Library.Ru {3.1} События. Факты. Личности

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Мир библиотек События. Факты. Личности История

 БИБЛИОТЕКИ XX ВЕКА


И.В. Цветаев
И.В. Цветаев

     В конце XIX в. – начале XX в. в библиотеке Румянцевского музея (ныне РГБ) открывается, а затем расширяется читальный зал, газовое освещение в нем сменяется электрическим. Однако мест, да и комфорта, по-прежнему не хватает. В 1909 г. группа музейных работников во главе с директором Музея И.В. Цветаевым обратилась к российскому обществу с воззванием о сборе средств на постройку нового читального зала: «Пусть общество вспомнит о национальной гордости нашей, о драгоценнейшем достоянии – Библиотеке Румянцевского музея, собранной столетними усилиями из частных пожертвований… Музей и его библиотека целиком выросли на частную инициативу. Неужели русское общество и теперь не протянет руку помощи Музею, не вспомнит о наболевшей нужде своих детей, ищущих книгу в его читальном зале?» Средства были собраны, но их оказалось мало. Только в 1915 г. в Пашковом доме была проведена реконструкция и открыт новый, очень красивый читальный зал на 300 мест. О нем писали все московские газеты и журналы, зал фотографировали, писали с него картины. Много десятилетий он был Главным читальным залом уже Ленинской библиотеки.
 
     В 1909 г. в Китае был принят закон о работе библиотек. Первый пункт этого документа гласил: «Библиотеки строятся для сохранения национального духа, воспитания людей с незаурядными способностями, подготовки крупных ученых, специалистов, исследователей, лиц, постигающих ремесло. Ими пользуются студенты и образованные лица. Целью является широкий сбор материала, предоставление его желающим». В 1915 г. опубликованы регламенты, согласно которым каждая провинция и каждый уезд должны были построить народную библиотеку, обслуживающую читателей бесплатно. Первая такая библиотека была открыта в Пекине, в ней был и специальный зал для детей. Село обслуживалось с помощью передвижек. Такие выездные библиотеки работали также в чайных, гостиницах, на базарах и даже в купальнях. Особое внимание уделялось обслуживанию женщин, которые первоначально не имели права сидеть в одном зале с мужчинами.
 
     Первой французской библиотекой, созданной в соответствии с принципами публичной библиотеки, стала «Библиотека веселого часа» в Латинском квартале Парижа, открытая в 1924 г.
 
     В 1920–30 гг. начинают активно развиваться специальные библиотеки, собирающие материалы по отдельным отраслям знаний. Появляется (особенно в США) все больше библиотек промышленных предприятий, исследовательских учреждений и фирм.
 
     Особенно смелой и прогрессивной по архитектурному решению стала Городская библиотека в Выборге (тогда это была территория Финляндии), построенная по проекту известного финского архитектора Алвара Аалто и открытая в 1935 г. По концепции Аалто, это здание предназначено для публичной библиотеки и только для библиотеки. Помещений для хранения не было, поскольку практически вся литература должна была быть представлена в открытом доступе. И расстановка книг определялась тем, что читатель среднего роста мог доставать их с полок рукой без усилий. Архитектор организовал среду, максимально комфортную для человека, причем, не абстрактного, а живущего на Севере. Специальное внимание уделялось правильному освещению залов, дополнительный свет шел сверху, как и тепло от труб парового отопления, проложенных по потолку. В зале для мероприятий не были нужны микрофоны, поскольку он спроектирован так, что любой звук воспринимался человеческим ухом. Для постройки и отделки здания использовались только природные материалы.
     В советские времена внутренняя планировка библиотеки до неузнаваемости изменилась, поскольку обслуживание определялось совершенно другой концепцией. Ликвидирован открытый доступ, исчезли зоны для отдыха сотрудников, появились хранилища.
     В 1995 г. библиотека включена в Перечень памятников Федерального значения. В 1994 г. здесь началась реставрация.
 
     В 1918 г. в революционной России начинается процесс национализации библиотек. По масштабам он был не сопоставим с чем бы то ни было в истории библиотек. Реквизиции подлежали библиотеки всех учреждений, а также личные библиотеки объемам свыше 500 (а в некоторых регионах – свыше 100) книг. Даже выдача тому или иному владельцу охранной грамоты от властей не исключала последующего изъятия его коллекции. Согласно инструкции, была установлена норма библиотеки ученого – не более 2 тыс. книг. Идеологом кампании по национализации была Н.К. Крупская.
 
     С самого основания библиотека Румянцевского музея – одна из немногих в России – имела право хранить материалы, запрещенные цензурой. В 1920–1930-е гг. это право обернулось новой стороной: в библиотеке создается секретный отдел, доступ к фондам которого чрезвычайно ограничен. Как ни парадоксально, но благодаря этому в период идеологических чисток и репрессий были сохранены некоторые уникальные издания.
 
     Книжные собрания Государственной Думы, Духовной академии, других учреждений получила Публичная (бывшая Императорская) библиотека. На основе национализированных коллекций в Москве были созданы Библиотека социалистической академии (теперь это библиотека ИНИОН), Государственная научно-техническая и экономическая (впоследствии переведена в Новосибирск – ныне библиотека Сибирского отделения РАН), Неофилологическая (ныне Всероссийская библиотека иностранной литературы). Подобным же образом возникли и некоторые научные региональные библиотеки (например, Вологодская). Многие книги и целые коллекции были проданы за рубеж.
 
     В 1923 г. выходит инструкция о пересмотре фондов библиотек, подписанная Крупской. Многие книги переводятся в спецхран. Нередко «вредная» литература просто уничтожалась.
 
     В нацистской Германии библиотеки стали объектом мощного давления со стороны государства. Комплектование, обслуживание, научная деятельность, – все было подчинено жесткой идеологии. Резко ограничивался международный книгообмен. Приобретение книг должно было определяться «народными взглядами при максимальном сокращении иностранной литературы и акценте на ценных, немецких по духу произведениях». При чистках фондов изымались социал-демократические, профсоюзные издания, книги «духовно и расово чуждых» авторов. Изъятые издания оставались – и то не всегда – лишь в единственном экземпляре в спецхранах крупнейших научных библиотек. Чтобы получить билет читатель-иностранец должен был доказать свое арийское происхождение. Были проведены расовые чистки персонала.
 
     Есть мнение, что провал в распространении нацистской идеологии в Германии связан в определенной степени с тем, что в этой стране оказались слабыми именно «народные», публичные библиотеки. Они не охватывали всей страны и не были в целом столь мощными, как в СССР. Нацисты не смогли подчинить их себе и использовать для распространения своих идей.
 
     В США в период экономической депрессии в начале 30-х годов библиотеки превратились в своеобразные центры психологической реабилитации обездоленных людей, вселения в них надежд на лучшее будущее. И президент Франклин Делано Рузвельт лично следил за принятием мер по расширению помещений и продлению часов работы читальных залов.
 
     Огромный взлет читательских потребностей произошел в СССР во время Великой Отечественной войны. На железнодорожных вокзалах были открыты сотни агитпунктов, основу которых составляли комплекты книг, брошюр и периодических изданий; ряд московских библиотек организовал передвижки даже на станциях метро, и люди, находившиеся здесь во время бомбежек, могли читать и читали.

Британская библиотека в Лондоне
Британская библиотека
в Лондоне

     В 50-х гг. кто-то предложил английскому правительству назначить определенный день, в который все уважающие себя жители Англии были бы обязаны вернуть все взятые когда-то и с тех пор завалявшиеся книги их законным владельцам – как библиотекам, так и частным лицам. Почта заявила, что готова отправлять эти книжные посылки за полцены. Однако идея так и не была реализована.
 
     Сегодня люди ходят в российские библиотеки отнюдь не только потому, что они бедны и не в состоянии купить книгу или подписаться на журнал, газету. Богатые тоже ходят в библиотеки, потому что купить нужную книгу часто невозможно. Книжного голода нет лишь в российских столицах и некоторых крупных городах. В книжные магазины многих регионов не попадает большинство (иногда – до 90%) новых изданий.
 
     Во всем мире дети, подростки, юношество составляют большую часть посетителей публичных библиотек. Они учатся в школах, лицеях, колледжах, университетах – и чаще всего их обращение в библиотеку связано с выполнением учебных заданий. Но в России эта ситуация превратилась в критическую, поскольку учебные библиотеки не в состоянии обеспечивать молодых людей необходимыми материалами и потоки учащихся хлынули в публичные библиотеки, зачастую поглощая все их ресурсы. Судя по некоторым статистическим данным, из четырех россиян лишь один записан в библиотеку, из четырех учащихся россиян – трое.
 
     Сегодня российская учащаяся молодежь, прежде всего студенты, переполнила не только публичные, но и некоторые научные библиотеки. При этом многие юноши и девушки не подготовлены к работе в большой серьезной библиотеке. Они не представляют, как искать и выбирать нужные материалы, не могут четко сформулировать свой запрос, не умеют пользоваться каталогами. Библиотекари, привыкшие к другим посетителям – солидным ученым, преподавателям, аспирантам – тоже не готовы к работе с новой, чужой для них, часто шумной публикой. Совсем другие традиции, например, в США. Там один из первых курсов для ставших студентами – «Как пользоваться университетской библиотекой», ведь работа в библиотеке – необходимая часть учебного плана.
 

Центральная публичная библиотека г. Финикса, США
Центральная публичная библиотека
г. Финикса, США

     Библиотекари США сегодня часто говорят о «культурных войнах» в своих публичных библиотеках. Какие книги покупать, какие журналы выписывать? Что должно быть представлено читателям в открытом доступе? Эти проблемы прямо выходят на взгляды и интересы различных групп – социальных, этнических, религиозных, придерживающихся различных политических взглядов, различных моральных и культурных ценностей. В разных библиотеках эти вопросы могут решаться по-разному, но эксперты-профессионалы рекомендует иметь лучшие материалы, отражающие противоположные точки зрения и стараться удовлетворять запросы потенциальных читателей из всех групп населения, даже если эти группы не симпатичны самим библиотекарям.
 
     Оперативное предоставление точной информации становится все более важной функцией библиотеки. Например, на Западе прогресс в библиотечном деле и направления его развития во многом определяют библиотеки банков, поскольку именно банковским служащим такая информация нужна в наибольшей степени.
 
     В последнее время библиотеки (в том числе и российские) сталкиваются с новыми правовыми проблемами, связанными с развитием электронных информационных ресурсов и Интернет. С одной стороны, речь идет о защите интеллектуальной собственности и авторского права, с другой – о доступности информации. По мере продвижения к информационному обществу эти проблемы будут нарастать.
 
     Отвечая на вопрос о возможностях конкуренции традиционных библиотек с электронными, владелец самой знаменитой электронной библиотеки Максим Мошков утверждает: «Несмотря на быстрый рост, в России к сети подключено 2% населения – через несколько лет будет 5%. Стало быть, говорить о том, что книги в Сети отбивают читателей у книг на бумаге, пока не приходится. Вообще не ходят в Интернет 95% читателей. Из имеющих доступ, на мой взгляд, примерно столько же предпочтут читать бумажную книжку – я и сам читаю их только на бумаге». «Есть масса случаев, – замечает он, – когда книги нет нигде (весь тираж распродан, библиотека сгорела или брошена при переезде), а прочитать книгу хочется либо цитата нужна – для таких случаев электронная библиотека идеальна. Иными словами, это очень удобное средство для хранения – и не самое удобное для чтения».
 

Национальная библиотека в Мадриде
Национальная библиотека
в Мадриде

 
Венгерская национальная библиотека
Венгерская национальная
библиотека

     В конце ХХ в. национальные библиотеки многих стран мира – Великобритании, Дании, Китая, России, Франции, Эстонии и ряда других переехали в новые здания. Некоторые расширили свои площади или освоили новые – в том числе и подземные. Это связано с расширением масштабов и форм обслуживания, с возникновением и развитием новых функций.
 
     Библиотекари сегодня все чаще наряду с традиционными терминами «читатель» и «посетитель» употребляют термин «пользователь», «user». Они говорят, что человек не обязательно приходит в библиотеку за книгами и журналами – он может получить здесь аудио- и видеокассеты, CD-ROMы, выйти в Интернет. И собственно приходить сюда ему не обязательно – информацию он может получить по телефону, факсу или через тот же Интернет.
 
     Во Франции с начала 80-х гг. вообще отказались от понятия «библиотека» по отношению к публичным библиотекам. Он заменен термином «медиатека». Согласно этой концепции, публичная библиотека не перестала существовать, но она модернизирована, сориентирована на использование электронной техники и работу с электронными и другими нетрадиционными документами. Она предлагает населению новые услуги, контролируя таким образом необратимые процессы, связанные с информатизацией, с падением интереса к книге в ее традиционной форме и к чтению как таковому. Для медиатек строятся современные здания по индивидуальным проектам.

 Вверх
 


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи