Library.Ru  {1.2} Кабинет библиотековедения

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Кабинет библиотековедения Статьи
 

Берестова Т.Ф.
Библиотека как элемент информационного пространства (к разработке концепции)

[ Библиотековедение. – 2004. – № 6. – С.43-51 ]

     Информационное пространство, его структура и свойства

     Изучение генезиса информационного пространства и выяснение предыстории появления феномена библиотеки важно для понимания современного ее состояния, так как «ход событий в будущем можно представлять только, исходя из изученности состояния объекта в прошлом» [14].
     В 1995 г. была принята «Концепция формирования и развития единого информационного пространства России и соответствующих государственных информационных ресурсов» – один из важнейших для разработки современной национальной информационной политики документов. Структура информационного пространства, обозначенная в данной концепции, чрезвычайно сложна и включает следующие элементы: «информационные ресурсы – базы и банки данных, все виды архивов, систему депозитариев государственных информационных ресурсов, библиотеки, музеи и пр.; информационно-телекоммуникационная инфраструктура; система массовой информации; рынок информационных технологий, средств связи, информатизации и телекоммуникаций, информационных продуктов и услуг; система обеспечения информационной защиты; система взаимодействия информационного пространства России с мировыми открытыми сетями; система информационного законодательства» [6]. Исходя из этого информационное пространство можно определить как сложное системное явление, эффективным методом изучения которого, безусловно, является системный подход.
     Понятие «информационное пространство» объединяет два термина: «пространство» и «информация». В философской литературе категория «пространство» является одной из наиболее разработанных. Пространство и время – формы бытия материи. Пространство характеризуется такими свойствами как протяженность, структурность, сосуществование и взаимодействие элементов во всех материальных системах [19]. Следовательно, это понятие используется для обозначения протяженных, структурированных и, что особенно важно, – каким-либо образом скоординированных, т. е. взаимодействующих объектов бытия. Эти атрибутивные свойства наследуются не только физическим, но и любым другим видом пространства.
     «Кроме возможности быть заполненным, пространство не имеет никакого другого свойства; если же абстрагироваться от установления отдельного места и его наполнения, оно есть пустое и мертвое ничто» [7]. В рассматриваемом нами случае пространство предполагает информационное наполнение. Понятие «информация» – это субстрат всех информационных явлений. Но пока именно с неясной трактовкой данного понятия связана сложность их определения.
     От информационного субстрата информационное пространство наследует множество свойств. Рассмотрим лишь те из них, которые воспроизводятся в библиотеке. Информации свойственны «нетленность, рост во времени и распространение в пространстве» [11]. Свойство мобильности, т. е. распространение в пространстве, является для информационного пространства системообразующим фактором, рост во времени обусловил все большую сложность в его развитии и одновременно, в соответствии со вторым законом диалектики, при увеличении количества способствует появлению новых качеств.
     Очень часто информация трактуется как организованность, для которой существует заранее заготовленные места и способы употребления в системах деятельности» [11]. В силу этого одним из главных свойств информационного пространства можно считать его структурированность. Структурированность и отражательность тесно связаны с модальностью информации. Отражать в сознании что-либо можно, если происходит упорядочение мира (материи) по каким-либо основаниям признакам. Таким образом, отражать в сознании – это значит моделировать. Отражательная сущность информации позволяет определить ее и как метод связи человека с окружающей средой и как первый этап адаптации человека к среде обитания и (или) ее дальнейшего преобразования через деятельность. Информация, как один из методов связи, порождает такое атрибутивное свойство, как коммуникативность. Передавать информацию можно только при появлении у нее материальной формы – звука, жеста, знака. Информационное пространство возникает только в процессе коммуникации и является ее результатом. Информация как элемент деятельности, обладает такими сущностными свойствами, как вспомогательность и инструментальность. Человек создает информационные модели выборочно, отражая только те явления, которые имеют для него ценность. Таким свойством как выборочность отражения мира субъектом объясняется еще два атрибутивных свойства информации – ее селективность и оценочность.
     Со свойством модельности неразрывно связано и свойство номинативности. Нельзя создать модель, не называя ее объекты и явления или их характеристики. Так, древние египтяне считали, что вещь, не имеющая названия, не существует. Процесс создания номенов объясняет и такое свойство информации как редупликация. Это свойство обусловило появление вторичных информационных продуктов и вторичного уровня информационного пространства, без него невозможно обеспечить его целостность. Оно создано человеком, является материально-духовным конструктом, и, значит, информационное пространство можно рассматривать с точки зрения деятельностного подхода. Согласно этому подходу объединение всех компонентов деятельности возможно только с помощью цели. Цель всегда формируется вне системы – системой более высокого ранга. Несомненно, цель информационного пространства – создание среды обитания человека, наполненной информацией, доступной для него в процессе универсума человеческой деятельности (УЧД) и используемой для УЧД [15]. Таким образом, объективность возникновения информационного пространства связана с обязательной информационной составляющей любой деятельности. И потому чем больше усложняется УЧД, тем сложнее и разнообразнее явления (объекты), расположенные в определенном пространстве. Естественно, что информация проявляет свои родовые свойства в информационных явлениях, она объективный фактор их многообразия.

Стадии развития информационного пространства

     В процессе своего генезиса информационное пространство проходит несколько стадий. Оно является результатом развития фазы сохранения и фазы передачи информации. В племенном и родовом общественном строе, до появления письменности, функции сохранения взаимосвязей между объектами информационного пространства в значительной степени выполняли устные эпические повествования. Затем субъективность и ненадежность устной коммуникации была уменьшена при облачении информации в знаковую форму. Фиксирование знаков на материальном носителе обусловило появление документа. Таким образом, возникла возможность более успешно преодолевать пространство. Протяженность информационного пространства теперь могла измеряться возможностями географического распространения (транспортировки) документа. С появлением и использованием документа оно становится более осязаемым (материальным), объективированным.
     Сложность формирования общественного информационного пространства была связана с дискретностью обоих компонентов инфопроцесса. Документ как законченный квант информации дискретен, но лишь относительно. «Фактически он представляет собой продолжение или следствие предыдущего документа и одновременно служит источником, причиной создания последующего документа» [17]. Очевидна дискретность информационных сообщений, знаков и документов, но и потребители информации – индивиды – тоже дискретны и неоднородны в силу различий их информационных тезаурусов. Непрерывность обеспечивалась коммуникационным процессом общения людей. Так, в информационном пространстве проявляется атрибутивное свойство любого пространства – протяженность, единство прерывного и непрерывного. Рассеянность информации, дискретность информационного пространства, коммуникативность, ведущая к тиражированию информации, стали условиями прочности этого пространства. Исчезновение информации (вместе с ее носителем) в одной точке, благодаря перемещению и тиражированию, сохраняет ее в другой точке. Первое информационное пространство, которое мы можем воспроизвести только в абстракции, было относительно единым, так как оно состояло из информационного тезауруса индивида. Одинаковые (близкие) условия существования первых людей определяли общность их информационных тезаурусов и закладывали общее (но не единое) информационное пространство. Неоднородность пространства объективна в силу субъективности его создателей.
     Информационное пространство социума создается деятельностью всех документальных институтов. Мы можем рассматривать его как совокупность взаимодействующих информационных процессов и систем. Центры генерации, хранения и распространения информации стали обязательным элементом во всех областях деятельности общества – в управлении, производстве, обороне, экологии, природопользовании в социальной сфере. Надежность функционирования этих центров надо было обеспечить не только организационно, но и технически. Развертывание информационного пространства, стремление обеспечить его непрерывность на каждом этапе развития включало в систему коммуникаций новейшие средства тиражирования и транспортировки информации в формах, доступных тому или иному этапу материально-технического развития. Техническое оснащение современной фазы сохранения и передачи информации поистине революционно. Сегодня средства связи, телекоммуникации и компьютерные технологии обеспечивают такую скорость прохождения инфоквантов, что временной фактор перестал быть сдерживающим при ее распространении. Мгновенность передачи информации изменяет масштабы событий, и в обществе появляются предпосылки создания единого, фактически безграничного пространства, возможности которого сегодня демонстрирует Интернет.
     В силу особой системной сложности единство информационного пространства не может складываться стихийно. Необходимы согласованные скоординированные действия всех участников, большую роль при этом играет правовое обеспечение информационных процессов. Единое пространство можно представить и как информационную модель жизнедеятельности социума, отражающую связи между различными объектами территории и позволяющую оперировать их информационными аналогами на основе (гарантированных) правовых норм с использованием совместимых технических и технологических средств коммуникации. Во всех составляющих его элементах, на всех этапах развития, государственная поддержка прогрессивных тенденций всегда являлась и является решающим фактором.
     Создание единого информационного пространства – сложнейший интегративный процесс. По-видимому, полное единение всех его субъектов, всех его ресурсов – это труднодостижимый идеал, приближение к которому может быть целенаправленным, последовательным и достаточно длительным. Соединить эти разрозненные элементы станет возможным только благодаря целенаправленным действиям всех его участников. Таким образом, информационное пространство имеет ярко выраженный социальный аспект и может трактоваться как сфера отношений людей и их общностей по поводу информации.
     Попытки дать определение понятию «информационное пространство» предпринимались неоднократно. Не избежали и мы этого искушения. Рассматривая информационные ресурсы как важнейший элемент, мы предлагаем следующую дефиницию: информационное пространство – это исторически сформировавшаяся, обеспеченная правовыми гарантиями и средствами связи, обеспечивающая наибольшую меру доступности для потребителя форма скоординированных и структурированных, территориально близких и удаленных информационных ресурсов, кумулирующих результаты коммуникационной деятельности людей.

Субстратные свойства информационного пространства и библиотека

     В процессе саморазвития одного из исходных появлением элементов – «Документа», система документальных коммуникаций, а вслед за ней и информационное пространство, подразделяется на ряд подсистем [18]. Соответственно теме нашего исследования наибольший интерес представляет изучение одного из его компонентов – библиотеки, возникновение которой обусловлено развитием фазы хранения информации, т. е. документа. Библиотека – эта точка, где насыщенность пространства информацией или информационная плотность была наиболее велика. Следующий этап развития – организация библиотек- читален – соединила в библиотеке две фазы: хранения и передачи информации через хранение и передачу документа.
     Используя в качестве инструмента методологию системного подхода и опираясь на ряд его основополагающих взаимосвязанных и взаимообусловленных принципов, выясним:

  • что библиотека сохранила в себе от исходных, генетически первоначальных уровней информационной коммуникации;
  • как в ней модифицируются элементы информационного пространства;
  • как библиотека проявляет себя в качестве компонента современного информационного пространства, какие специфические функции есть у нее по сравнению с другими документальными институтами;
  • как видоизменяются функции библиотеки под влиянием изменения макросистемы, т. е. информационного пространства;
  • в каком направлении идет развитие библиотеки.

     С точки зрения объективной характеристики пространства – протяженности – традиционная библиотека имеет территориальное ограничение в рамках ее площади и радиуса обслуживания. Возможности его расширения у библиотеки, оснащенной средствами связи, фактически зависят от уровня ее технической инфраструктуры. Для библиотеки характерна дискретность документов и их взаимосвязей в потоках и массивах, дискретность читателей, их информационных тезаурусов и их информационных потребностей. Дискретность потребителя и его информационных потребностей существует одновременно с перманентностью возникновения информационных потребностей. Это обусловливает прерывистость их удовлетворения и непрерывность существования процесса обслуживания читателей. Так проявляется протяженность, прерывность и непрерывность библиотеки в пространстве и времени.

Сущностная и прикладные функции библиотеки

     Общесистемный принцип внешнего дополнения действует в информационном пространстве и в отношении библиотеки.
     Согласно этому принципу, существует взаимозависимость и взаимодействие элемента и системы, системы и среды ее существования. «Общеизвестна взаимозависимость системы и среды, с которой система взаимодействует и внутри которой существует. ... Более широкая система формирует цель данной системы и оценивает степень ее достижения [13]. Исходя из принципа внешнего дополнения и опираясь на определение библиотеки в качестве одного из элементов информационного пространства, мы можем сказать, что цели существования библиотеки задаются именно данным пространством.
     Библиотеку, с точки зрения системного подхода, можно рассматривать и как самостоятельную целостную систему, стремящуюся к определенной цели. Именно такого подхода придерживается Ю.Н. Столяров: «Библиотека – система целеполагающая, целеустремленная, целенаправленная» [16]. Цель на каждом этапе развития «конкретизируется применительно к усложняющимся условиям общественного развития. Но достижение цели происходит, естественно, не само собой. Требуется постоянное всесторонне системное изучение непрерывно меняющейся внешней среды. Цель – один из важных системообразующих факторов, вот почему так важно определить ее точно и своевременно... От целей, ставящихся перед системой, зависит также классификация функций, выполняемых ею, типология библиотек, конкретное содержание и формы их работы и т. д.» [16]. Таким образом, целевой подход к библиотеке опирается на анализ среды ее обитания и тесно связан с определением ее социальных функций.
     В библиотековедении принято понимание функции как средства адаптации элемента к системе более высокого порядка. Дискуссии о социальных функциях библиотеки время от времени возобновляются, и в этом проявляется еще один принцип системного подхода – принцип множественности описания сложных явлений. Для возобновления дискуссий в настоящее время есть две причины:

  • распространение понимания библиотеки как явления информационного и документального;
  • библиотеки «переживают переходный период, сравнимый, наверное, с периодом возникновения и началом развития книгопечатания» [3].

     Дискуссионность вопроса связана и с тем, что при его рассмотрении переплелись подходы к библиотеке как к элементу собственно информационной системы и как к элементу, непосредственно включенному в ту или иную сферу (отрасль) человеческой деятельности. Рассмотрение библиотеки в качестве элемента УЧД можно определить как широкий или инструментальный подход, и в этом случае на библиотеку переносятся функции отрасли (ведомства), которую она обслуживает. Однако подход можно и сузить, и тогда встанет задача выявления ее функций в системе документальных коммуникаций. Мы дифференцируем эти подходы и рассмотрим функции библиотеки с обеих точек зрения.
     В зависимости от целей исследования функции библиотеки могут быть объединены в различные группы. «Функции бывают внутренними, системообразующими и внешними…, внешние функции определяются как социальные» [1]. На данном этапе нашего исследования основное внимание сосредоточим на внешних, или социальных, функциях потому, что «внешние функции являются реакцией библиотеки на потребности общества, способом взаимодействия с внешней средой, в процессе которого и проявляется ее сущность» [9]. Функционально-целевое назначение библиотеки формировалось в инфопроцессе в фазах сохранения и передачи информации. Системный характер социальных, экономических, интеллектуальных процессов, протекающих в обществе, несомненно, имеет информационный аспект. Информационная деятельность и ее институты зародились как компоненты других видов деятельности. Цивилизация способствует ее дифференциации и приучает человека к плановым, упорядоченным совместным действиям [7]. Совместная деятельность требует коммуникаций, и человечество создает их.
     Общеизвестно, что информационные коммуникации являются наиважнейшими для развития общества, они зеркально повторяют дифференциацию сфер деятельности человека. Так, существует деление информации (основы коммуникации) на личную, массовую и специальную. Соответственно этой структуре информации существуют и личные, корпоративные (для определенных общностей людей) и общие (для всех) документальные институты. Единство информационного пространства может быть обеспечено при наличии связей между ними. Наименее исследованы связи между разными документальными институтами, а также между личными и общественными библиотеками. Каждая из сфер и отраслей деятельности формирует свою собственную информационную систему (пространство). Все области информационных коммуникаций имеют статус обслуживающих, инструментальных по отношению к базовым, обслуживаемым отраслям.
     Наиболее зримо подчиненность информационной системы различным отраслям научной и производственной деятельности мы наблюдаем в организационной структуре ГСНТИ, структура которой идентична структуре управления народным хозяйством. В рамках отраслевых информационных систем действует несколько различных учреждений, в которых, в большинстве случаев, есть и библиотека. Таким образом, библиотеку вполне правомерно рассматривать как инструмент разных видов деятельности, и на этой основе можно выводить ее социальное назначение. Для каждой конкретной библиотеки содержание деятельности определяется через подчиненность ее работы информационным потребностям читателей. Библиотека, как всякая информационная система, – это информационная модель отрасли (сферы) или различных структур социума. Любая из сфер деятельности не могла существовать без устной коммуникации, но со временем она неизбежно формировала документальную коммуникацию. Связи библиотеки со всеми сферами общественной жизни привнесены ее исходным элементом – «Документом». «При правильном и полном понимании подлинного статуса документа мы выйдем на обоснование закона документного сопровождения и обеспечения любого социального процесса и института» [18].
     Уровень развитости специализированных документальных коммуникаций во многом зависит от понимания обществом значимости различных сфер деятельности. Так, в прошлом, в условиях индустриального советского общества, приоритеты отдавались развитию информационных коммуникаций, связанных с наукой и рядом отраслей материального производства. В современной России более развита специальная библиотечная сеть, обслуживающая информационные потребности профессиональных работников тяжелой промышленности и строительства, и менее развиты библиотеки, предназначенные специалистам, работающим в сельском хозяйстве, легкой и пищевой промышленности, в торговле, в социальной сфере. Сегодня большинство субъектов материальной сферы производства и торговли, в силу их хозяйственной и финансовой самостоятельности в условиях рынка, преодолевают издержки советского этапа развития информационных коммуникаций, вкладывая значительные средства в создание собственных информационных структур, формируя собственное (деловое) информационное пространство, основанное на новых современных технологиях. В учреждениях социальной сферы материальных и финансовых возможностей неизмеримо меньше, а внедрение новых технологий требует значительных инвестиций, отсюда информационная компонента этих отраслей развивается гораздо медленнее. В значительной степени информационное обеспечение социальной сферы по-прежнему опирается на работу универсальных библиотек, так как сеть соответствующих специальных библиотек сосредоточена только в крупных городах с развитой информационной инфраструктурой.
     Социальная сфера может рассматриваться как сфера профессиональной деятельности учителей, врачей, юристов и других специалистов. Но возникла она как сфера, необходимая каждому индивиду, и ее основное назначение – обеспечение жизнедеятельности людей. Для специалистов этой сферы информационная составляющая, а вслед за ней и библиотеки имеют отраслевую дифференциацию. Возможно деление по отраслевому признаку и непрофессиональной информации, используемой в социальной сфере. Однако в этом случае для подразделения чаще используется признак цели обращения к информации: учебная, бытовая, досуговая, пропагандистская и т. д. Со временем информационные коммуникации, порожденные непрофессиональной деятельностью, тоже стали подразделяться, особенно явственно это прослеживается в дифференциации средств массовой коммуникации и печатных, и электронных. Определенная дифференциация проявилась и среди библиотек, обслуживающих непрофессиональные информационные потребности читателей. Так, существуют библиотеки учебные, клубные, партийные. Но чаще весь комплекс непрофессиональной деятельности индивида или социума информационно обеспечивает общедоступная муниципальная (массовая, публичная)библиотека.
     Итак, в соответствии с целями создания и функционирования библиотек, а также характером информационного субстрата, их породившего, функции библиотек могут быть самые разные: научные, производственные, пропагандистские, образовательные, социализирующие, досуговые и др. «Прикладные социальные функции» – обобщенно назвал их Р.С. Мотульский [9].
     В первых работах, посвященных социальным функциям библиотек, превалировал инструментальный подход. Более быстрое осознание образовательной, идеологической, научно-информационной их функций было связано с обязательной идеологизацией гуманитарной сферы, характерной для советского времени. В тот период библиотеки рассматривали в качестве ведомственного учреждения сферы науки, культуры и образования.
     В определениях библиотеки, существовавших в доперестроечные времена, приоритетность функций (идеологических, культурно-просветительных, научно-информационных) демонстрируется субъективность ее создателя – максимально идеологизированного тоталитарного советского государства. В ГОСТ 7.0—99 «Информационно-библиотечная деятельность. Библиография. Термины и определения» библиотека представлена как «информационное, культурное, образовательное учреждение, располагающее организованным фондом документов и предоставляющее их во временное пользование абонентам, а также осуществляющее другие библиотечные услуги» [2].
     Изменение определений и смена приоритетов в перечислении функций библиотеки вызвана деформацией (реформированием) сферы социальных отношений и объясняет новое отношение (понимание) общества к ней, в первую очередь как к информационному феномену. Субъективные характеристики тезауруса – создателя специализированного информационного пространства (индивида или социума) – неизбежно проявляются при создании библиотеки. В конкретной библиотеке они отражаются в выборе (оценке) скомплектованных источников информации. Наиболее ярко это демонстрируют личные книжные собрания. В общественных библиотеках выборочность информации, основанная на специфической оценке учредителя, задается их типом, который концентрирует «заказ» общества (социума или его части) на ту или иную информацию.
     История библиотек как одних из наиболее древних информационных институтов показывает, как их развитие происходило одновременно с дифференциацией социальных структур. Сегодня общество приходит к пониманию, что информационные ресурсы – часть культурного наследия страны, а информация – основополагающий фактор развития общества в целом и его структурных образований (общностей).
     В дискуссиях о библиотеке, проходившей в середине 1970-х гг., библиотека определяется как открытая информационная система. Известно, что «открытая система и сама воздействует на внешнюю среду (свойство активности) и преобразует ее соответственно собственной природе. Происходит это потому, что она в свою очередь является элементом некоторой более общей системы, функционирует в этом качестве и имеет связи с другими элементами» [16]. Открытость библиотеки, субстратные свойства информации (оценочность, вспомогательность, инструментальность и др.), собранной в ней в виде документов, определяют, во-первых, возможности библиотеки в управлении процессом коммуникации между Документом – Потребителем (Д—П), во-вторых, возможности влияния библиотеки на формирование информационных потребностей и сознание индивида. Библиотека и удовлетворяет, и формирует эти потребности. Именно данное обстоятельство всегда определяло внимание к ней со стороны всех структур, заинтересованных во влиянии на сознание людей. Среди таких заинтересованных лиц, в первую очередь, надо назвать органы государственной власти.
     В настоящее время библиотеки – неотъемлемый элемент всех социальных программ, они способствуют решению или разрешают сами некоторые современные проблемы. Связано это с тем, что многие государственные и социальные проблемы имеют информационное преломление (звучание). Поэтому, например, в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации среди серьезных опасностей, грозящих духовной сфере, называется ухудшение состояние библиотек [5]. Различные типы библиотек своими специфическими методами, вытекающими из их общественного назначения (социальных функций) и возможностей, способствуют разрешению проблем государственной национальной безопасности, сглаживанию остроты социального неравенства, обеспечивают помощь в защите прав человека, противодействуют массированному отрицательному воздействию СМИ на человеческое сознание, защищая его от нивелировки. Библиотеки могут влиять на конструктивное разрешение проблем, вызванных процессами регионализации и глобализации.
     В последние годы наметилось противопоставление инструментального, информационного и культурологического подходов к библиотеке как социальному институту. Такое противопоставление нам кажется надуманным, связанным с достаточно узкой трактовкой термина «культура». Более близка нам позиция М.Я. Дворкиной, которая рассматривает информационное (а значит, и библиотечное), «как феномен культуры и коммуникации, как механизм доступа пользователей к информации и распространения знаний» [3]. Конечно, в будущем общество должно предоставить индивиду или определенной части социума гармоничные коммуникации, которые вместе с образным мышлением станут условием формирования высших культур. Именно таким путем идет развитие цивилизации. Вряд ли можно утверждать, что библиотека играет решающую роль в усвоении информации, во введении человека в «культуротворчество» [8]. Это делает информация, заключенная в документе. Культуротворчество возможно, если библиотека перешагивает документальные коммуникации и берет на себя роли других коммуникационных институтов: образования, досуга и т. д. Мы солидарны с М.Я. Дворкиной, что философия доступности информации и идеалы просветительства в библиотечном контексте фактически не имеют различий [4]. Отсюда следует, что и в социокультурном аспекте у библиотеки главной (сущностной) функцией остается коммуникационная, т. е. организатора «встречи» Документа и Потребителя.
     В процессе структурно-функционального подхода Ю.Н. Столяров определил библиотеку как «структурное четвероединство»: документа, абонента, персонала (библиотекаря) и материально-технической базы» [16]. Таким образом, библиотека изначально была сложной системой.
     Итак, мы выяснили, что генезис информационного пространства включает несколько этапов (стадий, ступеней). Дифференциация этапов может быть проведена, исходя из изменений взаимосвязи информации и потребителя. Эти изменения можно представить следующим образом: устная информация – потребитель; фиксированная информация (знак, документ) – потребитель; документ – посредник – потребитель. В качестве информационных посредников в истории человеческой цивилизации выступило несколько общественных институтов, библиотека лишь один из них.

     Список использованной литературы

  1. ГОСТ 7.0—99 (ИСО 5127-1—83.) Информационно-библиотечная деятельность, библиография. Термины и определения: Взамен ГОСТ 7.0—84, ГОСТ 7.26—80: Введ.01.07.2000. – Мн.: Изд-во стандартов, 1999. – 23с. – (Межгосудар. стандарт. Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу).
  2. Анилина М.И. Философия современной библиотеки / М.И. Акилина // Библиотековедение. – 1996. – №4/5. – С. 91—100.
  3. Дворкина М.Я. Библиотечное обслуживание: Новая реальность: Лекции / М.Я. Дворкина. – М.: Изд-во МГУКИ; ИПО «Профиздат», 2000. – 46 с.
  4. Она же. Некоторые стереотипы библиотечного сознания / М.Я. Дворкина // Профессиональное сознание библиотекарей. Необходимость перемен в переходный период (Материалы семинара 3—4 мая 1993, Москва). – М., 1994. – С. 14—18.
  5. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. – М.: Междунар. изд-во «Информациология», 2000. – 48 с. [или Рос. газета, 2000, 28 сент.]
  6. Информационное пространство России и государственная политика // Университетская книга. – 1997. – №12. – С. 4–5.
  7. Краткая философская энциклопедия – М.: Изд. гр. «Прогресс-Энциклопедия», 1994. – 576 с.
  8. Матлина С.Г. Заметки на полях «Философских статей» в журнале «Библиотековедение» / С.Г. Матлина // Библиотековедение. – 1996. – № 4/5. – С. 101 – 110. Мерсадыкова Т. Единое информационное пространство. Утопия. Ч. 1, 2 / Т. Мерсадыкова. – Режим доступа: http:// www. russ. ru./netcult/20020605/html
  9. Мотулъский Р.С. Библиотека как социальный институт / Р.С. Мотульский, Бел. гос. ун-т культуры. – Мн., 2002. – 374 с.
  10. Нисневич ЮЛ. Системно-методологические основы государственной информационной политики / Ю.А. Нисневич // Научно-техническая информация. – Сер. 1. – 2001. – № 3. – С. 1–9.
  11. Рац М.В. Книга в «информационном обществе»: о чем речь? Взгляд методолога / М.В. Рац // Общество и книга: от Гутенберга до Интернета. – М.: Традиция, 2000. – С. 82–91.
  12. Силин А.Л. Живое в концепции информационных отображений / А.А. Силин // Философские науки. – 1998. – № 2. – С. 118–135.
  13. Системный анализ и основы биосферного мышления: Избран, тр. / Под ред. Р.П. Чапцова / Международный центр интеллектуального развития. Регион. Урал, отд-ние Международной академии информатизации. – Челябинск, 1994. – 136 с.
  14. Сладкова О.Б. Категория времени в социальной технологии мониторинга / О.Б. Сладкова // Научно-техническая информация. – Сер. 1. – 2000. – №3. – С. 1–6.
  15. Сляднева Н.А. Библиография в системе Универсума человеческой деятельности: Опыт системно-деятельностного анализа / Н.А. Сляднева. – М., 1993.– 227с.
  16. Столяров Ю.Н. Библиотека: структурно-функциональный подход / Ю.Н. Столяров. – М.: Книга, 1981. – 255с.
  17. Он же. Онтологический и метонимический смыслы понятий информации / Ю.Н. Столяров // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества. Тр. 8-й Междунар. конф. «Крым-2001». – Судак, 2001. – Т. 1.– С. 277—281.
  18. Он же. Онтологический статус документа и его практическое значение для библиотек / Ю.Н. Столяров // Библиотековедение. – 1999. – № 4. – С. 50 – 59. Он же. Что такое библиотека? (о ее сущности и исходных функциях) / Ю.Н. Столяров // Библиотековедение. – 1999. – № 7/12. – С. 20—33.
  19. Философский энциклопедический словарь. – 2-е изд. – М.: Сов. энцикл., 1989.

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи