Library.Ru  {1.2} Кабинет библиотековедения

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Кабинет библиотековедения Статьи
 

Лаврова К. Б.
Мода в современной архитектуре и дизайне библиотек

[ Мода в книжной культуре: границы дозволенного: Сборник научных статей / Челябинская государственная академия культуры и искусств. – Челябинск, 2010, с. 157–167 ]

В настоящее время целый ряд специалистов констатируют библиотечно-строительный бум, который захлестнул не только лидирующие страны мира, но и страны с более скромной экономикой. Подобные процессы можно наблюдать и в России: уже построены или строятся десятки новых библиотечных зданий в самых различных регионах. В ближайших планах – ещё несколько десятков. При этом важным является тот факт, что это не просто «новые» во временном отношении сооружения, но и фактически «новейшие» по степени использования технологий и даже идеологии библиотечного обслуживания. С чем связан этот бум? Возможно, это просто мода?

Архитектура и дизайн – это всегда язык, с помощью которого библиотека пытается донести до общества представление о себе, своей идеологии. Обратимся к более раннему опыту. В 1977 г. в самом центре Парижа, его исторической части, появилось удивительное сооружение – здание, увитое разноцветными технологическими трубами, абсолютно не вписывающееся в историческую застройку и больше похожее на завод. Это было здание Центра им. Ж. Помпиду, которое тут же получило название «странное» здание. Такое архитектурное решение было принято сознательно. Справочная библиотека им. Ж. Помпиду стала одной из первых европейских библиотек, использующей компьютеры, и ей было важно показать, что это уже другая библиотека, высокотехнологичная и современная. Таким образом, новые ценности библиотеки демонстрируются в её новом облике.

Можно предположить, что именно этот проект положил начало сегодняшнему буму библиотечного строительства. Следующим важным шагом, с точки зрения формирования современного этапа библиотечного строительства, стало решение Президента Франции Ф. Миттерана о строительстве нового здания Национальной библиотеки Франции. Именно по его требованию был предложен амбициозный, широко известный сегодня проект (архитектор Н. Фостер). Несомненно, данное здание демонстрирует собственное величие и величие самой Французской республики, как бы являясь её символом. После реализации этого проекта в мире началось «архитектурное» соревнование – у какого государства самая большая, красивая, необычная и даже дорогая национальная библиотека.

Интересно проанализировать мотивы, которыми руководствовались библиотеки и их учредители, включившиеся в дальнейший процесс строительства всё более современных зданий; со временем это стало обыкновением в самых разных, даже небогатых, странах.

В результате демократических преобразований и глобализации общемировые тенденции в архитектуре и дизайне библиотек пришли и в Россию. Отечественные библиотеки осознали себя частью единого мирового информационного пространства. Если в советское время они идентифицировали себя с такими же серыми, полуподвальными библиотеками некоторых стран и считали это нормой, то сегодня они нуждаются в социальной идентификации с другими современными библиотеками, соотнесении и отождествлении себя с лучшими мировыми образцами. Изменяется само понятие архитектурной и дизайнерской «нормы» для библиотек.

В целом можно выделить несколько внутренних и внешних факторов (по отношению к самим библиотекам), определяющих изменение этой нормы. Прежде всего остановимся на внутренних.

Перед современными библиотеками стоит значительная проблема – снижение интереса к ним со стороны общества, во многом – под натиском сети Интернет. Следовательно, одна из первостепенных задач библиотеки – вернуть к себе внимание. Для этого необходимо использовать механизмы функционирования моды. Чтобы на библиотеку как социальный институт обратили внимание, она должна попасть в реальность других людей, стать для них событием, «повернуть мир на себя»; ей необходимо стать образцом, идеалом в системе ценностей.

Новое здание библиотеки всегда демонстрирует её востребованность в обществе в целом и конкретном социуме – её статус, прежде всего, визуализирует вложенные в неё финансовые средства (всем известно, что сами библиотеки не обладают достаточными материальными ресурсами для реализации строительного проекта). Новое современное библиотечное здание, как любое проявление моды, обладает респектабельностью, оно несёт на себе печать одобрения элиты, которая признана утончённой и считается мудрой в данной области устремлений.

Различные статусные позиции библиотек в обществе наделяются разным социальным престижем, выражающим оценку привлекательности тех или иных позиций. Он символически оформляет и закрепляет поляризацию общества, взаимные оценки, притязания и ожидания различных социальных групп, становится механизмом новых отношений. М. Вебер рассматривал престиж как показатель социальной репутации («ресурс особого рода»), наделяющей значимостью определенные статусные группы, в том числе библиотеки. П. Бурдье выразил эту проблему в идее «символического капитала», который, наряду с финансовым, экономическим, культурным и социальном капиталом, определяет позицию и влияние своего носителя в обществе. В связи с этим можно предположить, что «социальное пространство» библиотеки (по П. Бурдье) предстает одновременно в совокупности своих символических и физических измерений (1, с. 42). Таким образом, «социальный капитал» библиотеки во многом определяется тем, насколько престижным представляется членам общества её архитектура и дизайн.

«Социальный капитал» можно рассматривать и как часть имиджа библиотеки. Роль архитектуры и дизайна в формировании её имиджа крайне важна. Создание яркого, выразительного и запоминающегося образа, отражающего самые смелые новаторские идеи, является именно той целью, которую ставит библиотека перед архитектором и дизайнером. Это тем более важно, что, по мнению ряда исследователей, в процессе коммуникации информацию считывают не с конкретного объекта (учреждения), а с имиджа, которым он обладает.

Строительный бум носит сегодня универсальный характер. Ему подчинены страны, находящиеся на разных континентах и имеющие различные экономики и политические устройства. Этой универсальности не мешает и тот факт, что архитектурные проекты, которые выбираются для новых зданий библиотек, разнообразны; это лишь подтверждает, что сегодня идёт активный поиск нового облика. Можно назвать несколько наиболее ярких решений:

• «bookвальная архитектура» (2, с. 6). В этом случае здание подчёркивает форму книги. Например, Национальная библиотека Франции выполнена в форме четырёх открытых навстречу друг другу книг; библиотека района Бушан в Сингапуре имеет эркеры, в которых расположены индивидуальные места для чтения, похожие на книги, выдвинутые с полки; в библиотеках. Канзас-сити и Кардиффе фасады оформлены в виде корешков книг, наиболее любимых горожанами; новый проект Национальной библиотеки Татарстана имеет форму книги с открытыми страницами и т.д.;

• различные метафоры. Библиотечное здание может изображать знание как символ вечности. Например, центральная библиотека г. Сиэтла выполнена в форме спирали. Оно может выступать и как символ интеллекта: внутри Филологической библиотеки Свободного университета Берлина усматриваются очертания двух полушарий мозга; городская библиотека в Ницце выполнена в форме головы человека. «Черный бриллиант» в Копенгагене и Минске, «драгоценная жемчужина», находящаяся внутри «раковины» Александрийской библиотеки, отражают представление о библиотеке как символе ценности. Изображение библиотеки в виде летающей тарелки или космического корабля (Национальная библиотека Казахстана в Астане) связывает возможности библиотеки с шагом в будущее. Знание как основу всеобъемлющей технологии символизируют библиотечный квартал или даже город – так размещены Национальная библиотека Франции и архивные хранилища Британской национальной библиотеки в г. Бостоне;

• откровенная околоэкологическая игра. Например, библиотека в финском г. Тампере сверху имеет силуэт глухаря, а здание Национальной библиотеки Чехии планируется воплотить в форме медузы; здание колумбийской библиотеки в Меделлине «маскируется» под три осколка скалы и т.д.

Несмотря на всё разнообразие архитектурных форм и даже некоторое откровенное подражание, все эти здания ассоциируются с современностью. Их объединяет и отказ от обычных образов – все они не похожи на то, какими мы привыкли видеть библиотеки совсем недавно; новая архитектура как бы «санкционирует их вторжение в сферу новизны» (3, с. 124), позволяет радикально изменить образ.

Среди внешних факторов, носящих «ситуационный характер» (3, с. 13), определяющими выступают эстетические, политические, экономические, социокультурные и пр. Эти факторы заведомо различны и даже выглядят противоречивыми в тех или иных ситуациях. В силу развития постиндустриального общества, приоритетным становится переход от товаропроизводящего хозяйства к сервисному, причём значительное внимание придаётся именно досугу. Досуг реализуется в различных практиках, и на современном этапе особое значение приобретают различные формы именно социокультурного досуга.

Приведём один из последних примеров. Проект «Закладка» родился в Магдебурге из инициативы Гражданского союза – общественной организации, состоящей из жителей нескольких районов города и выступающей за улучшение социального климата в городе. Он получил финансирование в рамках социальной программы «Благоустройство городских свободных территорий – общественное пространство для всех поколений» (4).

Необычные формы современных библиотечных зданий используют и с целью «исправления» архитектуры и даже социального климата 1970–1990-х гг. Например, в одном из пригородов Лиона построили медиатеку. Пригород представляет собой 80 жилых башен – и никаких иных архитектурных и социальных объектов… Медиатека здесь выглядит как летающая тарелка, прилетевшая неизвестно откуда. Это, по мнению авторов, способно оздоровить социальную ситуацию, которая сейчас приводит к тому, что во второй тур выборов прошел Ле Пен, лидер националистических сил Франции (5).

Таким образом, библиотека, наряду с музеями, театрами и выставочными центрами, находится в центре внимания архитекторов. Различные политические власти всегда отличало стремление к организации пространства по своему усмотрению. И строительство новых библиотечных зданий они используют сегодня, исходя из различных целей. Например, харизматический лидер, осуществляющий свою власть благодаря личностным качествам, часто использует библиотеки в качестве инструмента – в силу их особого символического смысла. К примеру, А. Лукашенко, президент Беларуси, во многом воспользовался строительством нового здания Национальной библиотеки с целью улучшения своего политического имиджа.

Все перечисленные признаки, характеризующие современный этап строительства новых библиотечных зданий, можно определить как моду. Г. Блумер выделяет несколько основных социальных функций моды, которые вполне можно выявить и в современных библиотечных зданиях. В частности, наблюдается некая глобализация в поисках нового образа библиотеки, обнаруживающая себя в некотором единообразии способов или правил поведения. Современное дорогостоящее, стильное по дизайну, технически оснащённое библиотечное здание сегодня уже «интерпретируется как норма и таким образом принуждает к ее приятию» (3, с. 124).

Мода в строительстве именно новых (прежде всего по возможности использования современнейших технологий) библиотечных зданий «обеспечивает возможность разрыва с ближайшим прошлым и подготовки к ближайшему будущему» (3, с. 124). Показательно, что одной из особенностей современного этапа является строительство абсолютно новых библиотечных зданий, а не пристроек к уже существующим, как это было на протяжении столетий. Это связано с тем, что старые здания библиотек не позволяют встраивать в них современные технологии: компьютерные коммуникации, транспортные лифты для доставки книг, формы открытого доступа к фондам и пр. Пример библиотеки им. Ж. Помпиду в этом смысле крайне показателен – «новая библиотека в новом здании».

К другим функциям моды можно отнести одну из наиболее очевидных – инновационную. Мода, по мнению А. Гофмана, является источником, результатом и показателем высокой степени инновационности, она «стимулирует эвристическое, поисковое, экспериментальное начало в обществе и культуре» (3, с. 127). В 90-е гг. ХХ в. инновационность библиотек проявлялась в основном во внедрении новых информационных технологий. Сегодня это направление уже сложно назвать таковым, поэтому на первый план выходят новая архитектура и дизайн библиотек, тем более что они отражают и новую идеологию. Именно в этой сфере сконцентрированы сегодня библиотечные инновации. Показателен и тот факт, что в 2008 г. впервые в России был создан круглый стол «Библиотечные здания: архитектура, дизайн, организация пространства», действующий при Российской библиотечной ассоциации. Он объединяет усилия различных специалистов, действующих в этой области: библиотекарей, архитекторов, дизайнеров, производителей специального оборудования. В стране активизировался интерес к этой теме: проводится большое количество конференций, журнал «Библиотечное дело» посвятил проблемам архитектуры и дизайна библиотек несколько тематических номеров. Данная проблематика получила свое отражение и в подготовке библиотечных кадров; в частности в ЧГАКИ автором разработаны курсы «Дизайн библиотеки» и «Библиотеки будущего: современный дизайн».

Одной из форм инновации является «актуализация культурных традиций». Это особенно отчётливо проявляется в том, что такие стили, как этнический или кантри, являются сегодня одними из популярных в библиотечном дизайне (6, с. 120–122). А вообще, в дизайне, согласно исследованиям, самым популярным стилем на сегодняшний день является классический. Классицизм отличает присутствие колонн, наличие симметрии, чётких линий и форм. Он все же преобладает в интерьерах и архитектуре большей части современных российских библиотечных зданий, так как к авангардной архитектуре российское общество ещё не привыкло. Это относится как к архитекторам, так и к потребителям их продукции (власти, граждане и т. д.).

С учётом названного обстоятельства была разработана концепция нового здания Челябинской областной универсальной научной библиотеки. Так как в ней представлены две основные группы читателей – молодые люди, студенты, с одной стороны, и специалисты, научные сотрудники, с другой – было предложено развести эти два потока с помощью архитектуры и дизайна. В старом корпусе, построенном в классическом стиле, следует подчеркнуть дизайн классического делового кабинета (разве что нет камина), а в архитектуре и дизайне нового здания подчёркивается стиль хай-тек; проведённое исследование показало, что молодые люди выбирают именно его.

Ещё одной особенностью моды является тот факт, что «некоторые культурные образцы, наделенные модными значениями, первоначально выступающие как «моды» или даже причуды, со временем традиционализируются, превращаются в обычаи» (3, с. 129). Активный архитектурно-строительный бум приводит к тому, что появление новых библиотечных зданий становится обычным явлением. Самостоятельные библиотечные здания начинают строиться даже в тех регионах, где библиотеки традиционно располагались в неприспособленных помещениях. Например, окружная библиотека Югры долгие годы пребывала в неприспособленном здании и только под воздействием ярко выраженной моды для неё было построено специальное – самостоятельное, современное, архитектурно выразительное здание. Похоже, что эта тенденция уже получает продолжение.

Архитектура и дизайн выступают способом одних людей общаться с другими, передавать им определённую информацию, т. е. являются своего рода языком. А мода в архитектуре и дизайне библиотек, как любая знаковая система, обладает коммуникативной функцией. Используя современные модные стандарты в архитектуре и дизайне, библиотеки как бы «отправляют друг другу сообщения о приверженности» новым ценностям.

Часто к строительству нового здания прибегают библиотеки, не имеющие явных заслуг в развитии инноваций; они стремятся посредством внешней и поддельной идентификации (3, с. 124) оказаться в клубе избранных, ощущать причастность к нему. Согласно классическому анализу, сделанному Г. Зиммелем, мода представляется своего рода тревожной попыткой элитарных групп отгородиться от других путём введения тривиальных и эфемерных знаков отличия, сопровождающейся напряжёнными попытками классов, не относящихся к элите, добиться иллюзорной идентификации себя с высшими классами путём принятия этих отличительных знаков (7, с. 129).

В российском библиотечном сообществе сегодня наблюдается некоторое социальное расслоение, в котором лидеры и аутсайдеры определяются наличием или отсутствием нового здания или дизайна. Причём, это характерно не только для национальных, региональных или городских библиотек, но даже для сельских, поскольку программа модельных библиотек предполагает их оборудование современной специализированной мебелью.

Другой стороной коммуникативной функции является конкуренция, без которой мода невозможна и которая предписывает иметь новое библиотечное здание. Как халифы в древности, стремившиеся владеть самой богатой и красивой библиотекой, современные руководители отдельных государств, регионов или городов соревнуются современными библиотеками. Библиотеки строятся все более значительными, каждое новое здание призвано затмить предыдущее. Примером может служить, например, новое здание городской библиотеки Нефтеюганска: в городе с населением около ста тысяч человек площадь нового библиотечного здания – около 9 тыс. кв. м. После моды на новые библиотеки, введенной Ф. Миттераном и поддержанной многими главами стран мира, в том числе – А. Лукашенко, на постсоветском пространстве нередко можно услышать пожелание одного руководителя другому показать ему библиотеку. Это соревнование, финансовое и социокультурное, выступает даже в качестве фактора идентичности территории: «У нас есть новое здание национальной (областной, городской, университетской и пр.) библиотеки; следовательно, мы самодостаточны».

Понятие «библиотека» визуализируется, овеществляется в здании – чем оно значительнее, тем более ценна библиотека. Таким образом, с точки зрения социальной психологии, именно через архитектуру и дизайн оценивается значимость той или иной библиотеки.

Вышеперечисленный спектр проявлений моды в библиотечной архитектуре и дизайне показывает, что все те процессы, которые протекают в этих областях, не являются незначительными социальными случайностями; более того, эти модные процессы начинают оказывать заметное влияние на сущностное содержание работы библиотеки. По мнению Г. Блумера, «там, где мода действует, она приобретает императивное положение. Она санкционирует, что делать … она требует приверженности, а тех, кто ей не следует, обходит стороной как чудаков и неудачников. Эта власть, которой она обладает над областью своего функционирования, никак не свидетельствует о незначительном механизме» (7, с. 128).

Близкий библиотеке по социокультурным функциям институт – музей – традиционно являлся объектом интереса архитекторов и дизайнеров. К примеру, министр культуры Эстонии Лайне Янес на вручении титула «Музей года в Европе 2008» отметила следующее: «Хороший музей сегодня – это не только модная архитектура и бесценные произведения искусства» (8), подчёркивая тот факт, что требование модной архитектуры для музея уже норма. Ведь на главный приз в конкурсе могли претендовать только музеи, построенные и открытые либо обновленные за два последних года. Оценивались прежде всего архитектура, дизайн экспозиций, технические решения.

Сегодня можно резюмировать, что современная библиотека становится неким модным объектом, и эта мода проявляется, прежде всего, в её архитектуре и дизайне. Именно поэтому мы не наблюдаем сегодня тенденций антикризисных подходов к решению этих вопросов, ведь даже во время кризиса продолжается строительство новых библиотечных зданий, разрабатываются и реализуются современные дизайн-проекты. Напротив, начинает формироваться новая норма – иметь новое, специально спроектированное, архитектурно-выразительное библиотечное здание с современным дизайном и оборудованием.
 

Литература
 

1. Савченко Л. А. Бурдье Пьер // Социология: пробл.-тематич. словарь. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. – С. 42–43.

2. Прянишников Н. Метафора библиотеки. Образы будущего моделируют настоящее // Библиотечное дело. – 2009. – № 12 (102). – С. 5–9.

3. Гофман А. Б. Мода и люди. Новая теория модного поведения. – М.: Наука, 1994. – 160 с.

4. Проект «Закладка», г. Магдебург (Германия) // Библиотечные здания: архитектура, дизайн, организация пространства (http://rba.okrlib.ru/biblioteki/proekt_zakladka_g_magdeburg_germaniya/)

5. Ревзин Г. Архитектурное ток-шоу // Коммерсантъ. – 2002. – 25 апреля (№ 73 (2442).

6. Лаврова К. Б. Библиотечный дизайн : конспект лекций : в 2 ч. – Челябинск, ЧГАКИ, 2008. – Ч. 1. – 157 с.

7. Блумер Г. Мода: от классовой дифференциации к коллективному отбору // Социальные и гуманитарные науки. Отеч. и заруб. лит-ра. Сер. 11. Социология: РЖ / РАН ; ИНИОН ; Центр социал. науч.-информ. исслед. Отд. соц. и соц. психологии. – М., 2008. – № 2. – С. 127–149.

8. Бабиченко Д. Лучший среди музеев // Молодежь Эстонии. – 2008. – 20 мая. (www.moles.ee/08/May/20/12-2.php).

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи