Library.Ru  {1.2} Кабинет библиотековедения

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Кабинет библиотековедения Статьи
 

Сукиасян Э.Р.
Наболевшее

[ Библиотека. – 2003. – № 1. – С.30-32 ]

     О детях – для взрослых

     Многие годы я показывал студентам фотографии интерьеров Библиотеки Конгресса США из старого журнала «Америка». Статья, которую сопровождало фото, была, как мне казалось, примитивно пропагандистской. Джуди, школьница, пришла в эту библиотеку, чтобы получить материалы о семье президента, – ей, видите ли, сочинение вздумалось написать.

     В 1996 г., оказавшись в знаменитой библиотеке, я поинтересовался: насколько такое реально? Оказалось, что буквально за 20 минут до меня в уютном зале, в котором посетители, сидя за компьютерами, регистрируют себя и получают читательские карточки, записывался школьник: учащиеся 10–12 классов имеют право на читательскую карточку. Надо только предъявить письмо от директора школы, свидетельствующее о том, что нужные ученику материалы есть в Библиотеке Конгресса США, но их нет ни в одной школьной или публичной библиотеке (все это просто устанавливается с помощью электронного каталога) и что они необходимы ему для выполнения специального проекта, не относящегося к обычным занятиям в школе. (Последнее очень важно: учебное заведение обязано заранее приобретать или копировать необходимые по программе материалы для своей библиотеки.) В приложении к письму школьник должен описать тему или проект. Меня заинтересовало последнее условие. В ответ на просьбу мне протянули текст, напечатанный на компьютере, но заканчивающийся словами, написанными от руки по-русски разборчивым, но очень «не нашим» почерком. Ученик 11 класса объяснял, что готовит реферат, посвященный геологии Сибири, и ему нужен многотомный труд В.А.  Обручева на русском языке «Геология Сибири», изданный в 1935–1938 гг.
     Зачем школьнику может понадобиться научная литература?
     Принципы советской педагогики, на которых все мы выросли, четко определяют возраст, ограничивающий область «доступного» школьнику чтения. Есть, как известно, литература для младшего, среднего, старшего школьного возраста. И – баста! Ребенок, читающий много, обречен «до достижения» обозначенного академиками в годах и классах возраста копаться в одних и тех же книжках с картинками. Потом ему разрешают пройти к соседним стеллажам, «переведут» в другой отдел детской библиотеки. И, наконец, он окажется в самом «старшем» отделе, в мире так называемой научно-популярной литературы.
     Представим себе нашего школьника 11–12 лет. Научно-популярная литература способна лишь заинтересовать его, но не более того. Сколько, например, в детской библиотеке книг по археологии или этнографии, авиации или химии? Зададим вопрос иначе: насколько их хватит, за какое время школьник, желающий «копнуть» поглубже, прочитает все эти книги?
     Странная постановка вопроса, скажут мне коллеги: несколько лет будет читать, пока не вырастет. Да, если бы… читал все и обо всем. Но так не бывает. Довольно быстро границы чтения сужаются, обозначается направленность, иначе говоря – интерес. И тут выясняется, что для детской библиотеки этот интерес – «слабое звено». Налицо 10–15 нужных книг от силы. Даже если вдвое больше – число это конечное. А интерес, по определению, бесконечен.
     Заинтересовала школьника научно-популярная литература, а дальше что делать? Читать книги более серьезные. Вот и ответ на вопрос: зачем нужна научная литература, но где ее взять? Поскольку в детских библиотеках такой литературы нет, часто вопрос переходит в иную плоскость: что делать? Известно, что мальчики уходят гонять в футбол, слушать записи, смотреть видео, некоторые предпочитают сразу переходить к наркоте. Есть аналогичный «специфический» набор занятий для девочек. Впрочем, мои многолетние наблюдения показывают, что девочки обеспечивают три четверти посещаемости в библиотеках. Их в большей степени удовлетворяет феминизированный кадровый состав. Их интересы легко переключаемы: все психологи отмечают, что девочки охотнее подчиняются рекомендациям взрослых. Их читательские пристрастия зачастую ограничиваются списком «программного» и внеклассного чтения. Я был страшно удивлен, услышав от девочки 11 лет вопрос, адресованный библиотекарю: «А мне не рано читать такую толстую книгу?..»
     Так и получается, что в возрасте, когда библиотека должна стать другом и советчиком каждого – и остаться таковой на всю жизнь, – она в лучшем случае превращается в приложение к учебнику. «Есть у вас «Обломов»? Как, и «Обломова» нет? Зачем же вы вообще нужны, если даже программной литературы нет?» – «Разобрали – сейчас всем нужен «Обломов». Завтра приходите: возьмем на время «Обломова» во «взрослой» ЦБС». И берут. Довольны все: на каждом экземпляре, таким образом, делается две книговыдачи! После возвращения «Обломовы» благополучно простоят во «взрослой» библиотеке до следующего года. Здесь тысячи книг скучают на полках, выдаваемые раз в год.
     А тысячи других – годами никто не берет вообще. Прохожу вдоль полок наших библиотек «для взрослых». Вот на одном корешке надпись «Их позвал горизонт». Читаю аннотацию: «Авторы рассказывают об открытиях и судьбах замечательных географов и путешественников…» Книга яркая, иллюстрированная. Как с выдачей? С 1987 г. стоит на полке. Спрашиваю: «Как это может быть?» – «А вы думаете, – отвечают мне, – взрослых это интересует?» – «А зачем держите столько лет?» В ответ молчание. Никто не взял «Экологические очерки о природе и человеке». Вот еще несколько содержательных и хорошо иллюстрированных книг издательства «Мысль»: «Мир географии», «Природа и цивилизация», «От проблемы к цели» – все примерно того же «возраста» и с той же «обращаемостью». Можно себе представить, каким успехом пользовались бы они в детской библиотеке! Проезжаю квартал, захожу в детскую, убеждаюсь, что в каталоге их нет, приглашаю с собой комплектатора и возвращаюсь к забытым изданиям. «Нет, – говорит мне комплектатор, – правильно, что книги к нам не попали: нигде не сказано, что они для детей…»
     …В церкви, у входа, где идет бойкая продажа свечей, несколько девочек просят показать Библию. Старушка отвечает: «Книга дорогая, будете покупать?» – «Нет, нам бы только карты посмотреть, – честно признаются школьницы, – учитель посоветовал разобраться в границах Палестины в древности». – «Идите, идите – в руки не дам», – слышат они в ответ. «Куда им пойти?» – думаю я. В детских библиотеках «стандартной» Библии, которая с картами, нет, только детская. Во взрослую детей на порог не пустят, а уж что Библию не дадут – это точно.
     Учитель посоветовал… Установлено, что основную роль в выборе будущей специальности играет именно личность учителя. Ребенок хочет, например, стать преподавателем русского языка и литературы в большинстве случаев из-за любви к учителю этого предмета. Оказавшись после пединститута в школе, многие понимают, что полюбить надо было сначала профессию, свой предмет. Поняв это, многие уходят из школы. Но как сделать выбор осознанным, когда нет нужных ребенку книг?
     В авиамодельном кружке все вместе делают одну и ту же модель, потом – другую. Чертежи – на стене. Даже выкройки есть готовые. Наступает момент, когда будущему инженеру так работать становится неинтересно. Хочется сделать что-то самому. Куда бы посмотреть? Советуют: «Посмотрите у Шаврова, там много чертежей». Да, есть такие книги у В.Б. Шаврова, так и называются – «История конструкций самолетов в СССР». Но как же узнать, где имеется такая книга, если детей не пускают даже в каталоги библиотек для взрослых?
     В 1990 г. в Питсбурге, в одной из лучших библиотечных школ США, я вдруг услышал: «Мы учили наших выпускников так: если к вам подошел ребенок, извинитесь перед взрослыми, с которыми вы в это время разговаривали, переключите свое внимание на ребенка. Дети – привилегированная категория читателей». Я не понял, переспросил: «А что делают ребята, если библиотекарь разговаривает со взрослыми?» – «У нас везде бывают дети, – ответили мне. – А у вас? – «А у нас не бывают, – обрадовался я, – это у нас они – привилегированная категория читателей, так как существует отдельная сеть детских библиотек!» – «Вы так думаете? – с грустью в глазах сказали мне. – В США детей обслуживают специальным образом отобранные и подготовленные библиотекари, но при чем здесь особые библиотеки?»
     В 1978 г. в Потсдаме (тогда еще в ГДР) директор городской публичной библиотеки убеждала меня, что дети должны ходить в одну библиотеку со взрослыми, так как «они приводят сюда друг друга». Я посмотрел в окно и увидел, что так и происходит, хотя в самой библиотеке каждый попадал на «свой» этаж. Через год, в Швеции, меня поразило обилие «младенцев» в детских отделах библиотек – ребятишки двух-трех лет сидели на ковре, уютно пристроившись к подушкам, рассматривали книги, слушали записи и смотрели мультики, а четырехлетние уже читали – правда, и книги были «по возрасту». Всем этим хозяйством управляли ласковые библиотекари. Это не был пансионат – все дети были буквально внесены в зал родителями, удалившимися в свои отделы библиотеки.
     «Как научились они так рано читать?» – спросил я. – «У нас, – ответила мне сотрудница, – есть специальная методика работы (!) с детьми от полутора лет. В школу они приходят уже образованными». – «А в библиотеку когда записываются?» – не удержался я. – «Так ведь они и находятся в библиотеке, а не в камере хранения! Они уже пришли и останутся здесь навсегда».
     Коллеги, с какого возраста приходят ребята в детскую библиотеку у нас? Ответ на этот вопрос я пытался найти в книге Н.С. Лейтеса «Возрастная одаренность школьников» (М.,  2000). Книга содержит десятки психологических характеристик вундеркиндов, научившихся чтению в четыре года. Пытаюсь понять, где. Почти всегда оказывается, что родители их были педагогами, а ребенок воспитывался дома. В единичных случаях стремление познать буквы, слова, предложения впервые обнаруживалось на улице – любопытные малыши интересовались сами, а взрослые помогали, направляли их развитие. Тщетно ищу я в этой книге слова о значении библиотеки в развитии ребенка. Нахожу одно упоминание, процитирую: «Однажды можно было наблюдать, как ученики вторых классов впервые в жизни посетили школьную библиотеку и выбирали книжки (обычно библиотекой учащиеся пользуются начиная с третьего класса, но в данном случае, по просьбе учительницы, для одного класса было сделано исключение)» (с.  27). Хвала учительнице! Неизвестно только, знают ли педагоги начальных классов программу обучения старших групп в детском саду. Там все ребята, если судить по документам, должны научиться читать. В школе ставится уже более сложная задача: отработка техники чтения. Но о какой же «технике» можно говорить, если до третьего класса ребенок не побывал в библиотеке?!
     Не скрою: непросто пересматривать вложенные в тебя со студенческой скамьи принципы. И мне не так легко было понять, почему нет в зарубежных странах самостоятельных детских библиотек. Эта простая информация действует раздражающе на некоторых наших библиотекарей, считающих, что они лучше всех знают, как и где надо обслуживать читателей-детей. Чего только от них не услышишь: ребенок заслуживает особой психологической обстановки, его должны обслуживать лица, специально подготовленные. Но разве против этого кто-то выступает? В любом учреждении, где обслуживаются дети вместе со взрослыми, – не только за рубежом, но и у нас (такие библиотеки есть, и число их растет) – сразу видно по особенностям интерьера, для кого предназначен тот или иной зал или стеллаж. Детских библиотекарей надо готовить особо, в этом сомнения нет. Не уверен, что мы готовим библиотекарей для работы с детьми качественно. Те, которых я видел за рубежом, показались мне гораздо более квалифицированными. Занимаются ли соответствующие кафедры вузов сравнительным анализом? В свое время на заседании Секции библиотечной профессии, кадров и библиотечного образования Московской библиотечной ассоциации мы пробовали обсудить этот вопрос. Заседание проводилось в помещении Республиканской детской библиотеки, и с первых минут разговор пошел в русле славословия. Большая часть библиотекарей-практиков тогда тихо покинула зал.
     Нас убеждают в том, что никогда в рамках публичной библиотеки, обслуживающей взрослых и детей, невозможно будет добиться «равноправия»: деньги, предназначенные для детей, будут потрачены на взрослых. Но это проблема административная и легко разрешимая. За рубежом в публичных библиотеках есть должность заместителя директора, отвечающего за обслуживание детей. У него огромные права, он не допускает дискриминации.
     При обсуждении Модельного стандарта деятельности публичной библиотеки я открыто выступил против принятия нормативов, требующих организации самостоятельных детских библиотек. Ошибки надо признавать и по возможности исправлять. Совсем не обязательно «ликвидировать» сеть детских учреждений, но если понятно, что лучше обслуживать детей в настоящей «публичке», предназначенной для всего населения, то не стоит сегодня открывать новые детские библиотеки. Нормы (а они есть и должны быть) надо реализовывать в рамках единого учреждения.
     К сожалению, со мной не согласились. Нормативы в Модельный стандарт внесены, а это значит, что дисциплинированные чиновники во властных структурах будут противиться объединению детских и взрослых библиотек. Более того: известный специалист из РГДБ Н.В.  Бубекина внесла предложение подготовить самостоятельный Модельный стандарт детской библиотеки и напомнила мне, в частности, о существовании детских больниц. Аргументов такого рода, относящихся к патологии, можно привести много. Но ребенок живет в семье – и это норма нашей жизни. Почему он не может прийти к нам с родителями? Почему родители не могут взять своего малыша с собой в библиотеку?
     Фактически «процесс пошел», как бы ему ни препятствовали. В стране уже сотни библиотек определились со своей «публичностью» и обслуживают не только приходящих читателей, но все население региона. Им нужна сильная методическая помощь. Представляется, что там, где в ЦБС имеются самостоятельные детские библиотеки, проблему обслуживания детей фондами всей ЦБС решить просто: надо понять, в конце концов, что ЦБС – единое учреждение, с едиными фондами, принадлежащими всем читателям. Труднее наладить связи в условиях функционирования в крупных городах отдельных взрослых и детских ЦБС. Тем не менее библиотекари могут сделать все необходимое даже без объединения библиотек или фондов. Надо только понять, что книгами «взрослой» библиотеки имеют право пользоваться и старшие школьники.
     Как технически реализовать это право? Следует найти такие механизмы, которые были бы легко применимыми для детей. Думаю, что самостоятельные детские библиотеки должны работать на уровне страны в целом и каждого из субъектов федерации прежде всего в качестве методических и контролирующих органов, ответственных за обслуживание всего детского населения. Сегодня они не выполняют даже методическую функцию, работают только со своей собственной сетью. Посмотрите статистику: детские библиотеки обслуживают лишь 26–40 процентов детей. Что же, другие не читают? Читают, но в публичных библиотеках для всех категорий населения. Мне пишут библиотекари «публичек», обслуживающие детей, что они никогда не видели своего методиста, их не собирали на семинары или совещания, у них нет пособий, изданных детскими специалистами. Вы не верите, что это так? Посмотрите списки участников самых разных мероприятий, организуемых детскими библиотеками, поищите там тех, кто не является их сотрудниками.
     В нас плохо обстоит дело с профориентацией молодежи. Во взрослые библиотеки школьники, выбирающие жизненный путь, не попадают, а если и приходят туда, то на них смотрят как на детей. К примеру, весь мир знает: полюбить нашу профессию можно, только оказавшись еще в детстве по ту сторону библиотечного прилавка. Но для этого надо понять суть специальности, хоть немного разобраться в технике и технологии библиотечного производства. Мы об этом не задумываемся. Десятилетиями воспитанные в духе нескончаемой борьбы с должниками и похитителями, мы видим в каждом школьнике потенциального врага. А он, между тем, часто готов стать помощником.
     Через несколько десятилетий нашей страной будут руководить те мальчишки и девчонки, которые сегодня ходят (или, увы, уже не ходят) в библиотеки. Известно, что любовь к книгам, уважение к библиотекарю сохраняются навсегда. Поэтому от нас зависит сегодня судьба поколения, может быть – судьба страны.

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи