Library.Ru  {1.2} Кабинет библиотековедения

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Кабинет библиотековедения Статьи
 

Хургин В.М.
О праве граждан на доступ к информации

[ Научные и технические библиотеки – 2004. – № 5. – С. 5-14 ]

     Рассмотрены важнейшие положения законов и других нормативных актов, касающиеся правил информационных взаимоотношений государства и граждан.

     Во все времена между государством и обществом существовала определенная правовая зависимость: государство издает законы, в которых выражает свою волю, общество и его граждане – эти законы исполняют. При этом во всех случаях непременным условием исполнения гражданами норм, в которых государство устанавливает для них определенные правила поведения, предоставляет им права, возлагает обязанности и ответственность, является знание самих норм.
     В этой связи государство должно выступать гарантом предоставления гражданам постоянно расширяющегося набора информационных услуг, юридически и технологически обеспечивать права на доступ к общественной информации для всего населения. Когда речь идет о правах граждан, юридических лиц и государства на свободное получение, распространение и использование информации, государство должно исходить из принципа безусловного правового равенства всех участников процесса информационного взаимодействия вне зависимости от их политического, социального и экономического статуса. Информация должна быть открыта для всех и предоставляться постоянно с гарантией достоверности и полноты.
     Свободный доступ граждан к информации (по сути – в информационные системы) формально неограничен. Но в своем желании получить актуальную информацию, например правовую, гражданин сталкивается с проблемами неразвитости инфраструктуры, обеспечивающей возможность доступа, и необходимостью дополнительных затрат на получение информации. В результате малообеспеченные, нетрудоустроенные, проживающие в сельской местности граждане лишены возможности воспользоваться своими гражданскими правами при получении информации современными способами.
     Огромную роль в налаживании широкого распространения официальной информации могла бы сыграть библиотечная система. Публичные библиотеки в России остаются наиболее «концентрированным» кладезем информации, доступным всем гражданам. Они в состоянии смягчить диспропорции неравномерного развития информационной инфраструктуры, открыть доступ к информационным сетям жителям удаленных районов, малообеспеченным слоям населения. Вот только самим библиотекам надо помочь приобрести соответствующую литературу, периодические издания, комплекты новых документов, вычислительную технику, оперативно и в полном объеме поставляющую информацию в самые отдаленные, «;медвежьи» уголки России. И это не благие пожелания, а насущная потребность нашего времени.
     Таким образом, принципы доступа к информации тесно связаны с пониманием роли библиотек и других организаций, обеспечивающих этот доступ. С развитием Интернета, появлением других новых источников информации библиотеки должны четко и быстро переориентироваться и разработать новую стратегию развития и предоставления информации и услуг пользователям. Обеспечение публичного (в том числе удаленного) доступа пользователей к информационным ресурсам стало одной из первоочередных задач обслуживания науки, культуры, образования.
     Свобода информации выражается прежде всего в праве каждого искать и получать информацию. В соответствии с резолюцией 59(1) Генеральной Ассамблеи ООН 1946 г. свобода информации представляет собой право повсеместно и беспрепятственно собирать, передавать и опубликовывать информационные сведения.
     Информационные права являются неотъемлемой частью фундаментальных прав человека. Они зафиксированы в статье 19 Всеобщей декларации прав человека, провозглашенной Генеральной Ассамблеей ООН 10 дек. 1948 г. (каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений, искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ), и заняли важное место в Европейской Конвенции о защите прав человека, принятой в Риме 4 ноября 1950 г. (пункт 1 статьи 10: Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ) и в 1998 г. ратифицированной Российской Федерацией [1].
     Знаменательно, что в Декларации прав и свобод человека и гражданина [2], записано:
     Часть 2 статьи 13: Каждый имеет право искать, получать и свободно распространять информацию. Ограничения этого права могут устанавливаться законом только в целях охраны личности, семейной, профессиональной, коммерческой и государственной тайны, а также нравственности.
     Статья 31: Государственные органы, учреждения и должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.
     Эти основополагающие права получают развитие в Конституции Российской Федерации. Отметим важнейшие (в свете заявленной темы) положения:
     Часть 1 статьи 15: Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации.
     Статья 18: Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
     Часть 2 статьи 24: Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, ест иное не предусмотрено законом.
     Часть 4 статьи 29: Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.
     Право свободного поиска и получения информации означает право каждого обращаться к органам государственной власти, общественным объединениям, органам и организациям, частным фирмам, другим структурам по вопросам, затрагивающим основные права и свободы, провозглашенные Конституцией, а также право получения у них запрашиваемой информации [3].
     С точки зрения борьбы с сокрытием информации очень важной является часть 1 статьи 15. Из нее следует, что непредоставление информации со ссылкой на отсутствие закона, ведомственной инструкции и т.п. абсолютно противоправно, т.е. право на доступ к информации гарантировано Конституцией и, по большому счету, не нуждается в подтверждении какими-либо еще правовыми актами.
     В соответствии с разъяснениями, данными пунктом 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 окт. 1995 г. № 8, судам при рассмотрении дел следует во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия, в частности, когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения.
     Это положение недвусмысленно подтвердил Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 18 февраля 2000 г. № 3-П [4]: Информация … в силу непосредственного действия статьи 24 (часть 2) Конституции Российской Федерации должна быть доступна гражданину, если собранные документы и материалы затрагивают его права и свободы, а законодатель не предусматривает специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными притопами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты. В силу предписаний статей 23, 24, 29 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации не допускается ограничение прав и свобод в сфере получения информации, в частности права свободно, любым законным способом искать и получать информацию, а также права знакомиться с собираемыми органами государственной власти и их должностными лицами сведениями, документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы гражданина, если иное не предусмотрено федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
     Эта позиция подкреплена абзацем 6 пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан» (в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 окт. 1996 г. № 10): Каждый гражданин имеет право получить, а должностное лицо, государственные служащие обязаны ему предоставить возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если нет установленных федеральным законом ограничений на инфор-мацию, содержащуюся в этих документах и.материалах [5].
     Важным представляется также решение Верховного Суда Российской Федерации о признании недействующим и не подлежащим применению указание Генерального прокурора Российской Федерации от 30 марта 1999 г. № 5/15 «Об изменении порядка исчисления срока предварительного следствия при соединении нескольких уголовных дел», так как судом установлено, что данное указание не опубликовано официально для всеобщего сведения, а лишь направлено в органы предварительного следствия. Суд сослался на то, что хотя Генеральная прокуратура Российской Федерации и не относится к федеральным органам исполнительной власти и не обязана регистрировать свои нормативные правовые акты в Министерстве юстиции Российской Федерации, однако в силу части 2 статьи 15 Конституции Российской Федерации (обязанность всех органов и должностных лиц соблюдать Конституцию) она также обязана исполнять конституционное требование по опубликованию официально для всеобщего сведения принимаемых ею правовых актов, затрагивающих права и свободы граждан.
     Уточнение механизма реализации права на информацию можно найти в других правовых актах. Соответствующие нормы, даже без учета информационных прав СМИ, имеются как минимум в 38 законах, 1 указе Президента, 18 постановлениях и 1 распоряжении Правительства, 30 актах ведомственного уровня, регулирующих вопросы здравоохранения, экологии, транспорта, связи, прав потребителей, деятельности органов внутренних дел, охраны труда, взаимоотношений с таможенными и налоговыми органами и других сфер жизни [6].
     Вместе с тем в российском законодательстве нет цельного нормативного правового акта о механизме реализации права каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию. Положения отдельных нормативных актов, касающиеся информационного взаимодействия государственных органов с гражданами и юридическими лицами, носят противоречивый характер, что обусловливается отсутствием единого подхода к установлению правил такого взаимодействия [7].
     Действующее законодательство не дает однозначного ответа на ряд принципиальных вопросов, в частности, на какую информацию есть права у граждан, каков состав этих прав, как эти права реализовывать [8]. Нормы, регулирующие право на информацию, разбросаны по разным нормативным актам и лишь фрагментарно регулируют соответствующие правоотношения [9].
     Излишняя декларативность правовых норм приводит к тому, что нарушение законодательных установлений далеко не всегда влечет за собой наступление соответствующей ответственности. Неопределенность механизмов обеспечения доступа к открытой информации органов государственной власти и органов местного самоуправления создает условия для ущемления прав и свобод человека и гражданина [10].
     Ключевой задачей является создание открытой информационной среды, включая обеспечение информационной прозрачности государственной власти, необходимой для формирования гражданского общества и достижения взаимодействия между обществом и властью на принципах доверия, взаимопонимания и делового партнерства.
     Прежде всего необходимо запустить механизм практической реализации конституционного права на свободу получения информации.
     Правовой основой такого механизма должны стать законодательно закрепленные четкие правила, условия и порядок получения гражданами и институциональными структурами общества информации в органах государст-венной власти и местного самоуправления, от иных государственных и негосударственных юридических лиц, а также прямого доступа к государственным и негосударственным информационным ресурсам. Также в законодательстве о деятельности органов государственной власти должны быть закреплены обязанности и ответственность этих органов и их должностных лиц за информирование граждан и всех структур общества, за оказание им инфор-мационных услуг, за накопление, хранение и использование государственных информационных ресурсов в сферах ответственности этих органов [11].
     Отсутствие системности правового регулирования вопросов информационного взаимодействия влечет неурегулированность ряда важнейших вопросов, касающихся гарантий соблюдения правил информационного взаимодействия. В частности, не предусмотрено эффективных механизмов ответственности государственных органов и должностных лиц в случае нарушения предусмотренного порядка предоставления информации. В настоящий момент такая ответственность носит преимущественно дисциплинарный характер и, что особенно важно, не связана с компенсацией причиненного ущерба [7].
     Отсутствие установленных норм ответственности за ограничение или нарушение права на доступ к открытой информации является одним из наиболее серьезных недостатков правового обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина в информационной сфере [10]. И.Л. Бачило отмечает [12], что следовало бы определить, кому и при каких условиях предстоит платить штрафы, кто и при каких юридических обстоятельствах может возбуждать дело по поводу нарушения правового режима информации, всегда ли это только сопутствующий элемент других правонарушений, касающихся прав потерпевшей стороны в отношениях договорного и иного порядка.
     Необходимы также методики определения ущерба, наносимого нарушением правового режима.
     Необходимо законодательно закрепить штрафные санкции, налагаемые на виновных физических лиц в случае нарушения конституционного права граждан на доступ к правовой информации. Следует отметить, что статья 24 (2) Конституции Российской Федерации различает ответственность органов государственной власти и местного самоуправления in corpore и индивидуальную ответственность их виновных должностных лиц. Таким образом, Конституция не исключает ответственности лиц, работающих в государственных органах, но не обладающих соответствующим статусом [13].
     Необходимо установление унифицированного перечня оснований для ограничения права на доступ к информации, перечня видов информации с ограниченным доступом и механизмов реализации этих ограничений, принципов и организационных механизмов доступа к открытой информации органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных организаций и хозяйствующих субъектов [10].
     Тем не менее отсутствие закона «О праве на информацию» не является препятствием для защиты нарушенных прав. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту прав и свобод, в том числе права на информацию. Обращение в суд как способ разрешения возникшего конфликта зафиксировано также практически во всех актах, касающихся прав граждан на ту или иную информацию. Право на судебную защиту подразумевает не только право на обращение в суд за защитой, но и возможность реального восстановления нарушенных прав и интересов с помощью суда [6].
     В этой связи нельзя полностью согласиться с утверждениями о том, что конституционные нормы, провозгласившие право на информацию, не получили развития в нормах действующего законодательства, а значит, и не обеспечены необходимым механизмом реализации этих норм [14], провозглашенные Конституцией Российской Федерации и иными законодательными актами права граждан на получение информации, в том числе из органов государственной власти, в существующем законодательстве не имеют четко прописанного механизма реализации, а также механизма ответственности за непредоставление информации [15].
     Реализация права на судебную защиту во многом зависит от надлежащего правового механизма осуществления правосудия по гражданским делам. Осуществление в судебном порядке защиты права на информацию следует, вероятно, рассматривать применительно к отдельным категориям гражданских дел, где информационные правоотношения выступают непосредственным объектом судебной защиты или составляют его часть.
     Характеристика судебного порядка защиты права на информацию в той или иной категории дел может составить предмет самостоятельного исследования и выходит за рамки настоящей работы. Отметим лишь норму, установленную частью 2 статьи 24 федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации»: Суд рассматривает … иски о возмещении ущерба в случаях необоснованного отказа в предоставлении информации… [16].
     Остается еще один вопрос: какую же ответственность могут понести те, кто нарушит право на информацию? Анализируя действующее законодательство, находим отсылки на предусмотренную административным законодательством ответственность или иную предусмотренную законом ответственность. На сегодня такая ответственность в общем случае предусмотре-на статьей 140 Уголовного кодекса Российской Федерации [17] и статьей 5.39 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [18]. Последующие комментарии к статье 140 УК заимствованы из [19].
     Ответственность за неправомерный отказ в предоставлении гражданину информации введена в уголовное законодательство впервые. Это одна из гарантий соблюдения статьи 24 Конституции. Объективная сторона преступления может выражаться как в действии, так и в бездействии. Конкретно ее образуют:

неправомерный отказ в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина;
предоставление гражданину неполной или заведомо ложной информации.

     В обоих случаях уголовная ответственность наступает только в том случае, если эти деяния причинили вред правам и законным интересам гражданина.
     Под неправомерным отказом в предоставлении информации понимается незаконный, противоречащий конкретным нормам закона и иным нормативным актам отказ, который может быть как письменным, так и устным. Он может проявляться в игнорировании просьбы потерпевшего, в затягивании предоставления информации, в отсылках к другим лицам, которые фактически такой информацией не располагают. При этом должно быть установлено, что именно данное лицо располагает требуемой информацией и обязано ее предоставить.
     Предоставление неполной информации – это неполное ознакомление с документами или иными материалами, в которых содержатся сведения, имеющие значение для гражданина, обеспечения его прав и законных интересов, либо сообщение ему не всех такого рода сведений.
     Предоставление заведомо ложной информации – это сообщение гражданину сведений, не соответствующих содержащимся в документах или иных материалах, о чем заведомо известно лицу, которое предоставляет информацию.
     Вред (ущерб) правам и законным интересам граждан может быть имущественным или моральным.
     Оконченным преступление считается с момента причинения вреда правам и законным интересам гражданина.
     Субъектом преступления является государственный служащий или служащий местного самоуправления.
     Субъективная сторона характеризуется прямым и косвенным умыслом. Виновный осознает, что он своими действиями (бездействием) нарушает конституционное право гражданина на получение имеющейся у него информации, предвидит возможность причинения вреда и желает или допускает это. При предоставлении гражданину неполной или заведомо ложной информации виновный осознает также, что сообщает информацию, не соответствующую действительности.
     Все сказанное можно отнести и к статье 5.39 КоАП. Кроме того, административная ответственность за нарушение права на получение необходимой и достоверной информации предусмотрена для конкретных случаев статьями 8.5, 14.5, 14.8, 14.25 и 19.9 Кодекса Российской Федерации об адм инистративных правонарушениях.
     Таким образом, вполне возможно применение норм уголовного или административного права. Юридических препятствий к этому нет, хотя процесс психологической перестройки сотрудников правоприменительных органов может быть весьма сложным.
     Действующие информационные законы очень слабо «работают»; по этому поводу нет другого мнения, и это очень беспокоит общественность. В связи с этим необходимо проводить постоянный анализ эффективности законодательства и принимать меры по повышению правовой грамотности населения, повышению квалификации работников правоохранительных органов, своевременному совершенствованию правовых актов, обеспечению доступа граждан к нормативно-правовой информации [20]. Решение указанной задачи так или иначе связано с судебной практикой. Беда в том, что в нашей стране ее почти нет, а решения по отдельным делам свидетельствуют о непонимании судами коллизий, возникающих в создающемся информационном обществе [21].
     Спектр законодательных актов, регулирующих информационные проблемы, исключительно широк, и их толкование с позиций специфики правоотношений, возникающих при использовании современных информационных технологий, затруднительно, тем более что при разработке этих законов в них не предусматривались соответствующие возможности. Понятно, что для судов данная область правоотношений совершенно новая, непривычная. И хотя суды пытаются преодолевать трудности, применяя дей-ствующие законы к новой ситуации, объективно эффективность деятельности судов в данной сфере явно недостаточна [22]. Тем не менее можно предполагать, что по мере накопления опыта и создания прецедентов дела по вроде бы специфическим проблемам, связанным с нарушением права на информацию, станут для судов обыденными и не самыми сложными.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
  1. Собряние законодательства РФ. 1998. №14. Ст. 1514
  2. Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1991. № 52. Ст. 1865.
  3. Копылов В.А. Информационное право: Учеб. пособие. М.: Юристь, 1997. 472 с.
  4. Собрание законодательства РФ 2000 № 9. Ст. 1066 .Хургин В.М. Право на доступ к информации, или как (и чем) сражаться с бюрократом // Информационное общество. 2001. № 4. С. 35-43.
  5. Концепция правового регулирования применения информационных и коммуникационных технологий в Российской Федерации // Материалы Четвертой всерос. конф. «Право и Интернет: теория и практика», 17 дек. 2002, Москва. М., 2002. С. 77-98.
  6. Финько О.А. Правовое обеспечение государственной информационной политики // НТИ. Сер. 1. 1999, № 8. С. 2-6.
  7. Снытников А.А., Туманова Л.В. Право граждан на информацию и вопросы зашиты информации. Тверь, 1999. 192.
  8. Концепция совершенствования правового обеспечения информационной безопасности Российской Федерации (проект) // Информационное общество. 1999. № 6. С 4-14.
  9. Нисневич Ю.А. Государственная информационная политика России сегодня и завтра // Информационное общество. 1999. № 2 С. 4-9. Агапов А.Б. Основы федерального информационного права М : Экономика. 1995. 220с.
  10. Тиновицкая И.Д. Правовая информация и общество (законодательные проблемы) // НТИ. Сер. 1. 1996. № 7. С. 9-12.
  11. Проблема обеспечения прав граждан на доступ к правовой информации М.: Издание Государственной Думы, 1999. 584 с.
  12. Российская газета от 22.02.1995; там же от 15.01.2003
  13. Собрание законодательства РФ 1996 № 25. Ст. 25. С. 2594.
  14. Там же. 2002. № 1 (Часть I). Ст. 1.
  15. Российское уголовное право Особенная часть. Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М.: Юристь, 1997. 496 с.
  16. Кристальный Б.В. Вопросы построения в России информационного общества // НТИ. Сер. 1. 1997. № 10. С. 5-7.
  17. Батурин Ю.М. Проблемы компьютерного права. М.: Юрид. лит. 1991. 300 с.
  18. Кристальный Б.В. Законодательное обеспечение формирования информационного общества в России // Информационное общество. 2000. № 1. С. 25-27.Б.

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи