Library.Ru {2.6}Лики истории и культуры




Читателям Лики истории и культуры Михаил Елизаров: «Бураттини» прогноз

 Михаил Елизаров: «Бураттини» прогноз

Елизаров М. Бураттини. Фашизм прошел. – М.: Астрель: АСТ, 2011. – 221 с.
 

Новая книга лауреата «Русского Букера»–2008 Михаила Елизарова на первый взгляд кажется скопищем разножанровых материалов, но странным образом, как мусор на берлинской помойке, прилежно рассортированных по разделам-темам. При дальнейшем знакомстве убеждаешься: это не помойка, а умело расчисленное светило, окруженное густой атмосферой.

Атмосфера – та самая, которой мы все, большинство россиян, с детства дышим. Ибо первые разделы книги автор посвящает старым советским «мультам», главным сказкам и культовым фильмам, которые, собственно, и вылепили наше сознание. При этом высоколобый жанр эссе Михаил Елизаров превращает в настоящий фейерверк иронии, в меткую, емкую и безумно смешную сатиру.

И, чтобы не быть голословным:

«Развязка каждого сюжета „Ну, погоди!“ – сорвавшийся коитус», с. 11.

Мультфильм «Возвращение блудного попугая» «остроумно клеймил извечную пятую колонну – диссидентское сообщество и его национальный колорит», (с. 18).

Старик Хоттабыч – «архетип Востока, его культуры и идеологии, вторгающийся в атеистическую реальность советской Москвы» (с. 40).

«Цветочный город – это идеальная модель экокоммунизма» (с. 46), а Незнайка – образ лишнего человека, достойно завершающий шеренгу из Онегина, Печорина и т.п.

Подвергая постмодернистской деконструкции главные произведения нашего детства (а значит, и его мифы, до конца взрослым сознанием не изжитые), автор не просто демонстрирует виртуозное владение искусствоведческим сленгом с этикеткой любой расхожей идеологии. Он показывает относительность «вечных» смыслов и истин, к которым так склонно всякое тоталитарное мышление.

Вот почему у читателя рождается чувство полета, освобождения от пут уныло «неоспоримого». Повторяю: рождается неслучайно – ведь все эти эссе суть только атмосфера из «смыслов» и мифов, а нас еще ждет приземление на планету с конкретным названием «Мих. Елизаров». Ибо с раздела «Предметы» начинается то, что очень приблизительно можно назвать «автобиографической прозой». Здесь уже почва под ногами крепкая, совершенно «конкретная».

Первым делом Елизаров подробно вспоминает о самой «здоровской» игрушке советского пацана – о разных пистолях, этой пластмассово-деревянной наглядной пропаганде патриотизма.

Вспоминает автор и города, в которых сам живал и живет, Ивано-Франковск, где родился, Москву и Берлин, где осуществился. Непоседа-автор и здесь не может без «фокусов»: на прямую лирику его просто так не пробьешь, хотя как раз она диктует ему самые яркие страницы (вторая часть «Моего Арбата»). Забавны и точны образы городов-людей: вот полууспешный полупровинциал «Харьков», вот добродушно равнодушная столичная дама без возраста «Москва», а вот и изнасиловавший себя толерантностью моложавый поддельный гей «Берлин»…

Конечно, в основе своей Елизаров – автор постмодернистский, между ним и жизнью – всегда лупа всяческой «аллюзивности», хоть и сам он над безграничными возможностями «аллюзивности» уже ржет без умолка. Но, как и любой уважающий себя постмодернист, без сексуальных девиаций Мих. Елизаров обойтись тоже пока не может. Правда, преподносит их в духе нашего снова уже нетерпимого времени, позволяя себе пассажи откровенно гомофобные. И вовсе не потому, что натерпелся от «голубых» в новом своем отечестве – в постылой Неметчине!

Нет, просто книга его – о насилии. О насилии и смерти, которые пронизывают все вокруг, от скрытых смыслов детских сказок и игрушек до крепчающих на глазах национализма и бытовой нетерпимости. Забавляясь чертами Муссолини, которые якобы скрыты в образе Буратино («неунывающий… лидер и оратор, человек действия, циник, презирающий образование и декадентство», с. 95), Михаил Елизаров, бесстрашно посмеиваясь, констатирует и в себе черточки вот этой самой нетерпимости. Того, что можно назвать советским и постсоветским жлобством или, выражаясь современно, этикой «пацанства».

Западный опыт изживания этого жлобства-пацанства (политкорректность) для автора не кажется убедительным. «Германия – благополучная страна отмершей мифологии», (с. 216); здесь «все плюшевое и бумажное. Чудовищно, вопиюще беззубое», (с. 215).

То ли дело – наша страна: «Россия щедро кормится подземными водами векового божьего страха. Поэтому в ней до сих пор возможно все. Художественное живет наравне с реальным» (с. 216).

Вы скажете: он опять ерничает, подлец! Но ориентиры в книге расставлены так, что одной иронией здесь уж не отбояришься! Наши п/м все играли с фишками масштабных социальных утопий эпохи модернизма 20 – 50-х, теперь же наши забавники (как и все мы, увы!), боюсь, могут встретиться лицом к лицу с тем, над чем потешались. А может, тогда еще, в мутненькие 80-е, ребята спрогнозировали не совсем насильственную реанимацию этих мифов сейчас? (Впрочем, забавный разбор «Снежной королевы» в духе мифологии Третьего рейха в очередной раз продемонстрировал лично мне здесь выморочность всей этой нордической умозрительной тягомотины, используя которую, и Сорокин яркой искры высечь не смог…)

Неинтересно… Но пока (уже?..) актуально?..

«Бураттини» – книга злая, веселая. И очень, очень тревожная. Мы расстаемся с автором в переходе метро у киоска с выпечкой. Рассказчик борется с двумя похожими на индейцев «понаехавшими тут» продавщицами плюшек. Борется за соблюдение санитарных норм и за положенную ему сдачу (аж 4 рубля!). Но фатально не понимают обе стороны конфликта правду друг друга! И накал страстей у них возникает непримиримый. А вокруг гудит пахнущий горячей резиной и выпечкой воздух московского метро. Пахнет ощутимой тревогою…

17.10.2011

Валерий Бондаренко





О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи

 
лекции по механике