Library.Ru {2.6}Лики истории и культуры




Читателям Лики истории и культуры История США. Метки для первого знакомства. Часть 3

 История США. Метки для первого знакомства. Часть 3

«Добрая» фея войны
 

Есть мистика в совпадении ключевых дат в российской и «штатовской» истории. И у них и у нас был «свой» 1812 год. Был и «свой» 1937-й – для Америки это год рецессии, показавший, что «новый курс» «великого Ф.Д.Р.» с последствиями кризиса справляется, но не очень… Вторая мировая война для обеих держав началась тоже в один год – 1941-й.

О, как же не хотели рядовые американцы воевать! Из опыта первой мировой они вынесли, что дело это скользкое и не слишком-то прибыльное. В Европе уже бушевала вторая мировая, а янки еще грустили по поводу неблестящих для них итогов первой: в конце 1939 года 60% американцев назвали участие США в войне 1914–18 гг. ошибкой …

В середине 30-х конгресс принял ряд законов, запрещавших помогать воюющим странам. Но «великий Ф.Д.Р.» прекрасно понимал: война неизбежна. Причем для Штатов в ней имелось два неприятнейших обстоятельства. 1. Воевать предстояло в союзе с «Союзом Советских…» – режимом, который в глазах американцев ничем, по сути, не отличался от гитлеровского. 2. Сражаться пришлось бы на два фронта: в Европе (с немцами и итальянцами) и на Тихом океане с японцами.

Весной 1940 г. случилось неслыханное: военный призыв в невоенное (пока) для Америки время. В июле 1941 г. Рузвельт и У. Черчилль (1874–1965) подписывают «Атлантическую хартию», где кроме прекрасных слов о борьбе с агрессором (война для Америки еще не началась) и о праве народов на самоопределение стоял и такой вот пункт, чисто коммерческого по сути и лукавого по форме характера:

«4. ...они [США и Великобритания], соблюдая должным образом свои существующие обязательства, будут стремиться обеспечить такое положение, при котором все страны – великие или малые, победители или побеждённые – имели бы доступ на равных основаниях к торговле и к мировым сырьевым источникам, необходимым для экономического процветания этих стран». (см.: Атлантическая хартия – Википедия)

Но лишь 7 декабря 1941 года случилось то, чего, в общем, не ждали: японцы напали НЕПОСРЕДСТВЕННО на территорию САМИХ США! В ходе двухчасовой атаки на Перл-Харбор (военный порт на Гавайях) было убито 2400 американских военных, потоплено около десятка крупных кораблей и уничтожено 188 самолетов. Японские потери оказались несопоставимыми: 55 убитых и 29 самолетов. «Днем вечного позора» назвал 7 декабря Ф.Д.Р. Америка вступила в войну с державами «оси» (Японией, Германией и Италией).

У каждой страны-участницы второй мировой – своя история этой общей «истории». И «наша» ленинградская блокада с «ихними» вегетарианскими вторниками в ресторанах в военное время как-то не сопрягаются, но…

Для Штатов вторая мировая, прежде всего, – война с Японией. Ожесточение здесь достигало каких-то особенных размеров: и японцы фанатично сопротивлялись, и американцы мстили за свой позор нещадно. Только в битве за Окинаву (апрель–июнь 1945  г.) погибло 12,5 тыс. американских и 100 тыс. японских солдат. Применение атомного оружия в Хиросиме и Нагасаки американские историки также оправдывают соображениями почти гуманистического толка: благодаря атомной бомбардировке удалось избежать вторжения американских войск на территорию Японии, а тогда жертвы могли бы составить 1 млн. со стороны нападавших и 10 млн. со стороны оборонявшихся. Так что 120–180 тыс. жертв атомных бомбардировок – вполне приемлемы…

Но не будем ехидничать: американцы ОЧЕНЬ помогли СССР поставками по ленд-лизу, да и воевали дай бог: чего стоит самое кровопролитное в истории Америки сражение за Арденнский выступ в декабре 1944 – январе 1945 г. (200 тыс. убитых с обеих сторон)!

(Кстати, и второй фронт, о котором Москва молила союзников, Рузвельт намеревался открыть уже в 1942 году, но возобладала точка зрения Черчилля: пусть тоталитарные режимы сперва хорошенько повоюют между собой…).

За участие во второй мировой Америка заплатила 400 тыс. жизней своих граждан.

Правда, как ни цинично это звучит, и бонусы оказались блестящими. К 1942 году Штаты выходят, наконец, из рецессии да с какими еще показателями! За годы войны ВНП США удвоился, безработица упала с 14% до 2%, а к 1945 г. здесь создавалась ПОЛОВИНА всех товаров и услуг в мире!

В те годы и о тех годах в Голливуде создано немало фильмов. Назовем некоторые.

Комедии:

«Лицо фюрера» (1942 г.), мульт Джека Киннея,

«Быть или не быть» (1942 г.) Эрнста Любича (1892–1947),

«Да здравствует герой-победитель!» (1944 г.) Престона Стерджеса (1898–1959).

Что-то посерьезнее:

«Сражающиеся Салливаны» (1944 г.),

«Спасти рядового Райана» (1998 г.) Стивена Спилберга (р. 1946 г.),

«Касабланка» (1942 г.) Майкла Кертиса (1888–1962),

«Спасательная шлюпка» (1944 г.) Альфреда Хичкока (1899–1980).

«Шерлок Холмс и секретное оружие» (1943 г.) Роя Уильяма Нейла.
 

После войны – война?..
 

1 января 1942 года 26 сражавшихся с державами «оси» стран подписали Декларацию Объединенных Наций, которая положила начало ООН. В самый разгар мировой бойни были сформулированы принципы послевоенного существования мира, основанные на справедливости, правах человека, уважении к суверенитету больших и малых государств и т.д. Однако мир, наступивший после 2 сентября 1945 года (подписание акта о безоговорочной капитуляции Японии), погрузился в пучину новой войны – войны холодной.

Ее официально начала речь Черчилля 5 марта 1946 г. в Фултоне – на родине нового президента США Гарри Трумэна (1884–1972; президент в 1945–53 гг.). Убежденный антикоммунист, Черчилль с тревогой констатировал рост влияния СССР в мире, называя (и разве не справедливо?..) сталинский режим тираническим. Оплотом демократии остаются лишь англоговорящие народы, у которых коммунизм находится пока во младенчестве. «Я отвергаю идею, что новая война неотвратима… Я не верю, что Советская Россия жаждет войны. Она жаждет плодов войны и неограниченного расширения своей власти и идеологии». И далее: «Из того, что я видел во время войны в наших русских друзьях и соратниках, я заключаю, что ничем они не восхищаются больше, чем силой, и ничего они не уважают меньше, чем слабость, особенно военную слабость. Поэтому старая доктрина баланса сил ныне неосновательна» (цит. по: Фултонская речь Уинстона Черчилля – Википедия)

На смену союзу и балансу сил пришли «железный занавес» (перегородивший весь мир на сферы влияния Штатов и СССР) и гонка вооружений.

О причинах и целях «холодной войны» историки спорят до сих пор, хотя, кажется, уже доказано, что Сталин вынашивал агрессивные планы войны горячей, и в ближайшее время (на Балканах). Остроумно и чисто по-американски (с прагматичным прищуром) определил разность задач и способов ведения холодной войны Д. Макинерни: американцы нуждались в новых рынках и новых источниках сырья, а «русские» экспортировали идеи. Так сказать, схватка «материалистов» и «идеалистов», хотя, конечно, идеологическое самоутверждение и материальные интересы наличествовали у обеих сторон… При этом и то и другое вовсе не исключало военных конфликтов, крупнейшими из которых стали война в Корее (1950 – 53 гг.; 9 млн. жертв среди мирных жителей!) и Вьетнаме (полномасштабное военное вмешательство США в 1965 – 1973 гг.; около 2,5 млн. погибших).

(О войне в Корее см.:

«Примкнуть штыки!» (1951 г.) Сэмюэля Фуллера (1912 – 1997),

«Инчхон» (1982 г.) Теренса Янга (1915 – 1994),

«38-я параллель» (2004 г.) Кан Чже Гю;

О войне во Вьетнаме:

«Тихий американец» (1955 г.), роман Грэма Грина (1904 – 1991) и два одноименных фильма по нему: 1958 г. Джозефа Лео Манкевича (1909–1993) и 2002 г. Филиппа Нойса,

«Цельнометаллическая оболочка» (1987 г.) Стэнли Кубрика (1928– 1999),

«Охотник на оленей» (1978 г.) Майкла Чимино (р. 1939 г.),

«Мы были солдатами» (2002 г.) Рэндалла Уоллеса,

«Апокалипсис сегодня» (1979 г.) Фрэнсиса Форда Копполы (р. 1939 г.),

«Взвод» (1986 г.) Оливера Стоуна (р. 1946 г.),

«Форрест Гамп» (1994 г.) Роберта Земекиса (р. 1952 г.),

и ряд других).

Мне кажется, предельно точно, хоть вроде и бытово сформулировал цели (и предрек исход) холодной войны 35-й президент США Джон Фицджералд Кеннеди (1917–1963, президент в 1961–63 гг.), утверждавший, что в борьбе с коммунизмом масло может оказаться лучшим оружием, чем пушки (с. 560).
 

Злая фея «общества изобилия»
 

В самом деле, еще в 45 году Штаты, в отличии от нас, положили на свой хлеб мощный кус «масла»: за годы войны доходы населения выросли в 2 раза, накопления рядовых американцев составляли 140 млрд. «зеленых». 33% людей жили в пригородах (считай – в хатках со всеми удобствами), а в 70-е гг. уже 3/5 граждан Америки принадлежали к «среднему классу».

Жить стало неизмеримо лучше, но веселее ли? О психологических коллизиях наступившего «общества изобилия» еще советские читатели не без злорадства (впрочем, весьма завистливого) узнали из книг Джерома Дэвида Сэлинджера (1919–2010), Джона Апдайка (1932–2009) и Джона Уильяма Чивера (1912– 1982). Эмоциональный холод, который железным занавесом разделил отцов-потребителей и их детей, породит в 60-е движение хиппи, выльется в массовые протесты на социальной и расовой почве, создаст кучу пренеприятных проблем вроде широкого распространения алкоголизма и наркомании (Чивер, бедный, от алкоголизма сам чуть не умер).

Хотите зрелищ на эту тему? Вот очень качественное: фильм 1966  г. Майка Николса (р. 1931 г.; кстати, на самом деле режиссера зовут Михаил Игоревич Пешковский) «Кто боится Вирджинии Вулф?» по одноименной знаменитой пьесе Эдварда Олби (р. 1928 г.). В фильме главные роли исполняют (блестяще!) звезды первой величины – Элизабет Тейлор (1932–2011) и Джон Бёртон (он же у нас и Бартон, 1925–1984).

Классическое «общество потребления» (термин немецкого социолога Эриха Фромма (1900–1980) имеет и массу подводных камней. Академик РАН Владимир Игоревич Арнольд (1937–2010) так определил один из них:

«Американские коллеги объяснили мне, что низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране – сознательное достижение ради экономических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни – вот они и стремятся не допустить культурности и образованности (которые, вдобавок, мешают им манипулировать населением, как лишённым интеллекта стадом)». (Цит. по: Общество потребления – Википедия)

«Не в деньгах счастье» – в этой нехитрой истине янки убедились на собственной шкуре (чему мы пока только с азартом учимся; и значит, наши «хиппи» и наши бури ВСЕ еще впереди?..).

Но до Америки тех лет нам – пока?.. всегда?.. – как до луны: тогда, эта страна, в которой проживало всего 6 % жителей Земли, ВЫПУСКАЛА и использовала 66 % всех производившихся в мире товаров и услуг.

Не стоит быть наивнее наших доморощенных либералов (тем более, что наивны они чисто-корыстно): все эти чудеса – вовсе не только дело развязавшей себе руки частной инициативы. Из войны Штаты вышли с чрезвычайно усилившейся федеральной властью и с мощным ВПК (военно-промышленным комплексом), который предполагал пристальное участие в нем государства. В 1970 году каждый пятый «америкос» трудился на государство, что противоречит постулатам изначально либертианского американского общества. И не инициатива гениальных одиночек-предпринимателей, а государственные заказы и нужды ВПК рождали принципиально новые, прорывные технологии, будь то первые компьютеры INIAC (1946 г.) или любимый наш Интернет (тогда, в 1968 году, ARPANET).

Гонка вооружений обогащала (на каком-то этапе), но и вела к усилению государства, а значит, и к сокращению главной официальной ценности американского общества – гражданских свобод. Конец 40 – начало 50-х – это время разгула так называемого «маккартизма», репрессий против «коммунистической» агентуры. Обыватель (будь то сенатор или таксист) сильно был напуган воображаемой угрозой своему еще недолгому процветанию, посему число и опасность советских «шапиёнов» безмерно преувеличивал. Обвинение в «антиамериканской деятельности» стало лозунгом дня, брендом политиков, трендом эпохи, бредом «массового сознания». Штаты накрыла волна разбирательств. Эти репрессии получили название по фамилии сенатора от Висконсина Джозефа Рэймонда Маккарти (1908–1957).

Используя телевидение и страхи общества, этот клинический алкоголик и демагог набросился на многих выдающихся американцев с обвинениями в прямой или косвенной работе на коммунистов, и чем громче было имя потрошимого, тем круче делался рейтинг потрошителя. Гордость американской культуры: Чарли Чаплин, Леонард Бернстайн (1918–1990), Аарон Копленд (1900–1990), Артур Ашер Миллер (1915–2005), Лилиан Хеллман (1905–1984), Поль Робсон (1898–1976), Альберт Эйнштейн (1879–1955) и многие другие подверглись шельмованию (Чаплин вообще эмигрировал из Штатов).

Обломал себе зубы Маккарти лишь на армии СШ, обвинив даже военных в «антиамериканской деятельности». Только тогда общественности было доказано, что «все обвинения сенатора оказались такими же пустыми и дутыми, как и его животик» (с. 558).

Интересно, а наш маккартизм еще впереди?..

(И не удержусь: то, что свобода и частная собственность понимаются и в Штатах правительством весьма факультативно, доказывает участь американцев японского происхождения, которых с началом войны интернировали в особые лагеря. Репрессии подверглось 112 тыс. человек, причем их собственность конфисковали, и они потеряли от этого 400–500 млн. долларов. Извинились за это перед ними и ЧАСТИЧНО (!) компенсировали потери лишь в 80-е гг.!).

В те годы чрезвычайно усилилось влияние спецслужб, особенно ФБР (Федеральное бюро расследований, основано в 1908 г. внучатым племянником Наполеона и министром юстиции США Чарльзом Джозефом Бонапартом (1851–1921); в 30–70-е гг. возглавлялось Джоном Эдгаром Гувером (1895 – 1972), который так много сделал для борьбы с мафией и с «коммунистической угрозой»; предполагают, что он был одним из заказчиков убийства президента Кеннеди) и ЦРУ (Центральное разведывательное управление, основано в 1947 г.; наиболее яркий руководитель – Аллен Уэлш Даллес (1893–1969); постсоветскому «совку» он дорог, прежде всего, своим «планом» («План Даллеса») по идеологическому развращению СССР, хотя текст этот сфабрикован в романе Анатолия Степановича Иванова (1928–1999) «Вечный зуд» (пардон, «зов» (1977 г., но «даллесовский» текст появляется в редакции 1981 г.). Что ж, в России поэт, как известно, всегда больше, чем поэт…).

Структуры эти были, по сути, неподконтрольны общественности.

К чести американского общества, оно вовремя осознало угрозу демократии. Покидая Белый дом, президент Дуайт Дэвид Эйзенхауэр (1890–1969; президент в 1953–61 гг.) предупредил сограждан об этой угрозе: «Тот факт, что военно-промышленный комплекс – вольно или невольно – приобрел неоправданное влияние» создает угрозу свободе, и «потенциал для опасного роста этой неприемлемой силы существует и будет сохраняться в дальнейшем» (с. 554).

Сам факт того, что это говорил не голубь мира, а кадровый военный, к тому же и стараниями Маккарти пришедший к власти, свидетельствует о том, что американская элита все же не угорела в дыму холодной войны окончательно. И на официальном уровне американцы повторили в очередной раз: они выбрали для себя.
 

Все-таки демократию!
 

Во всяком случае, все президенты США уверяли своих сограждан: мы живем в самой демократической стране мира.

О том, что «всем смертям назло» жить в Америке лучше, чем здесь не жить, говорил не только постоянно росший приток иммигрантов, но и внутренний бэбибум – прирост населения, который составил:

в 30-е гг. 7%,

в 40-е 15%,

в 50-е 20%,

в 60-е 13%.

Рекордным стал 1957 год, подаривший Америке 4 млн. младенцев, то есть каждые 7 сек. из мамы на свет божий вылезал очередной новорожденный.

К 1970 г. больше половины американцев были моложе 28 лет.

Но вслед за бэбибумом шел, естественно, бэбибунт. Испытавшие передряги великой депрессии и великой войны «отцы» и выросшие в привычном благополучии «дети» не могли понять друг друга, ведь для «детей» это благополучие было не их, а «отцовское». Бунтарские настроения формировала, питала и утишала впервые тогда возникшая специфическая молодежная субкультура (рок-н-ролл, Элвис Арон Пресли (1935–1977) и его последователи, а для более интеллектуальных – авторы типа Аллена Гинзберга (1926–1997) и Джека Керуака (1922–1969).

О тех славных денечках см. также фильмы:

«Бунтарь без идеала» (1955 г.) Николаса Рэя (1911–1979),

«Дикарь» (1953 г.) Ласло Бенедека (1905–1992),

«Школьные джунгли» (1955 г.) Ричарда Брукса (1912–1992), здесь впервые с экранов и прозвучал рок-н-ролл.

Неуклонно росший жизненный уровень населения заставлял каждого нового президента выдвигать все более оптимистические лозунги (комично похожие на лозунги тогдашнего СССР – например, призывы Линдона Бэйнса Джонсона (1908–1973, президент в 1963–1969 гг.) построить в Штатах «великое общество»), но, что гораздо важней, и решать реальные социальные проблемы.
 

«Черная» роза и чернокожий священник
 

Едва ли не самой острой из них стала в 60-е годы ликвидация сегрегации чернокожего населения. А сегрегация принимала порой трагикомические формы: во время войны донорская кровь для белых и черных солдат шла из разных фондов!

Решительная борьба за равноправие началась с… автобусной свары. В декабре 1955 года 42-летняя афроамериканка Роза Паркс отказалась уступить место в автобусе белому мужику. Естественно, здесь, на юге (городишко Монтгомери, штат Алабама) хулиганку арестовали, но черная Роза оказалась с шипами, сама подала в суд и суд выиграла! Помогал ей в этом молодой чернокожий священник Мартин Лютер Кинг (1929–1968). Он-то и стал лидером движения за равноправие негров.

Сам Кинг проповедовал (вслед за Махатмой Ганди (1869–1948) методы ненасильственного сопротивления, но пал жертвой расистов. Его гибель вызвала волнения в 60 крупнейших городах США, а на похороны священника явилось 300 тыс. человек.

Нет, не смирились чернокожие американцы с сегрегацией и ее поклонниками! И далеко не только мирными формами отличались их протесты. Дело доходило до организации террористических бригад («черные пантеры») и до перехода в мусульманство в пику белой христианской Америке (как сделал это чемпион мира по боксу Кассиус Марцеллус Клей (р. в 1942 г.), став Мухаммедом Али; о нем фильм с исчерпывающим названием «Величайший» (1977 г.) Тома Гриса).

Хотя социальные последствия неравноправия негров весьма ощутимы (особенно на юге страны), все же и подвижки на сегодня огромны: к 1980-м годам около трети афроамериканцев принадлежали уже к «среднему классу».

«Битва против расизма скорее усилила, чем ослабила классовое расслоение черных», – замечает историк (с. 605).

Самыми незащищенными, по иронии судьбы, оказались те, о ком хватились заботиться раньше всех – коренные жители Америки: «На долю индейцев выпала самая страшная нищета, самый высокий уровень безработицы и самые худшие условия жизни во всех Соединенных Штатах» (с. 607).

Ну, так и не фиг было зевать! – процитируем мы Махатму Ганди. А то: «трубка мира, трубка мира»! Вот и вылетели в трубу…
 

«В Америке снова утро»
 

«Трубка мира», «косяк мира», «бутылка мира», «колеса мира», «клей мира», «шприц мира»… Левые американцы утверждают: справились тогда с «цветной угрозой» (или посчитали, что справились) во многом благодаря тому, что перенаправили наркотрафик в неблагополучные районы, на «базы» «черных пантер».

Документальных подтверждений этому вроде как нет, но вообще-то оно было бы оченно по-американски: предоставить каждому выбрать свою судьбу, дав социальные лифты, один из которых ползет вверх, другой – убегает вниз.

Каждый (в принципе и в идеале) ответствен за выбор «своего» этажа. Этому учат протестантизм (отчасти) и либертианская этика.

Парадоксально, но факт: почти весь 20 век Америка прожила под знаком отхода (робкого) от этой слишком зубодробительной этической «классики». Еще «первый» Рузвельт (Теодор) на заре нового века стал проводить «прогрессистскую» политику вмешательства государства в социальную и – о, ужас! – экономическую жизнь страны. Начиная со «второго» Рузвельта это стало правилом американских президентов. Даже при вроде бы классическом либертианце (ибо на словах республиканцы все таковы) Эйзенхауэре количество чиновников, ответственных за «социалку», удвоилось.

Между тем, 70-е гг. стали не лучшим временем для американской экономики и политики. Приход к власти нового президента с более либертианскими принципами мог бы «возродить» американцев, требовалось вернуться к корням и истокам. И среди скепсиса и тревог новый лидер, с актерским обаянием и улыбкой, такой простой и такой блестящий Рональд Уилсон Рейган (1911–2004; президент в 1981–1989 гг.) вселил надежду во многих.

Уже не на словах, а на деле он провел в жизнь основные (возрожденные) принципы когдатошней американской политики: резко снизил налоги, по возможности убрал государство из сферы производства, обуздал инфляцию, создал новые рабочие места, сократил халявные выплаты и дотации. И результаты внешне оказались блестящими: ВНП вырос за годы правления Рейгана на 28%, реальный доход на каждого американца (с вычетами налогов) поднялся на 27%.

Что ж, сбылся слоган избирательной кампании Рейгана: «В Америке снова утро»?

Увы, выиграли не все, а примерно пятая часть самых успешных, богатых, предприимчивых (и работоспособных). Четыре пятых населения стали, пожалуй, беднее. К 1983 году (впрочем, это самый разгар, не итог реформ «рейганомики») бедных стало уже 15% – наивысший после 60-х гг. показатель.

И, тем не менее, дозволяй это тогда закон, Рейгана выбрали бы и в третий раз! Бешеная популярность его во многом была связана с беспрецедентными успехами во внешней политике. Рейган сразу решил свернуть политику «разрядки», идти на новую конфронтацию с СССР, который объявил «империей зла», и стал проводить в жизнь программу СОИ (или «звездных войн», хотя экономически и стратегически это все было больше «бла-бла»). Расчет оказался верным: уже выдыхавшаяся советская экономика не выдержала нового витка гонки вооружений, тем более, что в середине 80-х обвалились цены не нефть – основной для Советов источник валюты.

Советское руководство во главе со сверхговорливым Михаилом Сергеевичем Горбачевым (р. 1931 г.) и его сверхлукавым министром иностранных дел Эдуардом Амвросиевичем Шеварднадзе (р. 1928 г.) шло на неожиданные для Запада уступки. Так «ястреб» Рейган стал «голубем мира» для американцев, и не только для них. Распался многолетний антагонист НАТО Варшавский договор, привычный противник Штатов советский блок испарился, испарится в 1991 г. и сама «империя зла».

Нужно сказать, эти успехи тоже дались Америке не бесплатно: за годы правления Рейгана внешний долг удвоился, хотя президент клялся и прежний-то сократить.

Тогда, в конце 80-х, почти все люди верили, что «ветер перемен» принесет только хорошее.

Принес же он разное, нам особенно.
 

PS ПОСТ ФАКТУМа
 

Да, в «холодной войне» безоговорочно выиграли американцы. Последнее десятилетие 20 века стало золотым для Америки. При преемнике Рейгана Джордже Буше-старшем (р. 1924 г., президент в 1989–1993 гг.), даром, что сам он был тоже республиканец, траты на социальные нужды значительно увеличились (за счет сокращения военных расходов), и если первые составили больше 60% госбюджета, то вторые – всего 20%.

Его преемник демократ Уильям Джефферсон Клинтон (р. 1946 г., президент в 1993 – 2001 гг.; за ловкость оппоненты прозвали его «скользким Билли») успешно решал социальные проблемы, исправляя «косяки» рейганомики (на социалку отпускалось уже 63% госбюджета, на военные нужды – 15%). При нем доля 20% самых состоятельных в общем богатстве страны снизилась, а доля 60% «бедных» возросла. Никогда еще в Америке не было так легко и приятно жить, хотя реформа здравоохранения (охват медицинской помощью всего населения – задача, когда-то в СССР, кстати, решенная) была консервативными силами сорвана.

Зато Клинтону удалось решить самый больной вопрос – хронический дефицит госбюджета. Если в 1993 г. он составлял 255 млрд., то в 1999-м явились даже излишки бюджета. Откуда бы?.. Наши «красно-коричневые» публицисты уверяют: денежки эти – «наши». Но ведь Америка реально расцвела в те же годы и даже обогнала Японию в сфере передовых технологий!

Именно на это – на получение новых технологий – так надеялось новое руководство России во главе с президентом Борисом Николаевичем Ельциным (1931–2007, президент РФ в 1991–1999 гг.). Как не раз объясняла Ирина Евгеньевна Ясина (р. 1964 г.) и ее коллеги, без немецких машин и французских духов мы проживем, а вот без новых технологий… И где же они? Досада на некудышние итоги такого «сотрудничества» звучит в антиамериканской риторике, усилившейся при президенте Владимире Владимировиче Путине (р. 1952 г., президент РФ в 1999–2008 гг. и с 2012 г.). Впрочем, тайных статей брачного договора наших либералов с Америкой мы не знаем пока…

До утра 11 сентября 2001 г. весь мир полагал: он теперь «однополярный», с единственным лидером – США. Трагедия, когда два самолета протаранили здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и еще один атаковал здание Пентагона в Вашингтоне, унесла около 3000 жизней и поставила кровавую точку в иллюзиях. Была де-факто объявлена война христианскому (якобы) миру во главе с США со стороны мусульманских экстремистов.

Об этом событии снято много фильмов. Вот некоторые:

«Потерянный рейс» (2006 г.) Пола Гринграсса (р. 1955 г.),

«Рейс 93» (2006 г) Питера Маркла,

«Внутри Башен-Близнецов» (2006 г.), документальный фильм Ричарда Дейла,

«Башни-близнецы» (2006 г.) Оливера Стоуна (р. 1946 г.),

«11 сентября» (2002 г.) – международный проект под эгидой французского продюсера Алена Бригана с участием режиссеров Самиры Махмальбаф (р. 1980 г.), Клода Лелуша (р. 1937 г.), Юсефа Шахина (1926 – 2008), Даниса Тановича (р. 1969 г.), Идрисса Одрраого, Кена Лоуча (р. 1936 г.), Алехандро Гонсалеса Иньярриту (р. 1963 г.), Амоса Гитаи, Миры Наир (р. 1957 г.), Шона Пена (р. 1960 г.), Сёхэя Имамуры (1926 – 2006).

Америка тотчас поменяла военную доктрину, объявив, что может упреждающе нападать на потенциального агрессора. Что и проделала с Ираком (2003 г.) и Афганистаном (2001 г.). Увы, тогдашний президент СШ Джордж Уокер Буш-младший (р. 1946 г., президент в 2001 – 2009 гг.) гораздо успешней боролся с собственным алкоголизмом, чем с международным терроризмом…

Эта проблема (исламского терроризма) остается актуальнейшей и в наши дни.

В 2008–2010 гг. разразился мировой финансовый кризис невиданной со времени краха Нью-Йоркской биржи (в 1929 г.) силы.

Перед новым президентом Бараком Хуссейном Обамой (р. 1961 г., президент с 2009 г.) встала ответственейшая задача преобразования экономической монетаристской модели, которая так безотказно работала со времен Рейгана. Однако это означает наступление на доходы и неоправданные привилегии влиятельнейшего финансового сектора, к чему Обама очевидным образом пока не готов.

Ближайшими последствиями кризиса аналитики называют падение жизненного уровня и повсеместное сокращение численности «среднего класса», этой главной опоры демократии.

Элите придется вырабатывать и новую систему моральных ценностей, ведь так долго сохранявший социальный мир принцип политкорректности (приоритетно прав слабый и малочисленный; идеал – одноногая черная лесбиянка) поощряет «слабого» к самоутверждению в хулиганских формах, а вовсе не к самосовершенствованию…

Рухнул миф о том, что Америка – плавильный котел рас и культур. Межэтнические и межрелигиозные конфликты – лишь добавка в стиле «этно» к традиционным социальным конфликтам…

Мир становится многополярным, и разные его полюсы не слишком-то тепло настроены в отношении друг друга.

В начале 21 века мировая политическая ситуация все больше похожа на свой портрет столетней давности. Будто не было трагических уроков и великих достижений 20 века…

Я бы сказал, перспективы выглядят даже тревожней (для нашей страны и, между прочим, для США). Во всяком случае, нынешний настрой населения гораздо дальше от благодушия закатных лет «бель эпок» (фр. belle époque – «прекрасная эпоха», период 1890–1914 гг.).

Но может, это-то всех и спасет?.. :)
 

Кроме Сети использованы книги:

Макинерни Д. США. История страны. – М.: Эксмо; Спб: Мидгард, 2011. – 736 с., ил. – («Биографии Великих Стран»)

28.06.2012

Валерий Бондаренко





О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи