Library.Ru  {1.2} Кабинет библиотековедения

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Кабинет библиотековедения Статьи
 

Кесарева Н.Г.
Зачем нужны «плакательные» книги

[ Чтение на евразийском перекрёстке: Международный интеллектуальный форум. 27–28 мая 2010 г. / Министерство культуры Челябинской области; Челябинская государственная академия культуры и искусств; Кафедра библиотечно-информационной деятельности. – Челябинск, 2010. С. 130-135 ]
 

– Скажите, а почему вы дали в списке для чтения такие книги?
– Какие же?
– «Ваньку», «Дети подземелья», «Белый пудель»…
– Что же тебя задело?
– Ну, это такие книги… плакательные… очень всех жалко… Я так плакала.
(Из разговора с Настей К., ученицей 4 класса)

Обычный список книг для чтения летом, подготовленный для четвёртых классов. В списке выделены произведения для обязательного чтения. Они нужны будут для занятий в течение всего учебного года в Школе творческого чтения (ШТЧ). Для четвёртых классов выбрана тема «Мой друг, мой ровесник», включающая в себя литературу русских и зарубежных авторов XIX–XX вв.: А. Куприн, А. Чехов, В. Короленко, В. Катаев, А. Рыбаков, Ю. Коваль, Р.Л. Стивенсон, М. Твен, М.М. Додж…

Трудности появились сразу. Первая – какие произведение включить в список для будущих обсуждений? Повести и рассказы должны быть не очень сложные для восприятия десятилетних детей, не перегруженные непонятными для них историческими, этнографическими и другими деталями, должны иметь увлекательную фабулу, интересных героев, яркие события. Но задача усложняется тем, что современным детям не всегда близки поиски и метания ровесников из прошлых веков. Как пробиться к сердцу современного подростка? Что его взволнует, что тронет? Как найти тот вымысел, над которым «слезами обольюсь»? Какая книга заставит забыть всё вокруг и погрузиться в неё именно так – с упоением и надеждами? Что вызовет ответные чувства, потребует участия, страстного желания помочь героям? Какая повесть позовёт за собой в свои глубины, заставит страдать, мучиться, научит тихо светиться от счастья… от разделённого с героем счастья? Вот это и будет потаённой задачей нашей работы – восприятие чужих чувств, побед и огорчений как своих.

Беру любимого и до сих пор таинственного для меня Чехова. Как у него всё просто, ясно, незамысловато, какие понятные, обыденные слова в рассказах. И как обманчива эта простота! Чехов принуждает читать медленно, требует вдумчивой расшифровки. Открытия – после чтения. Одно за другим. Они ошеломляют и заставляют вернуться к тексту, чтобы убедиться в правильности предположения. Возвращение цепляет и тянет за собой другие открытия. И так – без конца. Да, решено, в списке обязательно будет «Ванька» и «Спать хочется» А. Чехова. Для тех, кто захочет расширить список, – «Мальчики» и «Детвора».

«Дети подземелья» В. Короленко – обязательно: какая еще повесть покажет столько отчаянной любви между родителями и детьми, столько желания быть своим в семье, столько нужды маленького сердца в тепле, милосердии, в защите и в Доме!

«Гуттаперчевый мальчик» Д. Григоровича (в полном варианте) – для ощущения в себе силы, устойчивости, сопротивления, для борьбы и для желания жить.

«Белый пудель» А. Куприна – для отваги, для поддержания тех, кто нерешителен, но может совершить Поступок ради Друга.

Конечно, «Белеет парус одинокий» В. Катаева! Роскошный язык, образы, метафоры – как изящная рама к революционно-приключенческому сюжету.

Р.Л. Стивенсон «Остров сокровищ»: сама фигура автора заставляет сделать этот выбор. Человек, живший не за счёт здоровья – его-то как раз и не было, а державшийся силой духа. «Остров сокровищ» – о пересмотре человеком ценностей, о науке различать истинное и ложное, настоящее и фальшивое, чистое и лицемерное в жизни, о притягательности и обаятельности замаскировавшегося зла. И всё это важное, человеческое спрятано за приманкой – закрученным сюжетом с пиратами, сокровищами, чёрной меткой, одноногим корабельным коком – то ли другом, то ли врагом.

Обязательно следует дать «Приключения Тома Сойера» М. Твена – мальчишескую повесть, озорную и страшную, отчаянную и смешную.

М.М. Додж «Серебряные коньки»… Сложно, «иностранно», порой сухо, порой сентиментально. Много исторических сведений. Пусть читают. В разговоре выясним непонятное, поставим вопросы на будущее – чтобы захотели вернуться к книге.

Кое-какие книги ушли из списка для чтения, например, «Привет от Вернера» Ю. Коринца. Предыдущий 4-й класс справился с этим романом, нашел прелесть в описании революционного времени 20-х гг. прошлого века, в описании жильцов огромного коммунального дома, в принятии маленьким Юрой одних и непримиримом отрицании других – врагов. А нынешним 4-м классам книга сложна. Что ж, дам её в общем списке, не для наших занятий. Для любознательных.

В дополнительный список ушли и чудные «Полынные сказки» Ю. Коваля. Пусть они для них останутся для тихого чтения, для задумчивых, для размышляющих.

Другая трудность – с чего начать первую встречу в учебном году. Значит, надо найти книгу-основу для чтения перед ней. Помощником стала сказка современной американской писательницы Кейт ДиКамилло «Удивительное путешествие кролика Эдварда». Это сказка о пробуждении чувств, о драматическом путешествии от невозмутимости, чувства собственного превосходства над всеми, холодности – к боли собственной и боли за другого, к жалости, к страданию, сочувствию и обретению счастья. Страницы прощания фарфоровой игрушки кролика Эдварда с умирающей маленькой Сарой-Рут восходят к лучшим страницам книг Диккенса. А обретение друзей и хозяйки через много лет сделало кролика мудрым, терпеливым, великодушным. Потери на жизненной дороге не согнули его, а помогли выдержать, обрести себя нового. Сказка звучала на Первой встрече в сокращённом пересказе и в чтении вслух отдельных эпизодов. По завершении чтения в классе стояла тишина и вдруг – дети встали и захлопали в ладоши. В полной тишине. Это была благодарность детей за понимание, тонкость, щепетильность автора, за бережность, неназидательность. Потрясение от книги ДиКамилло – тот высокий звук души, на который мы и стали равняться при обсуждении произведений других авторов.

Чеховские рассказы выявили следующее: дети от всего сердца (как это хорошо – сердечно!) сострадали Ваньке Жукову, подсказывали, что на самом деле надо писать дедушке, чтобы он забрал внука домой, прогнозировали дальнейшую судьбу Ваньки (убежит домой; выучится на сапожника и станет самостоятельным человеком; побьёт хозяина; дед переедет в город и будет навещать внука…). Самое удивительное: дети не поверили, что письмо деду не дойдёт до адресата, хотя и здраво рассуждали, что конверт неверно подписан. Они уверяли, что на почте знают Константина Макарыча, что почтальон – знакомец деда, что дед случайно зайдёт в почтовое отделение и обнаружит письмо, что барышня из имения, где жил Ванька, увидит письмо и передаст деду. Словом, версий было много, и все они сводились к одному – страстному желанию благополучного конца в рассказе, к этакому happy end. Но здесь и другое стремление: помочь мальчишке, который стал почти другом, издалека, через десятилетия, поправить ситуацию, подсказать. Осчастливить! Вот то главное слово, та главная мысль, которые появились в ходе обсуждения рассказа Чехова: не только я счастлив и благополучен. Пусть будет счастлив и другой.

Варька же из рассказа Чехова «Спать хочется» поразила ребят беспросветностью своей судьбы, отчаянной решимостью освободиться от оков страшным поступком, который так и не осознала. На вопрос «Что ждёт Варьку дальше? Какова ее будет судьба?» ребята отвечали, что ее забьёт хозяйка, что ее выбросят на мороз, что ее отправят в полицейский участок. Спрашиваю, что навело их на эти мысли. Ответы: она задушила невинного ребенка и должна понести наказание. Обращаю внимание на детали: Варька сама ребёнок, их ровесница, беззащитная, вечно голодная, лишённая возможности выспаться, замученная работой, бранью, тумаками – что от неё ждать? Странно, Ванька и Варька ровесники, но к первому ребята благосклоннее, добрее, помогают найти выход из положения. А Варька в их понимании – преступница, убийца. Поэтому мы ищем оправдания ее невольному злу, пытаемся понять мотивы, которые ею двигали.

Одиночество чеховских героев хорошо показано в рассказе «Тоска». Эпиграф «Кому повем печаль мою?» – обо всех чеховских Ваньках, Варьках, Ионах. Детей при чтении вслух поражает беспросветное горестное одиночество героя, которого никто не желает выслушать, кроме лошади. Что ж, пусть Чехов пока останется в памяти детей не только как автор «Каштанки» и «Белолобого», но и как человек, писавший о несчастных, одиноких и заступающийся за них.

Еще один заступник – В. Короленко. Его благие дела и помощь людям хорошо известны – пусть об этом узнают и дети из беседы на занятии. Тогда легче поймут, почему им была написана повесть «Дети подземелья». На что ребята обращают здесь внимание? Их огорчает непонимание между отцом и Васей, отгороженность от сына; впечатляет место проживания нищих – на кладбище; удивляет изгой Тыбурций образованностью, великодушием, суровостью к окружающим и нежностью к детям. Их радует дружба Васи и Валька, они со страхом и состраданием следят за угасанием маленькой Маруси и затаённо ждут – вдруг поправится, останется жива. Они удивляются стойкости Васи и умению держать слово. Они ликуют от того, что сын и отец наконец-то обрели друг друга. Как родные люди, как друзья, как единомышленники.

Обсуждение «Гуттаперчевого мальчика» Д. Григоровича застопоривается на вопросе: «На что и на кого жалуется Петя?» Дети говорят о матери, о гимнасте Беккере, об опасной работе на шесте в цирке… Их ошеломляет, что Петя за всю повесть не произносит ни слова. Оказывается, читатели так вникают в коротенькую жизнь Пети – всего 8 лет! – что даже не замечают, что о нём говорят автор, клоун Эдвардс, прачка Варвара, зрители, циркачи, а не он о себе. От этого его судьба, бессловесного, глубоко несчастного мальчика, видится ещё страшнее. И снова попытки вмешаться в чужую, пусть литературную судьбу. Ребята прогнозируют возможный побег Пети из цирка, его уход к доброму клоуну, усыновление прачкой. Для них почти нет невозможного в деле освобождения от гнёта маленького человека. Позиция современного свободного человека мешает понять реалии XIX в. Зато очень ясно они видят семью графа Листомирова и отмечают прямо-таки сатирическое изображение родителей.

Рассказ «Белый пудель» А. Куприна дети отмечают за его свободу, за дружбу людей и зверей, за уверенность в товарище и – за товарищество и выручку. Ребята говорят и о воспитании детей, обращая внимание на избалованного, глупого и безудержного в своих желаниях Трилли. Они определяют и виновных в его поведении и воспитании – тех взрослых, что окружают Трилли, потатчиков, трусов, плебеев. Ребята говорят, что этот рассказ написан более светлыми красками, чем произведения Чехова, Короленко, Григоровича. В рассказе не случайно место действия – Крым, пышная растительность, летнее ласковое море. Словом, ощущение свободы, воли, самостоятельности и стремления отстоять свою независимость. Так природа становится героем произведения.

Катаев В. «Белеет парус одинокий». Детям интересны далёкие, революционные события; жизнь детей в Одессе (учёба, игры в «ушки», разговоры, странствия по окрестностям Одессы, лов рыбы в море). Многие исторические реалии для них непонятны: маёвка, баррикады, восставший броненосец «Потемкин», городская конка, экономия (дача), погромы, Привоз, околоточный, прокламации, манифест. Поэтому занятие начинаю с исторической справки: чем знаменит 1905 г. в России, показываю фото броненосца «Потёмкин», рассказываю о нём, даю расшифровку основных исторических понятий в книге. Другая упущенная ребятами сторона – особая точность языка Катаева, великолепные метафоры, образность, «видимость» описываемого предмета или состояния героя. С удовольствием зачитываю отрывки из книги про море и его обитателей (глава 2), про колодец «журавель» (глава 4), про сорта крымского винограда (глава 5), машинное отделение на пароходе «Тургенев» (глава 7), торговлю на Привозе (глава 13), про то, как Гаврик пил сельтерскую воду «Фиалка» (глава 18), игру в «карточки» (глава 22) или утренние городские звуки (глава 20).

С большим удовольствием и ребята говорят о весёлых эпизодах в книге. Особенно им нравится сцена, где описываются разговор деда с иконой Николая Чудотворца; диалог сыщика и Гаврика; подготовка Пети к гимназии; первая отметка Пети; мечта Пети о героическом спасении матроса Родиона Жукова в конце книги. Ребята отмечают разницу в характерах, поведении и социальном положении Гаврика и Пети и считают их дружбу настоящей, крепкой, мужской. Дети всей душой сочувствуют деду Гаврика и удивляются его стойкости в тюрьме, хотя и отмечают его внешние незавидные данные – хлипкость, тщедушность, малую силу.

Повесть В. Катаева стала для многих одной из первых историко-приключенческих книг. Так же серьёзно ребята отнеслись к повести А. Рыбакова «Кортик». Они удивили памятью на детали (какие революционные плакаты были на эшелоне красноармейцев, какие книги собрал Миша в домашней библиотеке, что такое литорея, какой шифр помог найти клад и т. д.). Значит, повесть приглянулась, затянула. Об этом говорит и тот факт, что многие прочитали и вторую часть трилогии («Бронзовая птица») без указаний с моей стороны. Разговор о главных героях и главных событиях ребятам понятен. Останавливаю их внимание на том, что они могли пропустить – на исторической канве: первые пионерские организации в Москве (главы 22, 36–8), школа в начале 20-х гг. прошлого века (глава 16), клуб при домкоме и спектакль в помощь голодающим Поволжья (главы 20, 41), беспризорники на улицах (главы 30, 31, 43), восстановление городского хозяйства в Москве (глава 46) и т.д. Эти исторические факты будоражат любознательность и являются прелюдией к погружению в историю Родины, будят гордость за свою страну, показывают причастность детей к жизни страны уже сейчас. Такие патриотические страницы книг мы не обходим вниманием.

Как все вмещается в обычный урок-встречу? Выручает темп, скорость. Стараемся динамично продвигаться. Помогает большая предварительная подготовка, установление узловых моментов разговора с детьми.

P. S.: Пару лет назад для 4-го класса по теме «Твой друг, твой ровесник» у нас шли произведения другого настроя и характера (Л. Пантелеева, Ю. Яковлева, В. Железникова, В. Медведева, Л. Давыдычева). Позитивно-назидательный настрой этих произведений очевиден. Мое желание ввести в круг чтения четвероклассников драматические и даже трагические произведения и приобщить их к Большой Литературе подтвердилось готовностью ребят принять чужую боль и распахнуть свою душу навстречу чужим страданиям и счастью. Дети могут понять больше и сложнее того, что им зачастую предлагают. Не надо бояться их расстроить, огорчить – надо бояться тупой, неразвитой души, ищущей только развлечения.

А теперь – окончание того диалога, что вынесен в качестве эпиграфа статьи.

– Я так плакала – сказала Настя К. – Мама некоторые книги читала мне вслух. И тоже плакала вместе со мной.

– Открою тебе тайну – ответила я ей. – Сколько раз читаю эти книги, столько и плачу. Но, знаешь, это хорошие слёзы, нужные, важные.

Чтобы душа росла.

Н.Г. Кесарева, руководитель Центра детского чтения Челябинской областной детской библиотеки им. В.В. Маяковского

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи