Library.Ru

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Страница социолога Тексты
 

Читать так же престижно, как покупать дом…
(Елена Яковлева. Интервью с Даниилом Дондуреем)

[ Российская газета. – 2005. – 27 июля ]

О результатах исследования «Массовое чтение в России»

     Российская газета: Даниил Борисович, какое у вас отношение к выявленной социологами картине чтения?
     Даниил Дондурей: Я думаю, что результаты опроса приукрашены и ситуация еще хуже. Я считаю, что сегодня примерно две трети россиян, а не половина, как свидетельствуют данные исследования, никогда не покупают книг и еще больше не записаны в библиотеки. Это не подозрение социологов в нечестности или плохой методологии. В социологических исследованиях культуры специалисты уже лет 30 фиксируют один процесс: с тех пор как сформировалось развитое массовое общество с его разными сегментами (средний класс, образованные люди), культура стала очень важным показателем социальной стратификации. Ряд видов поведения в этой сфере становятся престижными. Например, ходить на спектакли Чеховского фестиваля и не пропускать спектакли – для одних Марка Захарова, для других – Петра Фоменко, для третьих – Анатолия Васильева или Кирилла Серебренникова. Это объясняется еще и тем, что в советскую эпоху культура была единственной сферой объективной социальной стратификации. Человек не мог купить завод, но собрать хорошую библиотеку или прорваться на спектакль Любимова мог. И его культурное поведение становилось тем пространством, в котором компенсировались отсутствие политической свободы, парламентской системы, оппозиционного мнения, материального успеха, свободного передвижения, волеизъявления личности, гражданского поведения и т.д. И сегодня в какой-то мере так же: ты не можешь купить Малевича за полтора миллиона долларов, но можешь все знать про его жизнь. У нас было важно цитировать обериутов, добыть билет на закрытый концерт. Вот поэтому наше культурное поведение всегда приукрашено. Это почти обязательно, как и прибеднение в жизни.
      РГ: Известный американский социолог Ллойд Уорнер утверждал, что людей объединяет в социальные группы не столько их положение относительно средств производства, сколько общий образ жизни, объединяющие культурные ценности.
     Дондурей: Это, видимо, универсальные процессы. Чтение как универсальный тип культурной деятельности помогало людям двигаться на разного рода социальных лифтах.
     РГ: У социологов это называется вертикальная мобильность. Тогда получается, что чтение – не просто досуг, но и способ формирования личности, создания мировоззренческого кругозора, источник нравственных и эстетических ориентиров. И это важнейший национальный ресурс.
     Дондурей: Ресурсом является то, что читают, как этим пользуются, как к этому относятся и что с этим делают. Я говорю своей дочери, родившейся в Москве: смотри, у тебя чего только нет. А я приехал в Москву с одной сумочкой и мне нужно было все сделать самому. Моим же ресурсом были только чтение и образование.
     Но основная драма современного российского развития, по-моему, заключается не в том, что не читают или мало читают, или читают не ту литературу, которую бы мы хотели. Она в том, что у нас сегодня есть существенные ограничения на воспроизводство людей, которые хотели бы читать сложную литературу, ходить в Консерваторию, смотреть фильмы лауреатов Каннского кинофестиваля. В России сегодня ограничено воспроизводство людей, для которых посмотреть «Настройщика» Киры Муратовой не менее важно, чем купить земельный участок и построить там загородный дом.
     Нет соответствующих художественных школ, нет тех структур, которые раньше существовали в виде кружков, студий по интересам, в том числе и интересу к хорошей литературе, к чтению и всему, что на серьезном чтении построено. Нет целого ряда необходимых институциональных программ, которые были бы направлены на то, чтобы сделать чтение не менее престижным, чем обладание акциями «Газпрома».
     Человек должен думать: «Да, я не Авен, Фридман и Мамут, но зато у меня колоссальная библиотека раритетов! Я знаю шедевры немого кино! Я потрясающе понимаю российских гениев мультипликации и дружу с Норшейном!»
     Я не представляю, как делать конкурентоспособный бизнес, если у нас не хватает по-настоящему креативных людей? А чтобы стать художником или умником, нужно понимать хотя бы, что Малевич не придурок.
     РГ: В начале 90-х у нас было много подчеркиваний, что преуспевающие западные бизнесмены не стесняются не понимать Малевича.
     Дондурей: Если речь идет о топ-менеджерах, то им почти вменяется ходить в театр, обсуждать спектакли. Сложная книга или спектакль – это погружение в сложную семиотическую ситуацию. Это требует настоящей интеллектуальности.
     У нас в России сейчас не воспроизводится элита, не сохраняется и не транслируется многоуровневый культурный потенциал. Предприниматели хотят заработать деньги, быстро продвигают на рынок всевозможную попсу. Отсюда обилие женских детективов, гламурных журналов. Что же касается высокой культуры, никаких серьезных инструментов и усилий здесь почти незаметно. Ни со стороны власти, ни со стороны бизнеса.
     Российский бизнес не думает о том, например, что нерыночное мировоззрение – одно из последствий отсутствия у нас культурно подготовленных аудиторий. А воспроизводство креативной аудитории потенциальных лидеров бизнеса, науки, творчества не менее важно, чем отношения большого бизнеса с Сечиным.
     РГ: Может быть, нам нужен своего рода общественный проект – воспроизводство в стране высокой культуры через серьезное чтение? Во многих странах принимались национальные программы поддержки чтения. Великобритания, десять лет назад занявшая 15-е место среди 20 стран в исследовании грамотности чтения в результате предпринятых государством и обществом усилий перешла на 5-е. Но там шли еженедельные телепередачи, посвященные чтению, выбиралась лучшая книга недели.
     Дондурей: За последние 15 лет у нас не было ни одного такого мощного культурного проекта или программы, разве что редкие примеры каких-то конкурсов. Но и у нас при помощи того же ТВ можно сделать модным, «крутым» чтение русской классики, мировых экономических бестселлеров или посещение концертов Генделя. Тем более что это, правда, круто. И не очень дорого. Можно сделать хорошее чтение престижным.
     Но я пока не вижу инициаторов этого ни во власти, ни в бизнесе. Власть занята текущей повесткой дня. А бизнесмены живут на островах гламура, в чудных заводях с охраной. Но при таком развитии событий жизнь в стеклянных дворцах рано или поздно закончится.

Источник: Российская Газета

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи