Library.Ru

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Страница социолога Тексты
 

Стельмах В.Д.
Современная библиотека и ее пользователи

[ Стельмах В.Д., ведущий научный сотрудник сектора социологии чтения и библиотечного дела РГБ, консультант программы «Чтение» Фонда «Пушкинская библиотека», заслуженный работник культуры РФ ]

Выступление на заседании круглого стола «Библиотека. Читатель. Издатель: Сквозь призму социологических исследований Фонда "Пушкинская библиотека"»

     Исследование, проведенное Фондом «Пушкинская библиотека» совместно с ВЦИОМом-А в сентябре 2003 г., дало редкую в социологии возможность корректного сопоставления полученных данных с аналогичными замерами, произведенными ВЦИОМом в 1994 и 1999 годах. Это позволяет видеть динамику изменений в охвате населения библиотечным обслуживанием за последние 10 лет.
     Сегодня делать выводы об использовании библиотек «вообще» можно лишь со множеством оговорок. Библиотечная система страны расслоилась на ряд сегментов, действующих в разных культурных пространствах и в разном культурном времени и режиме. Но поскольку именно региональные публичные библиотеки составляют «тело» библиотечной системы и берут на себя обслуживание основной массы населения, они и определяют при социологических замерах общую картину использования библиотек и зону их действия.
     По результатам опросов ВЦИОМа:
     – в 1994 году библиотеками всех типов пользовалось 20,7% населения страны;
     – в 1999 году этот показатель снизился до 18,0%;
     – в 2003 году он остался практически на том же уровне – 17,9%.
     Это означает, что после резкого оттока из библиотек значительной части пользователей, начавшегося примерно в середине 90-х годов прошлого века (после журнального бума, взлета читательской активности и других ярких явлений литературной жизни периода перестройки), объем библиотечной аудитории стабилизировался на уровне 18–20% взрослого населения.
     О стабилизации свидетельствуют и полученные нами ответы респондентов на вопрос «Были ли Вы записаны в библиотеку когда-либо?» По сравнению с аналогичным замером в 1994 году они распределились следующим образом (в % от числа опрошенных):

  1994 2003
Нет, но был записан раньше 49,5 49,9
Нет и никогда не был записан 30,5 32,2

     Как видим, доли тех, кто, никогда не пользовался библиотекой, и тех, кто ушел из нее, практически не изменились за последние 10 лет. Подавляющее большинство покинувших библиотеку составляют люди от 30-ти лет и старше (77%), со средним общим и специальным образованием (65%). Это означает, что библиотека продолжает работать как «перевалочный пункт», обслуживая молодежь, находящуюся на первичной стадии социализации – в большой степени это учащиеся, которые не закрепляются в библиотеке, но покидают ее, закончив или прервав учебу. На смену им приходят «новые – старые» группы, повторяющие тот же цикл и восполняющие уходящий контингент. Именно таким образом поддерживается баланс. Но высокая динамика обновления аудитории означает, что библиотека не успевает реализовать свои долгосрочные цели по привитию навыков пользования книгой и библиотекой и воспитания потребности в чтении у наиболее перспективных социальных групп.
     Самыми значимыми мотивами отказа от пользования библиотекой оказались следующие (в % от числа непользующихся библиотекой):

  1999 2003
читаю мало, библиотека мне не нужна 29,1 31,2
нет времени посещать библиотеку 20,3 38,1
предпочитаю другие источники получения книг 25,7 16,7
достаточно книг дома 12,2 16,3
нет библиотеки близко от дома нет данных 12,1

     Как видим, особенно резко возросло число тех, кто объясняет свой отказ от библиотеки отсутствием времени. Конечно, такие особенности современного образа жизни как необходимость дополнительного заработка или распространение новых форм проведения досуга делают бюджет времени современного человека гораздо более жестким. Однако это справедливо лишь по отношению к социально активным и перспективным слоям. Между тем, 40,2% из тех, кто заявил, что у них нет времени посещать библиотеку, составляют люди с начальным и неполным средним образованием и лишь 12,7% – с высшим и неполным высшим; 28,2% этой группы – неработающие и 27,6% – люди неинтеллектуальных профессий.
     Таким образом, самое распространенное объяснение отказа от библиотеки – «отсутствие времени на чтение» – является скорее заретушированным свидетельством его несущественности, ненужности и неконкурентности по сравнению, например, с телесмотрением, на которое горожане тратят сегодня 28,8 часов в неделю, что составляет три полных рабочих дня (!).
     Поэтому эти 38,1% респондентов отчасти близки к тем, кто открыто и без колебаний сказали – «читаю мало, библиотека мне не нужна», «вообще ничего не читаю» (31,2%). Увеличение этой группы за последние 4 года, пусть даже не слишком резкое, представляется значимым во многих отношениях. Если раньше признаваться в равнодушии к книге считалось неудобным и воспринималось как нарушение общепринятой культурной нормы, то теперь, по выражению одного из респондентов, «оказывается, можно не читать!». Библиотека стала одной из тех институциональных точек, в которой особенно остро проявилось смена ценностных ориентаций, обрыв литературной традиции и разрушение символического статуса чтения. Рамочный процесс падения общего интереса к чтению, с которым связаны многие безрадостные явления современной книжной жизни, определил и наблюдающееся сужение зоны действия библиотек.
     Однако было бы ошибочным говорить на этом основании о кризисе библиотеки как социального института. Она имеет прочный социальный фундамент в виде групп, которые выбирают именно этот канал получения литературы и задают высокие показатели его использования.
     Какие группы преобладают сегодня в структуре пользователей и обеспечивают общественную востребованность библиотек?
     В начале 80-х годов прошлого века основу библиотечного контингента составляли группы, находящиеся в стадии первичной и вторичной социализации – учащиеся и пенсионеры. В последние 10 лет доля людей старшего возраста неуклонно снижается.
     Но процент учащихся продолжает расти и весьма существенно – объем этой группы, как показывают приведенные данные, уже превысил четвертую часть абонентов. Это объясняется рядом объективных обстоятельств, в числе которых – создание новых типов учебных заведений (лицеев, гимназий, коммерческих вузов), не имеющих своих библиотек, и по-прежнему низкий потенциал сохранившихся библиотек учебных заведений.
     Проблема для универсальных библиотек – публичных и особенно научных – заключается не столько в самом факте усиливающегося притока учащихся (что же в этом плохого?), сколько в необходимости брать на себя обеспечение учебного процесса. Это ведет к вынужденной трансформации их функций, профиля комплектования и технологии обслуживания и объективно становится, особенно для научных библиотек, тормозом в наращивании информационных мощностей.
     Одновременно продолжает расти доля социально активных слоев – специалистов, групп с высоким уровнем образования и 25–40-летних, которые нуждаются в «своей» литературе и разнообразном информационном обслуживании.
     Таким образом, две группы – учащиеся и специалисты составляют сегодня большинство (54,4%) пользователей библиотек. Если учесть полярность их запросов и требований как на литературу, так и к организации обслуживания, то налицо ситуация углубляющегося внутреннего конфликта: неизбежный в сложившейся ситуации дрейф между разными полюсами библиотечного социума в условиях ограниченного финансирования ведет к неопределенности стратегий развития как публичных, так и универсальных научных библиотек, замедляет темпы модернизации и тех, и других.

     Ориентации и запросы библиотечной аудитории
     Обозначенные выше основные категории пользователей библиотек определяют и структуру предъявляемого библиотекам спроса. Однако сопоставление ответов на вопрос «Какую литературу Вы обычно берете в библиотеке» в проектах 1999 и 2003 годов позволяет судить – в случаях совпадения позиций рубрикатора – о подвижках в ориентациях пользователей за последние 5 лет.
     Первое, что очень четко проявляется при соотнесении этих двух хронологических срезов, это некоторое, в ряде случаев принципиальное, изменение самой структуры спроса при резком снижении практически всех его долей.
     Среди существенных подвижек – уже необратимое падение интереса к «толстым» литературно-художественным журналам. Число пользователей, обращающихся к этим изданиям, сократилось с 23,4% в 1999 году до 5,9% в 2003. (Сохранение в чтении «толстого» журнала было во многом результатом программы Института «Открытое общество», финансировавшего библиотечную подписку на эти издания в течение 10 лет). Сейчас подписка резко сократилась, но это действительно ощутили не так много пользователей: только 1,7% респондентов пожаловались, что не могут получить их в библиотеке. Это свидетельствует о практически полном выпадении «толстого» журнала из читательского оборота.
     В два раза сократилось по сравнению с 1999 годом число интересующихся книгами о доме, домашнем хозяйстве, ремонте, строительстве, хобби и т.д. Это еще одна примета отмечаемого социологами процесса снижения интенсивности домашних занятий и деперсонализации досуга: среди населения неуклонно растет доля тех, кто «никогда ничего не мастерит, не ремонтирует дома, не играет в какие-либо игры, не шьет, не вяжет, не делает зарядку или гимнастику и пр. На этом фоне такое традиционное для советских времен времяпровождение, как застолье, прием гостей и походы в гости, остается единственной широко распространенной формой проведения досуга».
     В преобладающем библиотечном спросе и в 1999, и в 2003 годах четко выделяются 4 содержательных блока: учебная литература, к которой «подсоединяется» классика (среди тех, кто приходит в библиотеку за классическими произведениями, больше всего молодежи – 60% и людей с образованием ниже среднего); литература по специальности; книги в помощь освоению новых технологий, профессий (книги по компьютерам, информатике, праву, бизнесу, экономике, что отчасти пересекается со спросом на учебную и специальную литературу); масскультурная продукция.
     Именно эти области спроса определяют на практике функциональные значения современной библиотеки. Учащиеся хотят видеть в библиотеке учебно-образовательный центр, профессионалы – информационно-библиотечный специализированный институт, для групп, испытывающих напряжения в социальном и профессиональном самоопределении, библиотека прежде всего центр социализации. Объединяющей разные группы сферой выступает масскультурная литературная продукция.
     Данные опроса свидетельствуют о казалось бы успешном совмещении в универсальной библиотеке всех этих разнообразных, в значительной мере центробежных функций, ибо читатели демонстрируют высокую степень удовлетворенности предлагаемым им библиотечным ассортиментом: 69,5% пользователей (невиданный ранее процент!) сказали, что они находят в библиотеке все, что им нужно. Ощущаемый неудовлетворенный спрос минимален в процентном отношении, и повторяет по содержанию – практически зеркально – приоритеты библиотечной аудитории.
     Это означает, что библиотечный спрос становится все более вязким, стертым и массовидным, а библиотека, ориентируясь на все менее дифференцированную аудиторию транслирует лишь самый общий срез культуры.
     Эта же тенденция прослеживается и в приоритетах художественного спроса. Уже в начале 90-х годов прошлого века масскультурные ориентации стали определять картину чтения. Но характерно, что этот интерес становится все менее персонифицирован. Он концентрируется вокруг 4-х жанров – детективы, боевики; любовный роман; исторический роман; фантастика, фэнтэзи, которые в течение 10 лет неизменно определяют канву читательских запросов широкой публики. Выделить первую десятку наиболее популярных и читаемых авторов, что в предшествующих проектах не составляло особого труда, на этот раз удалось лишь с большой натяжкой – статистические сгущения оказались минимальными:
     Первые 10 из названных респондентами 2324 авторов и книг:

• Д. Донцова
• А. Маринина
• А. Дюма
• В. Пронин
• Л. Толстой
• А. Пушкин
• В. Пикуль
• Ф. Достоевский
• Т. Полякова
• Б. Акунин

     Л. Толстой, А. Пушкин и Ф. Достоевский появились в этом списке благодаря программному чтению школьников. Но классики уже нет в приоритетах покупки:
     Первые 10 из 1034 купленных респондентами авторов и книг:

• Д. Донцова
• А. Маринина
• Т. Полякова
• Т. Устинова
• А. Черкасов
• А. и Б. Стругацкие
• Д. Ролинг
• Б. Седов
• П. Коэльо
• П. Дашкова

     Произведения современных авторов, недавно появившихся на книжном рынке, имеют тираж в 6–8 тыс. экземпляров, что делает для них практически невозможным попадание в фонды региональных библиотек и в читательский оборот. Лидируют авторы, чей суммарный тираж исчисляется миллионами экземпляров, что гарантирует им стабильное присутствие на региональном рынке. Таким образом, тиражная издательская политика выполняет двоякую роль: издатели следуют за читательским спросом и чутко реагируют на его малейшие изменения, в связи с чем рынок позволяет достаточно уверенно судить о читательских ориентациях, но одновременно они закрепляют читательские приоритеты, постоянно поддерживая ограниченный круг королей продаж.
     Однако суммарный тираж при всей его значимости еще не обеспечивает автоматического вхождения писателя в список лидеров. Читательская аудитория демонстрирует в ряде случаев казалось бы полную автономность и независимость от издательского рынка. Это результат подключения других усилителей успеха, нередко перекрывающих эффект тиража. Среди таких механизмов – достаточно долгое присутствие на рынке (эффект узнаваемости) и появление медийных вариантов книги, прежде всего – телеэкранизаций. Именно поэтому А. Маринина, тираж произведений которой в 2002 году был в два раза меньше тиража книг Дж. Ролинг, заняла тем не менее второе место в списке рейтингов, а советский «эпопейщик» А. Черкасов, не являющийся широко издаваемым автором, но давно известный читательской аудитории, телеэкранизации по произведениям которого время от времени демонстрируются, уверенно опередил Б. Акунина и П. Коэльо.
     Итак, крупнейшие авторитеты мировой литературной культуры для широкого читателя практически не существуют. В читательском репертуаре отсутствуют писатели, определяющие, по мнению литературного сообщества, современный литературный процесс – лауреаты премий Букера и Антибукера, премий различных журналов, фондов и издательств. Среди выделенных критиками и отмеченных премиями авторов, респонденты упомянули лишь тех, которые давно присутствуют на книжном рынке и постоянно издаются (В. Ерофеев или В. Пелевин, а также В. Сорокин, которому сделали хорошую рекламу протестные акции «Идущих вместе»).
     Таким образом, профессиональные ценностные представления о библиотеке как о репрезентанте высокой культуры размываются под давлением снизу и приходят в противоречие с преобладающими тенденциями читательского спроса.

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи