Library.Ru {2.6}Лики истории и культуры




Читателям Лики истории и культуры Шотландский африканец: история болезни

 Шотландский африканец: история болезни

Фоден Ж. Последний король Шотландии. – СПб: Амфора, ТИД Амфора, 2009. – 414 с. – (Серия «Будущие нобелевские лауреаты»)
 

Изменчивость. Быть может, осознание этого и есть ответ.
Ж. Фоден, «Последний король Шотландии»

Эта книга похожа на паука в центре паутины. Нити паутины составляют реальная политика (=недавняя история), литература и кинематограф. С последним – понятней всего: по роману (так и тянет написать: «документальному») снят фильм, и исполнитель главной роли (угандийского диктатора Иди Амина) Форест Уитакер удостоен «Оскара» за 2007 г. Не знаю, имеет ли смысл смотреть фильм (о нем я еще скажу), а вот роман прочесть безусловно стоит!

Не только потому, что он очень крепко сделан, – нет, он прожит самим автором, и ощущение подлинности описываемого иногда поднимается тошнотой в нас. Такой, чисто шкурной реакции, текст очевидно придуманный от читателя ни в жизнь не добьется. При этом автор касается ряда проблем, которые являются сутью не только текущей политики, но и содержимым нашего подсознания.

Итак, молодой шотландский врач Николас Гарриган (вероятно, альтер эго автора) приезжает в бывшую английскую колонию Уганду и волей случая становится придворным врачом ее диктатора Иди Амина.

Иди Амин! Энциклопедии называют его «одним из самых страшных диктаторов Африки, лично убившим около  2000 человек». Этот двухметровый гигант, бывшей сержант колониальных войск, захватил власть при помощи английской разведки, но быстро вышел из-под ее контроля и, как сбесившийся грузовик, стал все крушить на своем пути. Он дружит с СССР и ГДР (которая помогает его заплечных дел мастерам – об этом есть в романе красноречивый намек). Свою некомпетентность Амин прикрывает безудержной демагогией (пиар-акциями, сказали бы мы теперь) и кровавым террором. В конце концов, народ вкупе с великими державами не выдерживает, и «победитель Британской империи в Африке» (один из его титулов) едва уносит ноги.

В общем, все, как и положено в заштатной банановой республике середины 70-х.

Ну, и что же тут нового? – спросите вы. Все это распрекрасно описал еще Грэм Грин в «Комедиантах» и масштабно, как явление, обобщил-заклеймил Г. Гарсия Маркес в «Осени патриарха». Зачем же еще одна вариация на вроде бы отработанную тему?

Свежесть книги Фодена – в том, что это, по сути, история болезни. Собственной болезни автора. Увы, тонкий нервный интеллигент европеец заражается болезнью, которую можно назвать «аминоманией». Чуть ли ни при первой встрече Амин хвастается опытом каннибала, он вульгарен и груб, но – «харизматичен». Его обаяние безгранично, в нем словно кроется масса людей, он одарен чудовищной силы проницательностью и порой проявляет чудеса деликатности и душевности. Но следом ведет Гарригана в свои узилища, и врач с ужасом отмечает «жадный взгляд» диктатора, который рвется насладиться муками людей.

(Эпизод с посещением застенков – самый жуткий в романе, жуткий ощущением абсолютной подлинности рассказанного – рассказанного как раз деликатно, с опусканием совсем уж подробностей, но… От этого как-то еще «жутчей»!)

Из наблюдателя Гарриган становится, как он чувствует, невольным соучастником преступлений Амина – хотя и твердит упорно себе, что он всего лишь свидетель, зритель. И не потому, что участвует, а потому, что не смеет противостоять, протестовать хотя бы! Европейский гуманизм терпит крах при столкновении с природной стихией, которой, собственно, и является диктатор Амин.

Эта тема тоже ох, не нова! Не нова и вариация ее у Фодена: похоже, больше всего он страдает не от собственного очевидного бессилия, сколько от странного тяготения к этому человеку, от ощущения мистической связи с ним. Среди прочего Амин присваивает себе титул «последнего короля Шотландии», тонко играя (играя ли? – скорей, проживая) разницу между шотландцами (= молодцами) и хитрыми, «гнилыми» англичанами. Фоден тоже шотландец, и в нем бродит тот же непокорный дух, дух обиды, на собственно англичан-угнетателей его родины.

В фильме все прямей и грубей. Тяготение обоих подсвечено какой-то левой гомоэротической составляющей, к тому же введена совершенно сочиненная история любви Гарригана и одной из жен Амина. Что ж, даже в целом добротный фильм ради кассы будет говорить с толпой на понятном ей языке.

В книге же есть тончайшие разграничения, психологические нюансы и проникнутая болью исповедальность, которая заставляет не рассеянно лопать «клубничку», а всерьез задумываться.

Жестокость Амина – это не ледяная жестокость белого и не изощренно прихотливая – азиата. Она, жестокость его, – груба и простодушна. Она вполне себе ВРОДЕ БЫ детская. Когда Гарриган возвращается из застенка в комнату Амина, он видит ее отстраненно. С разбросанным спортивным инвентарем, с порножурнальчиками, с вечным боксом по ТВ она похожа на комнату подростка из рабочей семьи. Для Фодена это важный смысловой ключ: Амин – не африканская «штучка» (как это спрямленно показано фильме), это проявление общечеловеческого подсознательного, которое, бог его ведает, где и когда «выстрелит». Все механизмы нейтрализации этих «выстрелов», выработанные европейской цивилизацией, – вполне условны.

И больше того: проявления этой стихии – не есть свидетельство незрелости. «Вы не дети!» – говорит один из героев фильма, и, пожалуй, это главная мысль его.

Амин – не «несовершенство» или извращение, не отклонение от нормы, это часть нормы, это один из первоэлементов, который скрыт в «сути вещей».

Николас Гарриган вернется в Шотландию. Он попытается изжить пережитое.

Вот только получится ли?..
 

13.10.2011

Валерий Бондаренко





О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи