Library.Ru {2.6}Лики истории и культуры




Читателям Лики истории и культуры Екатерина II

 ЕКАТЕРИНА II

Екатерина кисти Левицкого

     Без преувеличения можно сказать, что самая выдающаяся правительница России – она, Екатерина Великая. Хотя ее положительную роль и оспаривали такие авторитеты в русской культуре, как А.С. Пушкин (назвавший ее «Тартюфом (лицемером) в юбке») и М.И. Цветаева.
     Ясно для всех одно: судьба Екатерины Великой и ее роль в истории нашей страны чрезвычайно интересны и значительны.
     Здесь мы приводим лишь некоторые любопытные штрихи ее биографии.
 
     Феи и демоны детства
 
     21 апреля 1729 года в семье генерала прусской службы Христиана Августа, принца Ангальт-Цербстского родилась дочь София Фредерика Августа. Злые языки утверждали, что настоящим отцом девочки был прусский король Фридрих Великий. Уж больно ветреный образ жизни вела Иоганна Елизавета – мать новорожденной и супруга принца. Но сие, как и еще очень и очень многое в жизни нашей героини, осталось тайною для потомков.
     Достоверно известно лишь следующее. Отец очень любил свою (не свою?) дочь, и она отвечала ему взаимностью. А вот отношения с матерью не заладились. Елизавета Иоганна не раз сыпала оплеухи своей Фике (так звали девочку домашние). Опасности и болезни подстерегали принцессу со всех сторон. То она чуть не проткнула себе глаз ножницами. То напала золотуха, да такая, что неделями приходилось ходить с бритой головой. От одной из болезней Фике чуть было не осталась навсегда кривобокой.
     Но бог миловал: дитя подрастало, и хотя семья жила бедновато (принц был всего-то комендантом города Штеттена – ныне Щецына в Польше), «ребенок был резов, но мил». К 15-ти годам Фике великолепно говорила по-французски, могла спорить с пастором на богословские темы и умела превосходно держаться в обществе.
     Она стала невестой и, кажется, почти угадывала, кто, скорей всего, станет ее суженым…
     Во всяком случае, когда было получено приглашение от императрицы Елизаветы Петровны прибыть в Россию, для смышленой Фике это очень большим сюрпризом не стало.
     Она-то уж знала, как заинтересован пропихнуть ее в Россию Фридрих Великий и что русская царица ищет жену для своего племянника и наследника Петра Феодоровича. Елизавета чаяла для племянника именно такую невесту: милую, родовитую, а главное, бедную, всецело зависящую от ее, императрицы, милостей.
 
     Адюльтер поневоле
 
     В яркий январский день 1744 года Фике и ее мать пересекли русскую границу. Встречали их сразу по-царски: из разбитой колымаги пересадили в сани, крытые соболями и серебряною парчой, и бравый офицер помог Фике залезть в них. Он запомнился ей своей статью, но не фамилией. А зря, – ведь это был сам Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен!
     Елизавете милая бесприданница очень понравилась. Фике быстро выучила русский язык, и уже в следующем году перешла в православие, став Екатериной Алексеевной. Через несколько дней сыграли пышную свадьбу.
     Но…

Петр Третий

     Великий князь Петр Феодорович был сыном родной сестры Елизаветы – Анны Петровны и герцога Гольдштейн-Готторпского. Хотя дедом Петра Феодоровича являлся сам Петр Великий, внук сильно подкачал. Он примерно на девять лет отставал в своем развитии, и в 16 лет (возраст его вступления в брак) был совсем еще дитя, игравшее в куклы. Он был настолько инфантилен, а может быть, и болен, что не мог заниматься любовью ни с женой, ни с какой-либо другой дамой, хотя волочился за ними страшно.
     Все это угнетало и оскорбляло Екатерину. В первую брачную ночь она сказала себе, что никогда не сможет полюбить этого человека.
     Екатерина была приятна всем при дворе, но заброшена мужем. К тому же Елизавета стала гневаться, что невестка слишком мало усилий прилагает к тому, чтобы зачать от Петра Феодоровича. Потеряв терпение, она через свою придворную даму предложила Екатерине вступить в связь с одним из родственников Романовых. Та выбрала Сергея Салтыкова. Через год родился у нее сын Павел, будущий император (20 сентября 1754 года).

В.Боровиковский. Екатерина II на прогулке в царскосельском парке

     Взлет с края пропасти
 
     Наверно, еще при жизни Елизаветы Екатерина сказала себе: «Я или погибну, или буду царствовать!» Во всяком случае, она исподволь готовила себе сторонников в гвардии и при дворе. Как истинный Молчалин, она запоминала клички собачек и попугаев придворных дам, делилась со стариками рецептами исцеления, словно сама была глубокой развалиной. А между тем, налаживала отношения и среди бравых гвардейцев, справедливо полагая, что именно военная сила определит в дальнейшем судьбу российской короны.

Портрет Григория Орлова

     В этом ей помогал новый фаворит – красавец Григорий Орлов. Он и его братья были тесно связаны с гвардией и вели бешеную агитацию в пользу «несчастной» Екатерины.
     А она и впрямь была тогда на краю пропасти! Когда после смерти Елизаветы императором стал Петр Феодорович (конец декабря 1761 года), в манифесте о восшествии на престол он ни словом не упомянул о супруге. У него были свои матримониальные планы. Петр хотел развестись с Екатериной, сослать ее в монастырь. А сам мечтал жениться на любимой фрейлине Елизавете Воронцовой («видом и манерами – трактирной служанке самого низкого разбора», – по отзыву французского посла). К тому же 11 апреля 1762 года у Петра появилось и неоспоримое доказательство неверности жены: в этот день она родила от Орлова мальчика, который впоследствии получил титул графа Бобринского.
     И двор, и гвардия, и весь Питер души не чаяли в императрице. Зато неумный Петр плодил себе врагов направо и налево. Настроение в обществе было однозначно против него. Дело дошло до того, что какой-то унтер-офицер стал приставать к командирам с наивным вопросом: когда-де царя свергать пойдем? Один из офицеров вытолкнул его в шею, зато другой написал донос. И это ускорило решимость заговорщиков.
     25 июня 1762 года Екатерина прибыла в Петербург из Петергофа, встреченная всеобщим ликованием. А Петр III в тот же день был арестован и посажен под домашний арест в Ропшинском дворце.
     Мы до сих пор не знаем точно, как там разворачивались события, но достоверно известно, что 6 июля 1762 года Петр скончался, в чем ему деятельно помогли старший брат Григория Орлова Алексей (будущий граф Орлов-Чесменский), Григорий Потемкин, «отец русского театра» Федор Волков и еще несколько придворных и офицеров.
     Екатерина стала самодержицей Всероссийской.
 
     «Работа над человеческой шкурой»
 
     Головокружительный успех не помешал молодой Екатерине видеть свое положение в реальном свете. Одному из своих парижских друзей она писала, что любой солдат, глядя на нее, может сказать: «Это я сделал ее царицей!» – и будет прав.
     Екатерина довольно остро чувствовала, что ей еще предстоит завоевать не формальную, а реальную власть, и сделать это она сможет уже не силой оружия, а силой ума и воли. Чувствовала она и тягостную зависимость от буйных гвардейцев, которым щедро раздавала награды, словно бы откупаясь от них…
     Вряд ли мы преувеличим, сказав, что в истории династии Романовых не было правителя, лучше нее ТЕОРЕТИЧЕСКИ подготовленного к управлению государством. Пожалуй, изо всех русских монархов Екатерина единственная была на уровне передовых политических идей ее эпохи, самоучкой овладев ими через труды Монтескье и Вольтера.
     Екатерина считала себя их ученицей и до конца жизни оставалась преданной идеям Просвещения. Себя она называла «республиканкой в душе» и противницей крепостного права.
     Впрочем, Екатерина была слишком трезва, умна и практична, чтобы переносить великие идеи из книг сразу в жизнь. «В своих преобразовательных планах вы упускаете из виду разницу нашего положения, – возражала она нетерпеливому реформатору Дени Дидро, – вы работаете на бумаге, которая все терпит, ваша фантазия и ваше перо не встречает препятствий; но бедная императрица, вроде меня, трудится над человеческой шкурой, которая весьма чувствительна и щекотлива».
     Внимательно изучив обстановку в стране, она сделала вывод, что единственным культурным сословием, «агентом прогресса и просвещения» в России является дворянство и что только путь постепенного развития общества искоренит черты варварства в русской жизни.
     Именно Екатерина выдвинула лозунг «создания человека нового типа», сосредоточившись, прежде всего, на укреплении прав и свобод дворянства и создании системы воспитания молодежи. В частности, – огромное внимание уделялось женскому образованию, ибо «будущее нации – в руках женщин».
 
     Государыня-экстрасенс?
 
     Отличительной чертой Екатерины как личности были магнетизм и особое обаяние. Не только люди, но животные и птицы ластились к ней. Когда расчесывали ее волосы, с гребенок сыпались снопы искр.
     Организм Екатерины был мощным от природы. Какой бы бурной и короткой ни была ночь, ровно в шесть утра царица уже поднималась с постели, выпивала чашку крепчайшего кофе и садилась за письменный стол. До девяти утра никто не смел ее беспокоить: она сама просматривала документы, а также писала письма и прочие сочинения. (Екатерина обожала заниматься литературой, хотя ее пьесы и сказки не поднимаются выше графоманского уровня).
     Девизом царицы в частной жизни было: «Станем жить и дадим жить другим!» Лозунгу этому она почти всегда оставалась верна. Известен анекдот, когда Екатерина застала придворного истопника, который тащил ворованную связку поленьев. Она всплеснула руками и только воскликнула: «Знаю, что воруют, НО ХОТЬ БЫ ПРЯТАЛИСЬ!»
 
     «Екатерина, русская душою…»
 
     Ни капли русской крови не было в этой женщине, и, тем не менее, она решительно разорвала всякие контакты с немецкой родней, не пустила к жирному русскому пирогу ни мать, ни родного брата. Она сделалась русская «казанская помещица»!
     Екатерина всячески подчеркивала связь с Россией, ходила в платье, похожем на сарафан, и любила общаться с деревенскими бабами, пока закладывали лошадей. Бабы обнимали и целовали ее, а она потом не могла отмыться от угля и свеклы, которыми сельские модницы красили брови и щеки! Зато, как говаривала Екатерина, из этого общения она порой узнавала больше, чем из бесед с учеными людьми.
     Будучи отчаянной графоманкой, Екатерина, тем не менее, многое сделала для развития русской культуры и русского литературного языка. Мало кто помнит, что именно ей принадлежит попытка первого перевода «Илиады» Гомера на русский язык!
     По-русски Екатерина говорила с акцентом всю жизнь, но язык своей новой отчизны она изучила досконально и со всеми нюансами. Когда в 1788 году шведы вплотную приблизились к Питеру, она жаловалась в письмах, что все ее хорошие полководцы остались на юге, а она вынуждена оборонять столицу с «одними бздунами».
 
     Восток и Запад сошлись на Юге
 
     Главными направлениями ее внешней политики были западное и южное. На Западе она прирастила к России украинские и белорусские земли, а заодно много сделала для ликвидации польской национальной государственности.
     Но особенно важен был для нее Юг, выход к Черному морю. Благодаря талантам А. Суворова, П. Румянцева, Г. Потемкина, Ф. Ушакова и других здесь были одержаны решительные победы. Россия присоединила Новороссию и Крым. Задачей ближайших двух поколений Екатерина поставила завоевание Турции и восстановление Византийской империи. Эту идею ей, кстати, подкинул Вольтер.
     Екатерина предприняла в 1787 году грандиозное путешествие на юг в сопровождении австрийского императора и иностранных послов. Она демонстрировала им мощь и богатство своей державы. «Царица может себе позволить то, о чем ни мы в Австрии, ни во Франции не можем даже мечтать! – брюзжал австрийский император Иосиф II. – Иметь такие людские ресурсы, такую власть… Да она может выпустить кожаные деньги и велеть считать их золотыми!»
     С путешествием Екатерины в Тавриду связаны два забавных анекдота, которые хорошо характеризуют и царицу, и ее время, и отношение европейцев к ее стране.
     Узнав, что два французских дипломата подглядывали за турчанками, снявшими паранджу, Екатерина разразилась гневной тирадой: «Как смеете вы, представители самой просвещенной нации, не уважать права и обычаи только что завоеванного мною народа!..»
     В это же время французский посол граф де Сегюр встретил на прогулке красивую крестьянку, которая удивительно походила на его жену, которую дипломат оставил в Питере. Сегюр рассказал об этом Потемкину. «Ну что ж, граф, хотите, я вам ее подарю?» – вальяжно предложил Потемкин. Француз опешил от такого варварства и отшутился тем, что графине, его жене, вряд ли понравится этакое приобретенье…
 
     «Злой шутник озорник Купидон»
 
     «По собственному ее признанию, она в свои шестьдесят лет не может и дня обойтись без любовных наслаждений», – писал о Екатерине Великой один французский дипломат. Однако несмотря на длинную вереницу фаворитов Екатерину трудно назвать счастливой в личной жизни.
     Ничтожный муж, болтливый и неверный Сергей Салтыков, – вот ее первые мужчины! А ведь она «мечтала любить и быть любимой!» – напишет Екатерина в своих очень откровенных мемуарах.
     Еще при жизни мужа Екатерина имела детей и от другого своего фаворита – блистательного графа Понятовского, которого за его таланты в интимной сфере через несколько лет сделала королем польским. Она любила его. Но граф с легким сердцем расстался с Фике. Наверно, с тех пор она твердо усвоила, что любовь мужчин покупается так же, как и любовь путан.
     Будучи сама женщиной европейски образованной, Екатерина для любви выбирала 22-летних офицеров гвардии, рослых и обычно не особенно умных. Первым из таких любовников стал Григорий Орлов. Он и его братья помогли Екатерине свергнуть и убить нелюбимого Петра Феодоровича. Опека Орловых над Екатериной продолжалась около десяти лет. При этом царица стала любовницей не только Григория, но и его старшего брата Алексея. Причем часто оба брата оказывали свои услуги императрице на ложе любви одновременно.
     Впрочем, «семейный подряд» грубых и необузданных Орловых стал тяготить царицу. Она мечтала воспитать и образовать Григория Орлова в духе идей Просвещения, но того интересовали одни пустяки. Со временем Екатерина стала называть его уже не без некоторого презрения «кипучим лентяем».
     И тут в ее будуар явился офицер с каким-то очередным донесением. Отдав бумагу царице, он попросил ее разрешения постричься в монахи. Причиной его решения была «безответная» любовь… к ней, к «государыне-матушке»! Офицером этим был некто Григорий Потемкин.

Григорий Потемкин

     Этот самый блистательный фаворит Екатерины довольно быстро уступил ложе любви юным офицерам, которых подбирал для своей патронессы, а сам занялся управлением государством и набиванием своих бездонных карманов. Именно он разработал, так сказать, «технологию возведения в фавориты». Приглянувшийся царице молодой офицер подвергался дотошному осмотру врача, потом проходил через спальню «пробир-дамы» Перекусихиной и только затем получал право доступа к высочайшему телу.
     Екатерина меняла фаворитов, как перчатки, довольно быстро разочаровываясь в их человеческих достоинствах. «Душа ждала… кого-нибудь».
     В 60 лет она без памяти влюбилась в 22-летнего офицера Ланского. Пожалуй, это был единственный мужчина, которого царица искренне и горячо, отчасти как сына, любила. Однако, будучи хрупкого здоровья, несчастный скончался через два года от неумеренного употребления афродизиаков.
     Наученная сим горьким опытом, царица выбрала в любовники себе двух братьев Зубовых – Платона и Валериана. При дворе шутили, что государыня «предается любви платонической». На самом деле престарелая царица в обществе братьев Зубовых и нескольких придворных дам предавалась публичному разврату. Екатерине нравилось заниматься лесбийской любовью при своих любовниках. После ее смерти нашли даже стойло, в котором содержался специально выдрессированный бык…
     Это был XVIII век – время безоглядного гедонизма.
 
     «Мой тяжелый багаж прибудет завтра…»
 
     «Тяжелым багажом» Екатерина называла своего сына Павла. Она не любила его. И тот отвечал матери такой же стойкой ненавистью, смешанной со страхом. Гибкая и трезвая Екатерина и экзальтированный Павел, – могли ли они понять друг друга? К тому же они совершенно по-разному понимали смысл и природу государственной власти. Когда донесли о взятии Бастилии, Павел вскричал: «Да несколько залпов картечи – и вся эта сволочь бросилась бы наутек!» – «Вы кровавый монстр! – возразила Екатерина. – Никакие пушки не помогут при всеобщем недовольстве и возмущении! С такими мыслями не долго же вы процарствуете…»
     Екатерина напророчила печальную судьбу своему сыну! Она всерьез опасалась за судьбы всей династии, если императором станет «неразумный» Павел. Есть сведения, что Екатерина оставила завещание в пользу своего любимого внука – Александра.
 
     Афронт непереносимый
 
     Наверно, есть свой зловещий символизм в том, как человек уходит из жизни. Словно ему напоследок показывают тщету всех его усилий…
     Летом 1796 года должно было состояться торжественное обручение внучки Екатерины Великой с юным шведским королем Густавом IV. Императрица решила обставить это как один из своих триумфов. В мантии и короне, в окружении своего двора ждала она прибытия высокого шведского гостя. Ждала целых два часа. И вдруг выяснилось, что король отказывается жениться на великой княжне!
     Несколько минут Екатерина сидела на троне с открытым ртом и выпученными глазами. Потом в гневе покинула тронный зал.
     Для нее это был удар, удар по ее самолюбию, и сил старой женщины не хватило, чтобы перенести его.
     5 ноября Екатерину свалил инсульт. Промучившись сутки, она умерла под грохот ботфортов Павла, который метался по комнате, ища завещание, ибо оно могло помешать ему стать царем.
     Вряд ли Екатерина могла понять уже, что происходит вокруг нее…

Валерий Бондаренко





О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи