Library.Ru {2.5} Литературные имена




Читателям Литературные имена Ю. Мисима

Юкио  МИСИМА




  Ресурсы интернета

Российская Литературная Сеть: Юкио Мисима



Юкио Мисима. Зачарованный смертью...



Люди. Biography and People’s history



Биография и личность Юкио Мисимы

Ирина Ермакова. Мисима Юкио
Тогда же Мисима показывает друзьям свой псевдоним, написанный другими иероглифами, что означало: «Зачарованный-Смертью-Дьявол».

Википедия
До 12 лет, когда он перешёл в первый класс средней ступени школы, Кимитакэ жил и воспитывался в доме бабушки Нацуко. Даже с матерью он мог видеться только с разрешения бабушки. Совместная жизнь с Нацуко, забравшей болезненного Кимитакэ у родителей и, оградив его от внешнего мира, ставшей воспитывать ребёнка в строгих и утончённых аристократических традициях, оказала на формирование будущего писателя огромное влияние.

World-art
Мисима Юкио / Mishima Yukio
Источник: Энциклопедия «Япония от А до Я»


Джон Натан. Мисима


LitPORTAL.ru: Юкио Мисима


Selfire — развитие личности
Утром 25 ноября 1970 в день, когда Мисима закончил роман «Падение ангела», входивший в масштабную тетралогию Море изобилия, начатую 4 года назад, после легкого завтрака он надел форму «Общества щита» и пристегнул к поясу старинный самурайский меч.
Написал записку: «Человеческая жизнь не беспредельна, я же хочу жить вечно. Мисима Юкио».


Данила Дубшин. Мисима скорбь о Родине


Николай Александров. Себя принес в жертву себе самому
В 27 лет под впечатлением от путешествия в Грецию тщедушный Юкио Мисима решает уподобить свое тело античной статуе. И преуспевает. Он занимается культуризмом и боевыми искусствами. Он хочет стать самураем – и становится им. А став (или осознав) себя самураем, решает пройти этот путь до конца. Он играет свою последнюю пьесу, борется с последним соперником – смертью – и совершает ритуальное самоубийство.
Хотя можно ли самоубийством победить смерть? Мисима принес себя в жертву самому себе. И кто-то из них двоих точно проиграл.


Григорий Чхартишвили. Писатель и самоубийство
Западник, светский лев и нигилист, он в последние пять лет жизни внезапно поменял убеждения: стал ревнителем национальных традиций, ультраправым идеологом, отчаянным монархистом. Задуманный финал предполагал массовку, роль которой была отведена членам «Общества щита», студенческой военизированной организации, содержавшейся за счет писателя.
Оставалось только закончить главный труд – тетралогию «Море изобилия». В день, когда Мисима поставил последнюю точку в четвертой части, он поставил точку и в своей жизни. Куда уж символичней.
….Я не знаю другого писателя, за исключением разве что Ницше, который так хорошо – и разумом, и инстинктом – понимал бы суть и смысл искусства. Оно опасно, потому что больше жизни.


Академик.ру
Мисима, Юкио. Биография. Детство (1925–1940). Юность в военные годы (1941–1945). Литературный дебют и «Исповедь маски» (1946–1951). Перестройка тела и духа и «Золотой храм» (1952–1957). Мировая известность и «Дом Кёко» (1958–1964). «Общество щита» и «Море изобилия» (1965–1970).

Последний спектакль самурая


Егор Яковлев. Последний шаг самурая
Изучать эту фигуру так же сложно, как и читать пассажи о выпущенных кишках в его литературных произведениях. Однако пример этого странного, почти мистического человека учит смотреть на свою жизнь сверху, а не только из сегодняшнего дня. Понимать, что это – путь, у которого есть начало и конец, и в твоей власти привнести в этот путь художественную гармонию. Не обязательно по рецепту, предложенному великим японцем. Существуют и другие способы. Например, любовь. Которая стоит того, чтобы ждать.

Андрей Фесюн. Мисима Юкио — «кровавая метафора» современной Японии
Мисима-человек. Мисима-философ. Мисима-политик.

Эдуард Лимонов. Путь самурая есть смерть
Конечно, он эстет, и непревзойденный. Куда там рыхлому ирландцу Оскару Уайльду в его фраке, сделанном в виде виолончели. Хотя и судьба Уайльда трагична, но Мисима привнес в свой эстетизм нотки рафинированной жестокости. Затянутый в мундир Тату-Но-Каи, два ряда сияющих пуговиц сходят вниз по торсу, белые перчатки.

Юкио Мисима: создать из своего тела Храм и... уничтожить его
Мисима прожил короткую, но куда как насыщенную жизнь, жизнь под прицелом миллионов глаз, создал из своего тела Храм – и сам же уничтожил его.

Катерина Нистратова. Мисима: зачарованный смертью
Рецензия на книгу: Натан Дж. Мисима: Биография / Пер. с англ. М. Абушика. – СПб.: Азбука-классика, 2006
В последнем письме к родителям он написал: «Я отбросил перо прочь. Поскольку я умираю не как человек из мира литературы, но всецело как воин, я хотел бы, чтобы иероглиф, обозначающий меч – bu – был включен в мое буддистское [посмертное] имя. Иероглиф для пера – bun – не должен присутствовать».


Павел Басинский. Последний самурай
В русской литературе есть только один писатель, который, как и Мисима, странным образом сочетал в себе воинственность и декадентство. Помните характеристику Печорина, данную Максимом Максимычем в «Герое нашего времени»: в одиночку с ножом на кабана ходит, а как подует из окна, так дрожит, простуды боится.

Егор Отрощенко. Росчерк харакири
Рецензия на книгу: Натан Дж. Мисима: Биография / Пер. с англ. М. Абушика. – СПб.: Азбука-классика, 2006.

Александр Чекалов. Слово и дело Юкио Мисимы
Насколько же непостижимо большей силой духа должен обладать человек, решивший швырнуть свою жизнь в пропасть смерти «ради красного словца», ради самой смерти, – и устроивший из своей гибели артефакт!

Юкио Мисима. Зачарованный смертью...


Произведения Юкио Мисимы: Романы и повести

«Золотой храм»
«О Золотом Храме еще в раннем детстве рассказывал мне отец.
Родился я на отдаленном мысе, сиротливо уходящем в море к северо-востоку от Майдзуру. Отец был родом из других мест, его семья жила в Сираку, восточном пригороде Майдзуру. Уступив настояниям родных, он принял сан священника и стал настоятелем захолустного прибрежного храма. Здесь он женился, здесь появился на свет его сын – я».

«Исповедь Маски»
«Я очень долго пытался доказать окружающим, что помню момент своего рождения. Взрослые всякий раз поначалу смеялись, а потом решали, что я над ними издеваюсь, и смотрели на бледного мальчика с совсем недетским лицом неодобрительно и укоризненно. Если это были какие-нибудь малознакомые люди, бабушка, боясь, что ее внука сочтут за идиота, резким голосом приказывала мне пойти куда-нибудь поиграть».
«Жажда Любви»

«Запретные удовольствия»

«Шум прибоя»

«Море изобилия»
Тетралогия:
Произведения Юкио Мисимы: Рассказы и новеллы

«Газета»
«Молодой муж Сатоко вечно занят. Вот и нынче вечером, пробыв с женой до десяти, он опять садится за руль, желает ей спокойной ночи – и мчится на очередную встречу.
Муж у Сатоко – киноактер. Хочешь не хочешь, а приходится Сатоко терпеть все эти ночные, деловые его свидания, на которые он никогда не берет ее с собой
».

«Патриотизм»
«Двадцать восьмого февраля 1936 года, на третий день известных событий, поручик гвардейского транспортного батальона Синдзи Такэяма, потрясенный известием о том, что его ближайшие друзья оказались в числе заговорщиков, не в силах смириться с приказом о подавлении мятежа, в одной из комнат своего особняка (дом шесть на улице Аоба, район Ёцуя) сделал харакири собственной саблей; его супруга Рэйко последовала примеру любимого мужа и тоже лишила себя жизни».
«Смерть в середине лета»

«Философский дневник маньяка-убийцы, жившего в средние века»
«Перед толпою женщин в украшенных лилиями и пионами одеяниях Сегун величественно возлежит, попыхивая трубочкой с опиумом, позвякивая лениво колокольчиками разноцветного заморского стекла. Он не подозревает, что перед ним его убийца».
«Цветы щавеля»

«Поэзия. Икар»

Произведения Юкио Мисимы: Пьесы

«Её высочество Аои»
Из цикла «Современные пьесы для тетра Но»
«Маркиза де Сад»
Пьеса в трех действиях
«Мой друг Гитлер»
Пьеса в трех действиях
«Надгробие Комати»

«Парчовый барабан»

«Ханьданьская подушка»

Статьи о творчестве Юкио Мисимы

Григорий Чхартишвили. Жизнь и смерть Юкио Мисимы, или Как уничтожить храм
Роман «Золотой Храм» – настоящая штудия этого конфликта, попытка обосновать возможность жизни без Прекрасного, попытка спастись, уничтожив, удалив из мира Красоту. Мисима упрощает своему герою эту задачу, воплотив Прекрасное во вполне конкретном объекте, сделав идеал предметным. Траектория страстных, так похожих на классическую любовь-ненависть взаимоотношений послушника Мидзогути с Храмом причудлива и на первый взгляд непоследовательна, но есть в ней своя внутренняя логика, вполне вписывающаяся в уже знакомую формулу.

Александр Белых. Камикадзэ красоты
Именно культура, эстетика есть тот покров, есть та маска, которую Мисима пытается снять, начиная с первого романа «Исповедь маски». Он движется к истокам удовольствия. Его ведёт дискурс от известного к неизвестному. Это есть путь всякого поэта, распинающего себя в словах.

Сергей Курбатов. В водовороте красоты и порока: загадки Юкио Мисимы
Парадоксальность мышления Мисимы, его открытость бездне красоты и порока гипнотизируют и завораживают. Красота становится благословением и проклятием загадочного японца, мостиком, связывающим его творчество с японской культурной традицией, и одновременно пророчеством, предрекающим трагичный финал. Красота, смерть, одиночество – вот ключевые шифры миропонимания Юкио Мисимы, его японского контекста.

Александр Чанцев. Фантомы красоты в пустом саду. Этика и эстетика Мисима Юкио


Александр Чанцев. Эстетический фашизм: Смерть, революция и теория будущего у Ю. Мисимы и Э. Лимонова
Источник: «Вопросы литературы», 2005, № 6.

Олег Фомин. Юкио Мисима
...О влиянии Достоевского на Мисиму, кажется, говорили уже многие. «Красота спасет мир» – никто, быть может, не принимал это выражение столь всерьез, как Мисима. Только вопрос: жаждет ли он, мир, спасения – или его целеполагание находится в абсолютно другом семантическом поле? Во всяком случае из написанного Мисимой ясно одно: красота – это крест мира. Это мука и обновление.

Андрей Фесюн. Мисима Юкио – «кровавая метафора» современной Японии


Васильев А.Е. Мисима


Алена Злобина. Путь к себе, или Последняя роль Юкио Мисимы
Рецензия на книгу: Юкио Мисима. Золотой Храм. Роман, новеллы, пьесы (СПб. «Северо-Запад». 1993. 479 с.)
Есть писатели, которым было бы впору стать собственными персонажами. Речь, однако, вовсе не о том, что героям достаются авторские мысли, чувства, опыт и прочая; речь даже не об автобиографических отражениях. Такие осколки реальности – обычное в литературе дело; я же имею в виду явление достаточно редкое: когда личность художника полностью соприродна и конгениальна его художественным образам и вся его жизнь, от начала и до конца, выглядит как еще один лишь по случайности не написанный им текст. Так романтическая судьба и трижды романтический облик Байрона складываются в романтичнейшую из его поэм. Так острый птичий профиль Гоголя, его трагическая и фантастичная фигура, кажется, порождены гоголевской прозой. Так мужественный Хемингуэй уверенно вписывается в придуманный им мир настоящих мужчин...
Японец Юкио Мисима тоже годится на роль собственного героя.
Источник: Новый мир. – 1995. – № 2.


Вадим Филатов. Философия смерти Юкио Мисимы


Ирина Каспа. Рецензия на «Исповедь маски»
Маска Мисимы обладает большей силой, чем Слово, соединяет Слово и Действие, Созерцание и Движение. Слово «режет непрерывность жизни ломтиками», дробя время. Действие разрывает непрерывность пространства. Душа, воспаряющая над письменным столом, и тело, загнанное в спортзале до красных кругов перед глазами («Восход плоти»), неразделимы только в кабине серебристого самолета, который летит над землей с такой скоростью, что кажется неподвижным («Солнце и сталь»).

Александр Чанцев. Мисима Ю. Запретные цвета. СПб.: Азбука, 2006 [Рецензия на книгу]
В «Запретных цветах» мы встречаем мотив, который станет основным в «Золотом храме» – невозможность непосредственного контакта с красотой, демонической, подавляющей и потусторонней, что чревато разрушением основных онтологических связей и все нарастающей изолированностью человека.

Никита Елисеев. Снежный принц [Рецензия на книгу «Весенний снег»]
«Весенний снег» – первая книга тетралогии, первая страница предсмертной записки писателя-самурая. «Весенний снег» при всем его эстетизме просто создан для грубых вульгарно-социологических комментариев. Было старшее поколение аристократов, двинувшее Японию вперед к мощи империи; было среднее поколение, чуточку подпорченное роскошью и западным влиянием, но все же выигравшее войну у огромного северного соседа, а вот уже младшее поколение, поколение второго года Тайсё, то бишь 1913 года, слабое, утонченное, обреченное гибели. Весенний снег, одним словом. Ибо при всей своей красоте, холодности, пышности, жестокости эти ребята, как весенний снег, обречены на исчезновение.

Полина Копылова. Время жить и время умирать [Рецензия на книгу «Несущие кони»]
Порой может показаться, что прозрачное, размеренное повествование и вовсе не на Земле написано; что автор его – инопланетянин, у которого даже обмен веществ иной, не говоря уже об инстинктах и чувствах. В этом смысле чтение Мисимы для европейца – по меньшей мере интеллектуальный экстрим, надолго выводящий из равновесия; по большей – откровение, после которого модное увлечение востоком исключено: возможно лишь изучение.

Ольга Ключарева. Мисима Юкио. Писатель с оружием
Мисима всю свою жизнь был верен театру. Он видел в нем средство путем условных, художественных приемов и образности, достучаться до сердца зрителя, развернуть перед ним на сто восемьдесят градусов его же собственное «Я», заставить поверить, что, стоит лишь сдернуть с актера маску, и истинна предстанет перед нами как она есть. Его сильно привлекал жанр Театра Но – средневековый японский театр. Пожалуй, как никто другой, он чувствовал живую природу традиции этого театра и создавал свои, современные пьесы, в стиле этого, казалось бы, анахроничного театрального жанра. Так, пьеса «Её высочество Аои»…

Сергей Анашкин. Мисима зияющий
Мисима становится в ряд писателей-девиантов, таких как Оскар Уайльд или Жан Жене, для которых «служение красоте» стало своеобразным алиби, щитом против репрессивных общественных установок.

Анатолий Рясов. Страшная сила
Эстетика Юкио Мисимы и Эдуарда Лимонова: правомерно ли их сравнение в книге «Бунт красоты» А. Чанцева?

Галерея

Российская Литературная Сеть: Юкио Мисима. Галерея
Фотографий Юкио Мисимы и изданий его книг.

Фотографии Ю. Мисимы на YouTube


Мисима Юкио на плакате Таданори Ёко


Анджей Беловранин. Твой друг Гитлер
О премьере спектакля «Мой друг Гитлер» по одноименной пьесе Юкио Мисимы в Доме еврейской культуры ЕСОД.

Юкио Мисима. Видеоролик: «Взгляд из СССР»


Видео. Mishima Yukio


Фильм Юкио Мисимы «Patriotism»


Весенний снег (Spring Snow)
Производство: Япония, 2005. Субтитры: русские. Фильм снят по мотивам первой книги тетралогии «Море изобилия».

Фотографии Ю. Мисимы


Библиография

Википедия
Библиография: Романы и повести. Пьесы. Новеллы. Эссе. Экранизации произведений.

Академик.ру


Юкио Мисима. Полная библиография




Юкио Мисима (наст. имя Хираока Кимитакэ) – воплощенный миф и признанный гений японской литературы. Его биография соперничает с его творчеством, и наоборот. Книжный мальчик, прозванный в школе за слабость и бледность Рыбье брюшко, прожил необычайно яркую жизнь, наполненную эпатажными событиями, и принял смерть самурая. Это был писатель, сочинивший свою жизнь, режиссер, поставивший ее, и актер, сыгравший в этой пьесе основные роли. Прожив неполные 46 лет, он успел написать 40 романов, 15 из которых были экранизированы еще при его жизни, 18 пьес, 20 томов рассказов и столько же литературных эссе. Он был патриотом и декадентом, националистом и космополитом, эстетом и командиром боевиков. Трижды номинированный на Нобелевскую премию, актер, режиссер, спортсмен, дирижер симфонического оркестра, летчик военного истребителя F-102, кругосветный путешественник, фотограф, политик-монархист – все это один человек.

Юкио Мисима родился в Токио 14 января 1925 года в семье крупного государственного чиновника Адзуса Хираока и его супруги Сидзуэ. С младенческих лет воспитывался в доме бабушки – рос тихим, замкнутым ребенком, был лишен игр со сверстниками. Даже с матерью он мог видеться только с разрешения бабушки. В 1931 по протекции деда, бывшего губернатора Южного Сахалина, был принят в привилегированную школу Гакусюин, где учились дети знатных семей, в том числе императорской. Школу он закончил с отличием, получив из рук японского императора серебряные часы.

В 1941 накануне вступления Японии во Вторую Мировую войну в 16-летнем возрасте пишет свое первое произведение – романтическую повесть Цветущий лес, проникнутую тревожным ощущением неотвратимости наступающей войны. Уже в первой книге появляется мотив, вариации которого не раз встречаются в его будущих произведениях – мысль о том, что красота и смерть – это главные понятия, определяющие сущность жизни. Тогда же он берет псевдоним Мисима Юкио, впредь этим именем будут подписаны все его произведения.

Подчинившись желанию отца, Мисима поступил на юридический факультет Токийского университета, где изучал немецкое право. К этому же периоду жизни писателя относится его сильное увлечение литературой немецкого романтизма, породившее позднее интерес к сочинениям Томаса Манна и философии Фридриха Ницше. После окончания университета получает престижное место в министерстве финансов.

В 1948 году Мисима примкнул к литературному объединению «Современная литература». Получив от главного редактора издательства «Кавадэсёбосинся», заказ на написание романа, пытавшийся жить двойной жизнью чиновника и писателя Мисима, из-за истощённости организма чуть не погиб, упав с железнодорожной платформы и едва не попав под поезд. Этот инцидент способствовал тому, что в сентябре 1948 года Мисима уволился из Министерства финансов и посвятил себя полностью литературной деятельности, с чем был вынужден постепенно смириться и его отец.

В 1949 году после выхода «Исповеди маски» он становится знаменитым. Роман написан в традиционном для Японии биографическом жанре. Он начинается с эпиграфа из «Братьев Карамазовых» Ф.М. Достоевского, творчество которого оказало большое влияние на Мисиму. 24-летний автор бесстрастно препарирует собственные чувства и юношеские переживания, предлагая читателю заглянуть туда, куда посторонних обычно не пускают – в свой внутренний мир. Написанная чрезвычайно ярко, книга действительно становится исповедью. Это автобиографическое и запредельно откровенное произведение можно считать ключом к пониманию большинства поступков автора и его жизни в целом: «…жизнь – сцена…я… был твердо убежден в непреложности этой истины и намеревался сыграть отведенную мне роль, ни за что не обнаруживая своей сути»

В 1951 выходит роман «Жажда любви», позднее включенный ЮНЕСКО в список коллекции шедевров японской литературы. Это история эволюции чувств молодой вдовы к юноше садовнику. Действие развивается медленно, подробно раскрываются душевные переживания героев. После этой книги за Мисимой закрепляется репутация мастера психологической прозы.

В 1952 году, совершая первое кругосветное путешествие, двадцатисемилетний писатель попадает в Грецию, которая производит настоящий переворот в его душе. В мраморных статуях античных богов и атлетов Мисима открывает ранее казавшееся ему немыслимым «бессмертие красоты». Болезненного, хилого, одолеваемого мрачными и страшными видениями молодого человека неудержимо влечет к солнцу, физическому и духовному здоровью, гармонии тела и разума. «Греция излечила меня от ненависти к самому себе, от одиночества и пробудила во мне жажду здоровья в ницшеанском смысле», – вспоминал Мисима.

Мисима решает «создать из себя полную свою противопоножность» – как физически, так и духовно. И надо сказать, что первое ему удается. За выполнение этой задачи он берется с присущей ему неистовой целеустремленностью. Начав с занятий плаванием, Мисима затем переходит к культуризму, кэндо, карате. Каждый день щуплый, нескладный и уже не очень юный литератор обливался потом в спортзале. Год шел за годом, и чудо свершилось: мускулы налились силой, движения стали уверенными и ловкими. Успехи Мисимы в спорте были поразительны, и он очень ими гордился. Когда в 1963 году в энциклопедии статью о культуризме снабдили фотографией писателя, он сказал, что это «счастливейший момент его жизни». Близкий знакомый Мисимы, известный американский японовед Дональд Кин писал: «Наиболее совершенным произведением искусства Мисимы стал он сам».

Написанная в 1956 году книга «Золотой Храм», – популярнейшее произведение писателя, если не всей японской литературы ХХ века. В основу романа положен реальный факт сожжения за шесть лет до этого древнего храма Кинкакудзи послушником буддийского монастыря. «Золотой храм» стал одной из творческих вершин писателя и считается самым читаемым в мире произведением японской литературы.

В эти годы начался период восторженного восприятия каждой новой работы Мисимы читателями. Сначала написанный на фоне идиллического пейзажа острова Камисима (префектура Миэ) по мотивам греческой классики «Дафнис и Хлоя» роман «Шум прибоя» (1954), а затем и «Долгая весна» (1956), и «Пошатнувшаяся добродетель» (1957) открыли череду произведений, ставших бестселлерами. Многие из них обрели столь большую популярность, что были экранизированы. Мисима стал одной из центральных фигур японского литературного мира.

В это же время, словно демонстрируя многогранность собственного таланта, Мисима обратился к драматургии и написал, наряду с многочисленными пьесами, сборник современных пьес для театра Но, а затем, примкнув к театру «Бунгакудза», дебютировал как постановщик собственных произведений и как актёр. Ему приходилось и ставить спектакли, и играть на сцене, но прежде всего он, конечно же, был драматургом – крупнейшим и самым талантливым в истории современного японского театра. Мисима говорил, что романы – его жены, а пьесы – любовницы, и каждый год ему необходима новая. В самом деле, начиная с 1953 года до последнего года жизни, когда Мисима, втайне уже готовившийся к смерти, объявил друзьям, что с драматургией покончено, он каждый год писал по большой пьесе, не считая одноактных. В токийском отеле «Тэйкоку» он снимал специальный номер, в котором уединялся на последние три дня каждого второго месяца, – для драматурга, способного создать пьесу за одну ночь, этого оказывалось достаточно. Начинал Мисима всегда с последней реплики последнего акта, а затем быстро и почти без исправлений записывал весь текст. В пьесах Мисимы всегда силен элемент эпатажа, провокации – и в самом их замысле, и в подборе персонажей, а особенно в обилии парадоксов, дерзких, кощунственных высказываний, которые и составляют главную прелесть.

В последние годы жизни писатель увлекся монархическими идеями и самурайскими традициями – утверждению кодекса бусидо была посвящена трилогия «Патриот», «Хризантема», «Крик души героя» (1967). В конце осени 1966 года он вступил в «силы самообороны», а летом 1968 года на свои средства создал правую военизированную организацию «Общество щита», в которой было около ста человек.

Методично, в соответствии с заранее составленным графиком, Мисима дописывает последнюю часть тетралогии «Море изобилия» (1966–1970), которая должна была стать главным трудом его жизни. Это противоречивое, поразительное произведение, пока еще недостаточно изученное, требует отдельного, обстоятельного разговора.

Утром 25 ноября1970 года Мисима отослал своему редактору текст романа «Падения ангела», ставшего последним томом тетралогии «Море изобилия» и последним сочинением Мисимы вообще.

В этот день вместе с несколькими своими последователями он захватил командира столичной военной базе Итигая и призвал солдат выступить против «мирной конституции», но, когда театрализованная попытка государственного переворота была преимущественно проигнорирована слушающими, Мисима покончил с собой, совершив сэппуку. Позже обряд сэппуку совершили еще семь последователей Мисимы.

Мисима сделал все, чтобы его судьба воспринималась как причудливое и прекрасное произведение искусства. Большинство читателей, которые впервые взялось за книги Мисимы именно под впечатлением от жуткой драмы, в которую он превратил свой уход из жизни, откроют для себя новый, завораживающий мир. И так будет всегда.







О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи