слепых». Очень важны программы стажировок, особенно по обучению российских библиотекарей работе с компьютерной техникой, которая все шире внедряется в наших библиотеках. Но главное – это то, что работа в ИФЛА стала ведущим фактором международного культурного обмена и культурного сотрудничества в масштабах всей Российской Федерации. В 2000 году в Генеральной конференции ИФЛА приняли участие восемьдесят девять специалистов из тридцати семи регионов России. К ним присоединились библиотекари из Азербайджана, Молдовы, Белоруссии, Украины.

Эти успехи были чрезвычайно важны в то время, поскольку Россия отчетливо заявила о себе как о библиотечной державе, с которой предстоит считаться мировому профессиональному сообществу. Сегодня присутствие российских библиотекарей на международном уровне воспринимается естественно, как будто так было всегда. В последние годы численность представителей России в постоянных комитетах, секциях и на «круглых столах» достигла нескольких десятков человек. Такое присутствие отечественных специалистов в ИФЛА еще недавно было практически невозможно.

Библиотеки стали строить новые формы отношений для сохранения единого культурного пространства. Они ориентировались на расширение сотрудничества в целях преодоления технической отсталости, освоения прогрессивных методов управления библиотекой и организации эффективных форм обслуживания – как традиционных, так и основанных на применении новых технологий. Многие из них в настоящее время получили коллективное членство в ИФЛА и успешно реализуют общие профессиональные задачи. Примерами успешного библиотечного взаимодействия являются создание общероссийского коммуникативного формата (RUSMARC); гармонизация правил описания (РГБ, РНБ, РКП); создание в России регионального центра ИФЛА по консервации и реставрации для стран Восточной Европы. В области международного сетевого взаимодействия университетских и публичных библиотек реализован проект по дистанционному обучению между Францией и Россией.

Международное сотрудничество библиотек и культурных центров включает проблему образования и повышения квалификации специалистов, освоения профессионального знания, накопленного западными странами, которое так необходимо в новой деидеологизированной жизни и культуре, ориентированной на строительство общеевропейского гуманитарного пространства. Преодолев стойкий скептицизм относительно целесообразности заграничного образования, получившего характерное для советского мышления название «утечки мозгов», ВГБИЛ открыла свои двери перед организациями, широко рекламирующими и организующими обучение русских студентов в Америке, – АЙРЕКС и АСПРЕЛ, которые учредили в начале девяностых годов представительства в Библиотеке, чем вызвали необычайный интерес посетителей. Практикуется обучение сотрудников Библиотеки и рекомендуемых ею специалистов из других учреждений Москвы в Женевском католическом университете. В области профессиональных библиотечных контактов и взаимообменов интересен опыт коллективных и индивидуальных стажировок, организуемых ВГБИЛ и Мортенсон-Центром библиотеки Иллинойского университета в Урбана-Шампейн (США), Центром Жоржа Помпиду (Франция), Британской национальной библиотекой. Между ними регулярно происходит обмен специалистами, что жизненно важно для библиотечного дела в России.

Всякая страна заинтересована в том, чтобы ее хорошо знали и чтобы у нее были друзья. Библиотека – это мост, перекинутый в другие культуры, а мост предусматривает двустороннее движение. Во времена Горбачева в Библиотеку иностранной литературы обратился посол США с предложением открыть в библиотеке американский зал со свободным – непременное условие! – доступом ко всем книгам. У библиотекарей возникли опасения, что открытый доступ приведет к большим потерям книг, однако через год на вопрос г-на Мэтлока, какая литература пользуется наибольшей «популярностью» с этой точки зрения, выяснилось, что наибольший урон понес только фонд атласов американских дорог (по всей вероятности, они были нужны нашим эмигрантам).

Соглашение с Британским Советом – самым престижным культурным центром Британского Содружества, а также Всемирной службой Би-би-си было подписано 20 августа 1991 года – на второй день после путча.

Французское посольство предложило открыть свой культурный центр и создать библиотеку, где будут представлены материалы о современной Франции. В библиотеке центра была сосредоточена только новая литература – беллетристика, драматургия, поэзия, а также справочники, учебники, словари, журналы, альбомы по искусству. Взамен Библиотека иностранной литературы должна была получить в виде гранта средства от Французского культурного центра. Однако вряд ли своей деятельностью французская сторона помогает только Библиотеке, этим она помогает и Франции. Таков великий смысл настоящих культурных соглашений.

В октябре 1992 года ВГБИЛ впервые в России совместно с Французским культурным центром провела праздник-выставку, посвященную пропаганде книги, чтения и анимации «Fureur de lire» («Жажда чтения»). С тех пор Французский центр самостоятельно и вместе с Библиотекой иностранной литературы по всей России устраивает выставки книг и периодики, осуществляет культурно-публицистические программы. Средства Министерства иностранных дел Франции направляются на поддержку российских издательств, публикующих французскую литературу на русском языке, которую осуществляет программа «Пушкин».

Как и каждая богатая культура, культура России с ее неисчерпаемыми ценностями намерена активно представлять себя народам разных стран. Библиотечное сообщество не является исключением. Его деятельность характеризуется мощным поступательным движением и развитием: экономическим, идеологическим и профессиональным.

На протяжении ряда последних лет деятельность ВГБИЛ проходила под лозунгом «Книга как феномен взаимодействия культур», Совершенно естественно, что так понимаемая задача опирается на самое широкое международное сотрудничество.

Кроме представительства ведущих культурных и духовных международных организаций – Центра Генриха Бёлля, Фонда Сороса, Фонда Анны Франк, Всемирной службы Би-би-си, библиотека принимала непосредственное участие в организации и проведении Первого конгресса соотечественников, организованного по инициативе «Радио Свобода /Свободная Европа». Традиционным стало проведение во ВГБИЛ ежегодных международных семинаров, посвященных памяти о. Александра Меня.

Получила новый импульс выставочная работа. Широкий общественный резонанс вызвала организованная ВГБИЛ выставка Фонда Анны Франк (Нидерланды), презентация и выставка-продажа книг издательств «ИМКА-Пресс» (Франция), «Жизнь с Богом» и «Медиа Партисипасьон» (Бельгия).

Расширению взаимодействия культур в немалой степени способствует издательская и книготорговая деятельность издательства «Рудомино», созданного при Библиотеке, совместно с англо-американскими, французскими, бельгийскими и немецкими издательствами. В рамках этого сотрудничества реализуется программа выпуска на русском языке произведений французской художественной литературы и публицистики «Page a page». По заказу Немецкого культурного центра в Москве подготовлен к изданию «Каталог немецкоязычных изданий XVI века в фондах ВГБИЛ»; в сотрудничестве с Библиотекой герметической философии в Амстердаме – каталог «Пятьсот лет гнозиса в Европе».

В Библиотеке иностранной литературы существует Методический центр для преподавателей английского языка (при Британском Совете), Американский центр, а также постоянно действующий стенд Всемирной службы Би-би-си, не прекращающий ни на секунду в течение рабочего дня трансляцию программ, которые доступны всем, причем бесплатно. Культурные центры органично взяли на себя часть функций нашей библиотеки. Вместе мы – разумная Вавилонская башня, где говорят на разных языках, только каждый язык слышен в отдельности. Мы открыты всем культурам без исключения.

Через библиотеку восстанавливается распадающаяся связь времен, потому что библиотека – учреждение, которое по природе своей аполитично, идеологично и неидеологично одновременно. Библиотека, конечно же, толерантна и открыта всем и для всех, а «открытая библиотека» – это огромное философское понятие. Но библиотека может быть открытой только при условии, что общество, в котором она находится, не закрыто. А общество, в свою очередь, может быть не закрыто, если библиотека делает все и способствует тому, чтобы был открыт человеческий разум. Это – не порочный круг, это диалектика.

1 Сорос Дж. Новый взгляд на открытое общество. М., 1997. С. 5.
2 Цветаева М. Сочинения: В 2 т. М.: Художественная литература, 1988. Т. 2. С. 387.



главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи