Library.Ru  {1.2} Кабинет библиотековедения

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Кабинет библиотековедения Статьи
 

Сукиасян Э.Р.
Электронные каталоги

[ Библиотека. – 2003. – № 2. – С.38-41 ]

     Не путайтесь в терминах
     Понятие «электронный каталог» пришло к нам из США. Странно, но в английской профессиональной лексике нет эквивалента сочетанию «electronic catalog». Американцы, услышав это выражение, обязательно спросят, что имеется в виду. В отличие от нашей страны, в Соединенных Штатах этот термин имеет несколько значений.
     «Machine-readable catalog» использует библиографические записи (БЗ) в машиночитаемой форме. Строго говоря, такой каталог может иметь две разновидности. Первая называется «Online catalog» – когда обеспечивается прямой доступ к постоянно пополняемому массиву БЗ. У нас иногда такой каталог называют «работающим в реальном режиме времени». Не совсем верно называть его диалоговым или интерактивным, так как другая разновидность, например, на CD или дискетах, – «Ofline catalog» (дословно «отключенный от линии») – тоже может иметь программу, позволяющую пользователю работать в диалоге.
     Наибольшее распространение в зарубежных странах (не только в англоязычных) получила аббревиатура ОРАС (от первых букв сочетания «Online Public Access Catalog»). Это понятие определяется в американских словарях следующим образом: «An online catalog that is available for use by the general public» («Работающий в реальном режиме каталог, доступный для публичного пользования»). Такое определение полностью соответствует традиционному пониманию термина «читательский каталог» в отечественном библиотековедении. Таким образом, в американской практике четко дифференцируются два вида машиночитаемых каталогов в зависимости от того, предоставлены ли они непосредственно в пользование читателям. «Public access» означает, что предварительное общение с сотрудником библиотеки совершенно не обязательно: читатель работает с ОРАС самостоятельно, бесконтрольно и, что очень важно, бесплатно. При этом именно второе условие выделяет ОРАС в отдельную группу.
     В отечественной каталогизации все необходимые термины стандартизованы, а встречающиеся иногда «пошатывания» надо отнести на счет авторов, пытающихся опираться на собственные соображения, вместо того чтобы изучить стандарты. О том, что библиотечный каталог может функционировать в машиночитаемой форме, сказано в ГОСТ 7.76–96, п. 3.5. А в п.  8.19 того же стандарта (ГОСТ 7.76–96) дано определение электронного каталога с принятой аббревиатурой ЭК: «Машиночитаемый библиотечный каталог, работающий в реальном режиме времени и предоставленный в распоряжение читателей». Рядом в качестве англоязычного эквивалента значится «On-line public access catalogue, ОРАС».
     He надо называть библиотечный каталог базой данных. Покопавшись в стандартах, легко найдем определение (п. 3.3.1 в ГОСТ 7.73– 96): «База данных, БД: набор данных, который достаточен для установленной цели и представлен на машиночитаемом носителе в виде, позволяющем осуществлять автоматизированную переработку содержащейся в нем информации». Аналогичный набор данных на бумажном носителе (на карточках), предназначенном для использования в ручном режиме мы, как известно, называем картотекой. Отсюда один шаг до осознания того, что библиографическая картотека в других обстоятельствах соответствует понятию «библиографическая база данных».
     «Картотека» и «каталог» – разные понятия. В каталоге обязательным элементом БЗ является шифр хранения документа и соответствие конкретному фонду, состав и содержание которого он раскрывает. Картотека .как и библиографическая БД) от этих обязательств освобождена, кроме того, изъятие карточки (или машиночитаемой БЗ) из каталога регламентируется особыми правилами (сначала надо решить вопрос об исключении документа из фондов). Туже операцию в картотеке свободно совершает библиограф, принимающий решение самостоятельно.
     Как все это начиналось
     В 1964 г. Библиотека Конгресса начала вести исследовательскую работу по проекту «Machine-Readable Cataloging». Так появилась аббревиатура MARC, которую знают сегодня во всем мире. Через год формат машиночитаемой записи был готов, а в 1965–1968 гг. велась уже практическая реализация проекта MARC I. С 1968 г. началась работа с форматом MARC II. На первых этапах шла каталогизация книг на английском языке. Затем были разработаны форматы машиночитаемых БЗ для архивных документов, аудиовизуальных материалов, компьютерных файлов, фильмов, рукописей, картографических материалов, нотных и сериальных изданий. Можно было вводить БЗ на многих десятках языков, в том числе использующих различную графику.
     MARC быстро распространился во многих странах. К тому моменту, когда в Библиотеке Конгресса была подготовлена очередная его редакция, уже существовало немало зарубежных версий, называемых национальными (CanMARC, FinMARC и др.). В США было принято решение назвать переработанный формат USMARC (на самом же деле это был MARC III). Такое решение внесло некоторую путаницу. Часть национальных стандартов стала разрабатываться уже на основе USMARC, но их аббревиатуры этого факта не отражают. Последняя редакция формата получила оригинальное название MARC 21 (имеется в виду – двадцать первого века).
     Появление формата MARC на первых порах, естественно, вело к созданию в библиотеках США каталогов online, которые очень быстро и практически везде, даже в таких крупнейших книгохранилищах, как Библиотека Конгресса или Нью-Йоркская публичная, превратились в ОРАС. Американские коллеги до сих пор не могут решить, что было причиной, а что – следствием, но факт остается фактом: в подавляющем большинстве все эти ЭК являлись сетевыми (то есть охватывали информацию о фондах нескольких библиотек, связанных друг с другом, чаще – находящихся в определенных административных территориальных границах, и имели дружественный интерфейс: были готовы к диалогу с пользователем, от которого не требовалось предварительной подготовки).
     Особенности работы с ЭК в диалоге
     Установлено, что в объем первичной информации, которую надо знать любому пользователю ЭК до того, как засветится экран, входят ответы на такие вопросы:
     – как включить компьютер
     – как выбрать язык диалога (в США, как правило, только английский, в других странах – английский или родной язык)
     – как исправить свою ошибку (в том числе – отредактировать уже введенные данные)
     – сколько времени дается на ответ и как его продлить (иначе машина автоматически отключится)
     – как сделать так, чтобы номер читательского билета был считан машиной, а если считывающего устройства нет, то как ввести свои персональные данные.
     Последнее обстоятельство, пока еще неведомое нам, в России, очень важно. ЭК, как правило, является лишь одним из элементов системы, обеспечивающей не только поисковые функции, но и работу модуля Circulation (непереводимое на русский язык понятие, включающее в себя регистрацию возврата и выдачи документов библиотечного фонда плюс все сопутствующие функции: учет сроков возврата, наложение «взысканий» и т. п.).
     Считается естественным, если эти сведения будут предлагаться в традиционной для пользователя форме – например, в виде краткой инструкции, помещенной рядом с монитором. В США были выработаны общие принципы такого диалога, при котором достигается высокая эффективность использования вычислительной техники и обеспечивается доверие пользователя к «машине».
     1. Диалог должен вестись исключительно на естественном языке. Следует избегать излишнего кодирования символов или команд, прибегая во всех возможных случаях к мнемонике. Например, команда «Да», выражающая согласие пользователя, подается нажатием клавиши «Y» (Yes), команда «Нет» – клавиши «N» (No, Not). Автор обозначается литерой «A» (Author), имя лица – «N» (Name), название произведения – «Т» (Title), дата, год издания – «D» (Date).
     2. Диалог осуществляется с помощью двух различных систем ввода информации. Если пользователю предоставляется выбор, он знакомится с полным списком опций (на экране монитора появляется меню). Неэтично спрашивать читателя, какой вид документа он предполагает искать. Правильное решение – вывести на экран их перечень и дать возможность самостоятельно выбрать. Однако в тех случаях, когда пользователь должен назвать конкретные данные, например, имя автора, название произведения и т. п., ему предоставляется возможность это сделать: на экране монитора появляется маска-бланк.
     3. Прежде чем вывести на экран библиографическую информацию, следует дать статистическую справку по результатам поиска. Во всех случаях, когда эти результаты превышают объем от 15 до 40 записей, которые пользователь, как правило, просматривает сразу, надо предложить ему ввести дополнительные параметры поиска, ограничивающие выдачу. Вне зависимости оттого, какое решение будет принято, прежде чем на экране появится информация, пользователю нужно сообщить, в какой последовательности сгруппированы найденные БЗ, и предложить изменить эту последовательность (опции предлагаются). Для читателя практически всегда выгоднее получить информацию в обратной хронологической последовательности(сначала – самые новые, последние из введенных в ЭК записи). Но по желанию перечень можно «перевернуть» – прямая хронология представит литературу по вопросу в исторической последовательности. Подобных преимуществ не имеет алфавитный порядок.
     4. ЭК обязан обеспечивать весь комплекс услуг, которые предоставлялись пользователям традиционными каталогами. Их может быть больше, пожалуйста! Но меньше, хуже – ни в коем случае. Этот принцип пригодится нам при анализе ситуации, складывающейся в России сегодня. ЭК – технический инструмент поиска, обеспечивающий удобство работы, большую оперативность получения информации, позволяющий «перелопатить» огромные ее объемы, находящиеся – что самое главное – на больших расстояниях от пользователя.
     Возможно, будут найдены методы глубокого индексирования, при которых пользователю ЭК предоставят информацию, которой он не смог бы получить в традиционных каталогах при ручном поиске, даже затратив сотни часов.
     В какой форме ЭК выдает информацию
     Уже в начале процесса автоматизации каталогов была достигнута договоренность: в ответ на запрос «машина» будет выдавать пользователю две различные «картинки» – одну с БЗ (bibliographical record), вторую (holdings record) – с информацией о том, в фондах каких библиотек есть данное издание и выдается ли оно по МБА. Как правило, пользователь не должен получать третьей «картинки» на каждый документ – той самой, где собраны данные по полям формата. Она носит рабочий, внутренний характер: на ней остается много контрольных сведений(например, даты, личные номера каталогизатора и редактора, записи и т. п.). Формат holdings record постоянно совершенствовался, пока не приобрел вид всем понятной таблицы (где находится издание, в скольких экземплярах, предоставляется ли по ILL(МБА) и др.).
     Сложной оказалась судьба основной БЗ. Большинство американских библиотекарей считало, что переход от карточного каталога к ЭК совсем не обязательно приводит к изменению формата выдачи информации. Они полагали, что на экране монитора должна появляться привычная всем карточка, за ней – другая, третья и т. д. С трудом «традиционалисты» согласились с тем, чтобы на экран выводился легко обозримый ряд записей. Однако каждая БЗ должна содержать все элементы карточки в единой последовательности.
     Дважды проводились достаточно репрезентативные исследования. Оказалось, что такую точку зрения поддерживает подавляющее большинство читателей. Тем не менее привычный внешний вид записи не всегда сохранялся. В меньшей степени изменения проявлялись в системах, рассчитанных на сеть публичных библиотек. В крупных, в основном – в академических (так называются в США университетские библиотеки), запись не всегда напоминает каталожную карточку. Однако внешняя форма и здесь, как правило, не отразилась на полноте элементов или их последовательности.
     ЭК и «окружающая среда» американской библиотеки
     Первые ЭК появились в 1970 г. в библиотеках США на том уровне их развития, когда некоторые другие достижения, связанные с применением технических средств, уже были повсеместно внедрены. Таковы, например, системы охраны фондов, оперативно реагирующие на вынос незарегистрированных изданий. Трудно найти библиотеку в США, в которой эта проблема не была бы решена раньше появления ЭК. Сегодня коллеги часто не могут и вспомнить, когда именно. Но мы знаем, что завоевание американского рынка системами «Electronic collection security» началось с мая 1964 г., а весь процесс занял всего несколько месяцев – настолько это оказалось выгодным для налаживания столь желанного всеми хорошего психологического микроклимата в библиотеках.
     Стоит ли заниматься электроникой, если не решены элементарные технические вопросы (а у нас в стране тот самый случай)? Ведь фонды оказываются спрятанными от читателей, а библиотекари видят в каждом посетителе потенциального вора, четко подразделяя всех вошедших на «своих» и «чужих».
     Удивительно, но проведенные в Великобритании исследования показали, что воруют, как правило, те самые свои: хорошо знакомые, от которых ждут добра. И напротив, несут собственные книги в дар библиотеке другие, от которых такого поступка не ожидают.
     Широкое распространение компьютеров позволило внести Circulation, что никак не было связано с ОРАС. Когда и книги в фонде, и читатели оказались пронумерованными, в компьютере просто соединились те и другие «номера», а примитивная программа выдавала на экран монитора данные по читателю, по книге, по срокам возврата. Все данные вводились в компьютер «в ручном режиме», что значительно проще и выгоднее, чем записывать те же сведения в читательский формуляр (его надо найти, потом вернуть на место в определенном порядке). С появлением бар-кодов (штрихового кодирования) задача значительно облегчилась: можно было поручить устройству считывать номера с наклеек на книгах и пластиковых читательских билетов.
     Обе указанные технические новинки взаимосвязаны: нечто, обеспечивающее безопасность в системе Electronic collection security, попадает в книгу именно под этой самой наклейкой, имеющей штриховой код книги.
     Инструменты поиска
     Публичные библиотеки США уже в начале XIX в. имели всего один каталог, который назывался словарным и представлял собой симбиоз алфавитного и предметного в рамках единого алфавитного ряда. Американские читатели обращались к нему со всеми своими запросами: по имени автора, заглавию, предмету и всему прочему, что можно было как-то сформулировать: примерно так же, как мы обращаемся, например, к энциклопедическим словарям.
     Умение предметизировать воспитывалось в читателях с детства. США – родина теоретической и практической предметизации. Первое в истории руководство по предметизации и предметному каталогу Ч.  Кеттера было издано в Америке в 1876 г. под названием «Правила словарного каталога». К монографии автор приложил перечень рубрик, на основе которого Американская библиотечная ассоциация (ALA) издала в 1895 г. «Список предметных рубрик для использования в словарных каталогах». Так началась история всемирно известного свода – «Списка предметных рубрик БК» (Library of Congress Subject Headings – LCSH), выдержавшего множество изданий и ныне функционирующего в самых различных формах – от книжной до онлайновой. Объемы этого списка, отражающего все «literary warrant» (труднопереводимое выражение, смысл которого примерно можно передать как «подтвержденные в литературе темы и понятия»), были слишком велики для сети «публичек». Для них начиная с 1923 г. выходил в свет другой широко известный «Список предметных рубрик для небольших библиотек» М.  Сире, выдержавший более сорока изданий и хорошо согласованный с LCSH.
     А как же с классификацией? Ведь именно США являются родиной классификационных систем, одна из которых стала самой распространенной в современном мире? Но ведь М.  Дьюи, автор системы ДКД, и не предполагал ее использования в каталогах. Публичные, научные и академические библиотеки США всегда предоставляли читателям открытый доступ к фондам. Подчеркнем: не к их части, не к подсобным или иным, отдельно размещенным. Нет, фонды в США всегда открывались полностью и без ограничений. Это было одним из требований публичности, общедоступности и открытости библиотек – лозунга, провозглашенного ALA.
     Нам трудно представить себе открытый доступ к фондам современных университетских библиотек, имеющих миллионы томов. Надо увидеть, как он организован в Америке. Открытый доступ всегда имел систематическую расстановку, естественную для непосредственного подбора книг. Поэтому классификационные системы как бы «работали» в фонде, а не в каталоге, обеспечивали поиск по иерархии внутренней, отраслевой структуры науки.
     Итоги 30-летия: ЭК в США сегодня
     Практически во всех штатах нормой стала сетевая практика, однократный (одноразовый) ввод, который осуществляется в сетевой ЭК той библиотекой, которая первой приобрела издание. Другая библиотека не тратит время на оригинальную каталогизацию: каталогизаторы заимствуют готовую запись из любого каталога, выставленного в Интернете. При этом сохраняется часть библиотек, которые не имеют ЭК вовсе. Их не только никто не упрекает, им даже завидуют: они смогут приобрести (когда найдутся деньги у властей или спонсоров) ту систему, которая будет на порядок совершеннее применяемых вокруг. Например, лучшая, по мнению экспертов, система VTLS внедрена немногими библиотеками. Она молода, в ходе ее разработки были учтены достоинства и недостатки десятков других. Но именно потому VTLS применяется не везде: библиотеки начали с других систем и к моменту ее рождения уже набрали массив БЗ.
     Идет нормальная борьба: лучшие по качеству системы стоят дорого, но привлекают, заманивают. Проблема решается после долгих дискуссий, с учетом всех «за» и «против». И часто библиотеки склоняются к покупке наиболее современных АИБС. На свой фонд они ведут прекрасные, любимые всеми читателями карточные каталоги. А для того чтобы войти в систему, им нужен доступ в Интернет и всего один компьютер!
     Готовых систем на рынке десятки, они отличаются в мелочах, в деталях, но едины в одном – у всех программы поддерживают американский стандартный набор: МАRС 21, AACR2R, LCSH или Sears, DDC. Другую систему на рынок не выбросят уже потому, что ее никто не купит. Для нас интересен такой аспект: держатель сетевого каталога обязательно обеспечит библиотеку каталожными карточками в необходимом количестве. В любой библиотеке запросто могут доказать, что если книга нужна «здесь и сейчас», то ее быстрее и проще найти без всякого ЭК – по карточному каталогу или прямо в фонде. Потребуется больше времени, чтобы найти документ в закрытом фонде, отраженном только в электронном каталоге. А если еще и свет выключат, как это часто бывает у нас?
     Другое дело – библиографический запрос в границах сети (например, библиотек штата или своей системы) или, что совсем редко встречается, «в мировых информационных ресурсах». Для этого во всех американских библиотеках есть выход в OCLC – бесплатный для читателя, но стоящий библиотеке некоторую сумму денег. Достаточно стать членом OCLC, чтобы представить свои фонды в его каталоге (войти в holdings record).
     Мы до сих пор боимся OCLC – ведь это «американская структура». В действительности Online Computer Library Center только находится на территории США (в штате Огайо) и зарегистрирован в этой стране как некоммерческая (не извлекающая прибыли) организация. Но OCLC давно уже перестал «обслуживать»
     только США и Канаду. Откройте Web-сайт OCLC – oclc.org – и вы убедитесь, что он работает на шести языках, «в промышленном режиме» 24 часа в сутки, так как обслуживает библиотеки, находящиеся во всех часовых поясах земного шара.
     Руководят OCLC избираемые советы и комиссии по всем направлениям деятельности, в состав которых входят представители десятков стран – членов Центра. Сегодня в OCLC представлено более 41 тысячи библиотек из 82 государств. Это число нам трудно себе вообразить: например, в таком огромном городе, как Нью-Йорк, всего несколько публичных библиотек. (Каждая из них может иметь густую сеть филиалов и отделений, дополняемых библиобусами но в статистике будет отражена одна библиотека).
     Говоря о руководстве OCLC, мы имеем в виду и финансовый менеджмент. Бюджет Центра открыт и прозрачен, он проверяется аудиторами и публикуется в годовых отчетах. Огромные суммы – десятки миллионов долларов направляются ежегодно библиотекам в качестве кредитов. На первых порах им предоставляется право безвозмездного пользования OCLC, в том числе – базами данных ассоциированных с ним известных в мире информационных банков. OCLC обеспечивает входящие в него библиотеки мощными компьютерными терминалами.
     Каталог OCLC сначала назывался OLUC (от OnLine Union Catalog – «Онлайновый сводный каталог»), но спустя 25 лет получил новое имя – WorldCat («Всемирный каталог»). В нем на конец 2002 г. имелось около 49 миллионов БЗ. Каждые 15 секунд заносится новая запись. В фондах библиотек – членов OCLC эти записи представлены 864 миллионами экземпляров документов, активно используемых в системе МБА. Информация охватывает четыре тысячелетия человеческой истории на 400 языках народов мира.
     Русский язык по числу записей занимает не самое почетное шестое место (после английского, французского, немецкого, испанского, японского). Документов на русском языке представлено в 30 раз меньше, чем на английском, но они введены в WorldCat американскими библиотеками. Весь мир очень заинтересован, чтобы в OCLC были представлены фонды российских библиотек.

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи